Главная
 

Die Presse: Украина и Турция не подходят ЕС

Die Press, 23 февраля 2007, 15:53
0
9

Герберт Степич, глава банка Raiffeisen International, специализирующегося на Восточной Европе, советует искать иные формы сотрудничества с Турцией и Украиной. Самой же Австрии он желает более высоких темпов в проведении реформ, говорится в статье австрийской Die Presse.

- Когда произойдет первое поглощение западного кредитного института каким-нибудь восточноевропейским банком?

Герберт Степич: На данный момент мы можем констатировать очень большой аппетит, который испытывают многие крупные предприятия, особенно из России, к западной промышленности. В случае с банками дело обстоит сложнее. Главным образом здесь необходимо упомянуть PKO (Польша, прим. ред.) или OTP (Венгрия, прим. ред.). Однако они, как, впрочем, и мы, движутся на восток. Остается Россия и ее "Сбербанк" и "ВТБ". Последний уже известен на Западе как "Внешнеторговый банк", он, например, имел отношения с бывшим венским банком Donaubank. Что же касается "Сбербанка", то этот гигант будет концентрироваться на огромном рынке России.

- Украинский инвестор Клюев собирался приобрести банк Burgenland. Рассчитываете ли Вы на повторение подобных акций?

Подобные акции будут только учащаться, и, в первую очередь, это будет касаться небольших банков, переживающих не лучшие времена. Но все же это останется скорее исключением.

- Откуда исходит неприятие, с которым украинцы сталкиваются в Австрии?

По-моему, причина неприятия кроется не слишком глубоко. Это школа мышления, поколения, на которые повлияла война. Имидж России и Украины не соответствует реальному развитию в этих странах. Это тайные оговорки, не соответствующие действительности 2007 года.

- Как долго продолжается процесс трансформации в какой-либо отдельной стране?

Это зависит от частных факторов. Важна цель, как, например, вступление в ЕС. В этом случае без какого-либо промедления предпринимаются действия, невероятно болезненные с точки зрения политики. Особенно опасно это в случае со странами Балканского полуострова, поскольку эта перспектива очень далека от них. Мы должны продолжать бороться за то, чтобы хорваты шли этим путем. Иначе это будет катастрофа, в том числе и политическая.

- Учатся ли страны с переходной экономикой друг у друга, или они совершают одни и те же ошибки?

И то, и другое. ЕС как сладкая приманка, и экономические успехи были скопированы многими странами. Однако есть и негативный опыт. Политика там часто бывает популистской - как и у нас. В Венгрии, например, были практически удвоены зарплаты государственных чиновников и очень сильно повышены пенсии, что едва не выбило ее экономику из колеи. А в тех странах, где правительства начинают опасаться чего-либо, в процессе реформ начинаются застои. Во многих случаях складывается проблемная ситуация с националистическим лагерем.

- Может ли Австрия научиться чему-либо у этих стран?

Здесь едва ли возможен такой темп реформ, как на Востоке. У нас нет принципиальной согласованности.

- Какие реформы необходимы Австрии?

Продолжать политику отказа от пенсионной реформы было бы настоящим безумием. Это политика страуса, не хватает только песка. Или возьмем, например, рынок труда. Как я могу верить в работоспособную пенсионную систему, если при помощи демоскопии я могу рассчитать, когда пенсионеров будет больше чем работников? Здесь нельзя обойтись одной только математикой.

- Следует ли тогда без промедления открыть австрийский рынок труда для граждан новых членов ЕС?

То, что мы не открыли границы, объяснялось исключительно внутриполитическими причинами. Для экономики лучшим решением было бы немедленное открытие рынка труда. В течение ближайших двух-трех лет нам очень сильно понадобится приток рабочей силы. И чем раньше мы откроем рынок, тем лучших людей мы получим. Политический смысл этого также понятен, так как тема иностранцев была одной из важнейших на последних трех выборах. Попытки описать все в черном цвете невероятно разнообразны. Однако необходимо объяснить населению реальность, в первую очередь то, что мы первые заинтересованы в открытии и расширении на Восток - это 120,000 рабочих мест и 15,000 компаний, которые есть там. Половина их уже не существовала бы, если бы не внедряемая там нами политика экспансии.

- Нужно ли предложить Украине перспективу вступления в ЕС?

Безусловно, однако не полное членство. Украина  - это классическое буферное государство между Востоком и Западом. Поэтому и нынешнюю широкую коалицию там необходимо рассматривать как явление, позитивное во всех отношениях. В противном случае страна раскололась бы на части - пророссийскую и ориентированную на Запад. Украине необходимо предложить экономическое и культурно-политическое сотрудничество, из-за которого она бы не стала сразу же отказываться от России.

- Что на данный момент представляет главную опасность для экономики стран Восточной Европы?

Этих угроз целый ряд. Перегрев здесь скорее ни при чем. То торможение кредитного роста, которое происходит здесь, негативно сказывается на развитии экономики. Существует серьезная опасность, что недостаточно дифференцированные стопорящие меры могут сказаться на тех, кого они не должны были бы коснуться: а именно на промышленных предприятиях. У них отбирается ликвидность, необходимая им для процесса трансформации. Затем нужно упомянуть отсутствие перспектив вступления в ЕС. И то, что некоторые страны отказываются от всех торговых отношений с Россией. Я вижу опасность в том, что страны Балканского полуострова не создают единого экономического пространства. Ведь все они - очень маленькие государства, и через каждые 150 км там таможенная граница.

- Какие из стран Восточной Европы более всего восхищают Вас?

Почти все, все они развиваются хорошо или даже очень хорошо. В третьем квартале не было практически ни одной страны с менее чем 20%-ным ростом балансового итога и прибыли. И, естественно, больше всего взглядов приковано к Украине и России, потому что именно там играет музыка.

А насколько интересна Польша? Недавно там было продано 200 филиалов BPH.

Польша - это очень интересный рынок. Итоговая сумма банков Центральной и Восточной Европы в 2005 г. составила 850 млрд. евро, Польши - от 160 до 170 млрд. евро. Прежде мы не совершали там никаких приобретений, занимаем 11-е место на рынке, имеем 100 филиалов и успешно ведем дела. Если возникают возможности, мы проявляем заинтересованность. Я не могу ничего сказать о 200 филиалах BPH, кроме одного: мы ждем, когда представится удобный случай.

Когда произойдет следующее увеличение основного капитала и насколько масштабно оно будет?

Степич: Не ранее 2007 г. и не позже 2009 г., о чем мы заявляли всегда. Объем составит около 1 млрд. евро.

- Как Вы просчитываете разницу между доходами и расходами банков с одной стороны и риском в странах Восточной Европы?

Риск указан в балансах. Естественно, что в суммах там заложен гораздо более высокий риск, чем на развитых рынках. Искусство заключается в том, чтобы уметь добиться высокой эффективности, работая на небезопасных рынках. В третьем квартале 2006 г. разница между процентными ставками в Центральной Европе составляла 3,18%, в Южной Европе - 3,50%, а в странах СНГ - около 4,7%. Это в три-четыре раза больше, чем в Австрии. Что же касается риска, то в Восточной Европе он не сильно превышает австрийские показатели, поэтому прибыли там значительно выше.

- Среди банкиров Вы считаетесь пионером на Востоке. Кто из Ваших коллег вызывает у Вас особенное чувство уважения?

То, что делает глава UniCredit Алессандро Профумо, явно сенсационно и также имеет всеевропейские масштабы. В Австрии есть немало достойных имен. Один из них - глава Bawag Эвальд Новотны, хотя он специализируется и не совсем на Восточной Европе. Он с честью вышел из этой непростой ситуации и остался среди победителей. Можно даже не упоминать, насколько хорош Андреас Трайхель (глава банка Erste Bank, прим. ред.).

- Не несет ли в себе опасность интенсивная деятельность австрийских кредитных институтов на Востоке?

По всем прогнозам, в этой области и дальше будет наблюдаться высокий рост и непропорциональное развитие банковской сферы. Международные рейтинговые агентства были настроены сначала скептически и считали нашу экспансию на Восток слишком рискованной. Англо-американцы вообще не имеют никаких отношений с этим регионом. Все обернулось удачно, после российского кризиса пришел аппетит, Восточная Европа становится привлекательной.

- Как вы оцениваете Турцию?

Мы не работаем там и не имеем подобных планов. Учитывая то, что имеется в банковской сфере Турции, ей вообще не нужны никакие западные банки. Что касается ЕС, я бы счел целесообразным продолжение переговоров. Легче разобраться в том партнере, с которым ведешь переговоры. ЕС следует побеспокоиться о Турции, хотя бы из-за тенденции к исламизации. Необходимо объяснить Турции, что вопрос о вступлении не рассматривается. Европа же этого не делает. Крайне важно взять курс на другие формы сотрудничества. Как и Украина, Турция является буферным государством.


Перевод: UK2 watch.com

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях