Главная
 

Какая Украина нужна России

2 мая 2001, 11:03
0
14

В рамках круглого стола, организованного российской "Независимой газетой", обсуждались вопросы будущего Кучмы и украинской оппозиции, политики России по отношению к Украине. В круглом столе принимали участие ведущие украинские и российские политологи.

В редакции "НГ" прошел круглый стол по проблемам российско-украинских отношений на современном этапе. Дискуссия была организована при содействии депутата Государственной Думы Федерального собрания РФ Вячеслава Игрунова. В обсуждении различных сторон нынешнего украинского кризиса и сегодняшнего состояния российско-украинских отношений приняли участие Вячеслав Игрунов, президент фонда "Политика" Вячеслав Никонов, член Совета Федерации Федерального собрания РФ Игорь Глуховский, известные украинские политологи Михаил Погребинский и Владимир Малинкович, профессор МГИМО Виктор Сергеев, президент Фонда изучения новых независимых государств Вардан Тоганян, доцент Российской академии государственной службы при президенте РФ Андрей Окара, директор Института стран СНГ Константин Затулин, заместитель главного редактора "НГ" Алан Касаев. Вел заседание главный редактор "НГ" Виталий Третьяков.

Виталий Третьяков. Наш сегодняшний круглый стол, посвященный ситуации на Украине, давно замышлялся, но сейчас уже явно назрел. Мы не страдаем от недостатка внимания к этой теме. И наша газета больше всех других, возможно, больше всех остальных московских газет вместе взятых пишет об Украине, о российско-украинских отношениях.

Предлагаю всем быть предельно откровенными. В "Независимой газете" со свободой слова все нормально: что говорится, то и печатается. И еще у меня есть одно предложение, связанное с традицией проведения круглых столов. Обычно на протяжении всего заседания люди обсуждают все то, о чем они уже многократно говорили раньше. Я предлагаю не обсуждать, кому принадлежит Крым, кто виноват в распаде СССР, кому и что при этом досталось. Давайте прямо пойдем от сегодняшнего дня. На мой взгляд, это будет наиболее интересно читателям и наиболее полезно.

Меня как представителя читателей в рамках этой дискуссии интересуют два-три вопроса. Первый: внутренняя ситуация на Украине и взаимоотношения между Россией и Украиной. Нынешняя Украина - это государство и общество, которые сделали свой геополитический и стратегический выбор, уже решили для себя, с кем они будут в XXI веке. Станет ли, например, страна в лице своих элит, которым подчиняется народ, стремиться в Европейский Союз или в НАТО. Ясно, что в

Пути Украины и России расходятся

ближайшее время Россия не войдет в НАТО, да и в Евросоюз - тоже вряд ли. Останется за их пределами, как некая отдельная субцивилизация, которая, возможно, будет концентрировать вокруг себя что-то из элементов Содружества Независимых Государств, возможно, даже абсорбировать. Таким образом, пути Украины и России расходятся. Сделало ли выбор украинское общество и насколько это осознанный, объективный выбор? Это просто желание или существуют объективные возможности: каждый может собираться куда угодно, но его там не ждут, хотя могут об этом говорить.

И второе, что хотелось бы услышать. В настоящий момент Россия и Украина, при всех исторически-дружественных связях, существуют как два отдельных государства. Было бы крайне интересно наконец-то увидеть список тех проблем, тех интересов одного и другого государства, которые противоречат друг другу. Мне, как русскому, не побоюсь сказать, "мягкому националисту", это неприятно, но я хочу все-таки увидеть такой список. И с другой стороны, чтобы специалисты сказали: а вот это, это и это совпадает. Даже у конфликтующих государств все равно есть какие-то элементы совпадения интересов, хотя они могут в этом не признаваться и даже не подозревать об этом. Давайте сравним два списка: который капитальнее, какой солиднее, какой уменьшается с годами, какой наращивается. Это второй вопрос, который меня крайне интересует.

Третий вопрос - очень прагматический. Он не капитальный, но важен для текущего момента. Что будет с президентом Кучмой в ближайшие недели, месяцы? Останется ли он президентом, и если останется, то за счет чего, и что это будет означать во внутренней и внешней политике Украины, что это будет означать для ее взаимоотношений с Россией? Особенно интересно мнение наших украинских друзей.

Еще один капитальный вопрос: не является ли то, что кажется нам сегодня конфликтами интересов и фундаментальными тенденциями, лишь отражением продолжающегося "развода"? Может быть, есть нечто более фундаментальное, чего в пылу сегодняшних полемик - кто у кого воровал газ, хорошо это или не хорошо - мы не видим? Мы единые два народа, и как бы мы ни ругались, но разойтись не можем, как не могут муж с женой развестись, сколько бы ни били друг друга по голове. Не может ли оказаться так, что наш жесткий и вроде бы объективный политологический анализ доказывает одно, а на самом деле, если копнуть глубже, обнаружится, что мы с этим анализом и со своей целеустремленной деятельностью идем в прямо противоположном направлении от того, что нужно?

Для меня ответы на эти вопросы очень важны. Если я как человек, который интересуется этой темой и на уровне рядового

Будем тогда, как американцы, с предельным цинизмом, с предельным прагматизмом, невзирая на братские чувства, историю, жестко разбираться: чей Крым, чей Харьков и тому подобное
гражданина, и на уровне профессионального журналиста, наблюдающего за политикой, для себя понял, что пути разошлись окончательно, то я как гражданин России должен выяснить, что выгодно моей стране. И чем из того, что выгодно России, можно поступиться. Будем тогда, как американцы, с предельным цинизмом, с предельным прагматизмом, невзирая на братские чувства, историю, жестко разбираться: чей Крым, чей Харьков и тому подобное.

Вячеслав Игрунов. Я не хочу, чтобы у наших украинских коллег сложилось впечатление, что мы здесь, в Москве, не понимаем, что происходит на Украине. Виталий Товиевич задал такие вопросы, отвечать на которые мы можем неделю, сидя за этим столом. Наш замысел начинался с очень простых вещей: попробовать разобраться в том, что сейчас происходит на Украине. И что это означает для России, и должна ли Россия что-то делать со своей стороны, и если должна, то что именно. Прежде чем приступать к ответам на вопросы с нашей стороны, хотелось бы услышать точку зрения украинцев, которые бы рассказали, чего именно, по их мнению, мы не понимаем и что на самом деле происходит на Украине. А потом мы будем между собой разбираться. Я думаю, что Владимир Малинкович, который был инициатором этой встречи, должен и начинать.

Владимир Малинкович. Начну с вопроса, желает ли Украина воссоединиться с Россией, каковы приоритеты украинского населения. Вот свежие данные за 30 марта, подготовленные

Без малого 91% украинцев желают как минимум особых отношений с Россией

Киевским центром политических исследований и конфликтологии. 55% украинских граждан желает, чтобы Украина и Россия были государствами независимыми, но с особо дружескими отношениями. Почти 36% опрошенных желают воссоединиться с Россией в единое государство, союзное или не союзное - не разбираются. Итого, без малого 91% желают как минимум особых отношений с Россией. Против этого - за то, чтобы Украина строила свои отношения с Россией так же, как и с другими государствами, высказываются 8%. Правда, не всех граждан, а горожан. Потому что опрос проводился среди горожан - когда несколько раньше проводился всеукраинский опрос, тогда это было не 90%, а 80%. Теперь вопрос о том, с кем прежде всего Украина хотела бы развивать отношения. На первом месте Россия - 57%, на втором страны Европы - 29% и Америка на третьем месте - 2,5%.

Кучма никуда не уйдет

Перейду к тому, что сегодня у нас происходит, и конкретно: уйдет ли Кучма. Так был поставлен вопрос. Могу вам уверенно сказать, что он никуда не уйдет. Нет никаких оснований считать, что президент уйдет в ближайшее время в отставку и что у оппозиции есть шансы на победу. Оппозицию поддерживает порядка 13%, именно ту оппозицию, которая сейчас бунтует. Несколько выше процент у Ющенко, приблизительно в два раза выше, пока он премьер-министр, и в значительной мере не потому, что он национально ориентирован, а потому, что он выплатил пенсии и потому, что он лично многим симпатичен. Еще один важный момент: у оппозиции нет шансов на успех, потому что ее основная база - Западная Украина, где проживает 7 миллионов человек из 50, то есть каждый седьмой, и там поддержка оппозиции в несколько раз больше, чем в целом по Украине. В случае каких-либо выборов Кучма в отставку не уйдет. Запугать сейчас президента таким образом, чтобы он ушел в отставку или, по крайней мере, чтобы в отставку его отправил парламент, возможностей нет. Закона об импичменте, который определял бы и предоставлял такую возможность, у нас нет. Более того, сейчас в нашем парламенте оппозиция в лучшем случае имеет 100 мандатов, а для того, чтобы отправить президента в отставку, надо 300. Это прекрасно понимают оппозиционеры, и они выступают за проведение референдума в пользу отставки Кучмы. Есть положение о том, что можно собрать три миллиона подписей и провести референдум, но по нашему старому закону о референдуме с дополнениями юридических оснований проводить референдум по поводу отставки того или иного политического деятеля нет. Поэтому референдума такого тоже не будет. Наконец, те моменты, которые послужили начальным этапом этих оппозиционных

Все, чего добивалась оппозиция, уже получено

выступлений, а именно - дело Гонгадзе и кассетный скандал, - сегодня уже не являются в значительной мере актуальными. По сути, все, чего добивалась тогда оппозиция, уже получено. Был отправлен на экспертизу материал по таращанскому трупу (предполагаемый труп Гонгадзе), его обследовали на Украине, в России и в Мюнхене. Любопытно, что данные украинцев и россиян совпадают, там 99,9 или 99,6 %. То есть якобы таращанское тело принадлежит Гонгадзе, а вот мюнхенский институт отверг этот вариант, и еще более любопытно то, что лидеры оппозиции, в частности Головатый и другие, направляя фрагменты этого тела в Мюнхен, якобы добивались истинной экспертизы. На самом деле они скрыли то, что фрагменты тела они получили неизвестно откуда, потому что фрагменты тела взяты в морге, где в это время трупа не было. И именно эти кусочки тела оценивали в Мюнхене и признали, что это не тело Гонгадзе. Наконец, все поначалу дружно выступали за то, чтобы к расследованию привлекли иностранных специалистов, поскольку нашим правоохранительным органам не доверяют. Не без оснований не доверяют. Но сейчас это уже не существенно, потому что Кучма согласился на привлечение специалистов, и ФБР уже работает по этому делу. Далее. Кассетный скандал. Я не буду сейчас говорить о его происхождении. На мой взгляд, очевидно, что скандал инспирировали службы, находящиеся далеко за пределами

Кучма не доверяет журналистам, не любит прессу, но это никоим образом не означает, что он отдавал приказ на убийство Гонгадзе. И не было никаких оснований, Гонгадзе не являлся серьезным политическим журналистом

Украины и даже за океаном, но не в этом дело. Все согласны с тем, что прослушивание было, что на основании тех фрагментов записи, которые были опубликованы, нельзя утверждать, что Кучма имеет непосредственное отношение к делу Гонгадзе. Это его обычный стиль. Стиль весьма непривлекательный, неинтеллигентный, грубый, советско-директорский, а он и есть советский директор. Да, он не доверяет журналистам, не любит прессу, но это никоим образом не означает, что он отдавал приказ на убийство Гонгадзе. И не было никаких оснований, Гонгадзе не являлся серьезным политическим журналистом.

Третьяков. Вот это важно зафиксировать. Потому что в сознании аудитории Гонгадзе - светоч украинских демократических сил.

Малинкович. Он симпатичный парень авантюрного склада. Легко работал с различными структурами, в том числе и с политическими организациями противоположных ему

Гонгадзе - симпатичный парень авантюрного склада. Он работал на Витренко, на Мороза, на Марчука. Таких людей нет никакого смысла убивать, их покупают

взглядов. В частности, мы в свое время создавали СВОМ, и партия была откровенно антинационалистической, тем не менее он не против был за деньги работать на нас. Он работал на Витренко - леворадикальную партию, на Мороза и Марчука. Таких людей нет никакого смысла убивать, их покупают. Кроме того, он, повторяю, действительно авантюрный парень, но он не имел ни газеты своей, ни телеканала, он имел свой сайт, который в то время практически никто не читал. И, наконец, на этом сайте практически не было ни одного материала, который представлял бы хоть какую-то опасность для президента Кучмы и вообще были хоть чем-то неожиданны для тех, кто будет читать. Другое дело, что в одной из телепрограмм Гонгадзе несколько уязвил нашего президента, который отнюдь не является Цицероном и говорит не лучшим образом, но очень обидчив, он очень болезненно реагирует на какие-то шпильки. Поэтому я допускаю, что мат и все эти высказывания в адрес Гонгадзе имели место, и абстрактные пожелания ему пропасть в Чечне или в Грузии тоже имели место. На самом деле это все противоречит той линии давления на прессу, которую использует наша власть. И, кстати, если внимательно проследить за текстом этой "подслушки" с аудиокассеты, то там видна и подлинная методика давления на прессу. Вот, например, президент спрашивает: не подать ли в суд на Гонгадзе? На что ему его собеседник, видимо, это Литвинов, говорит: нет, надо пока, чтобы Кравченко за этим проследил. Потом он спрашивает: кто его финансирует, с кем он связан? То есть это обычная манера давления на прессу, выяснить источники финансирования и послать налогового инспектора. Такого рода приемы у нас действительно использовались. Кроме того, Кучма долгое время не соглашался признавать эту кассету и вообще факт записи, "подслушки" - видимо, опасаясь и в какой-то мере стесняясь того, что станет публичным такой стиль его разговора. Но в конце концов он признал и поклялся на Библии и Конституции, что не имеет никакого отношения к делу Гонгадзе. И не верить этому нет никаких оснований. Но это все уже в прошлом, отошло на второй план, и сегодня оппозиция концентрирует свои усилия на защите правительства Ющенко. До марта у нее была достаточно мощная поддержка, но не очень массовая. В Киеве удавалось вывести на улицы 5-6 тысяч человек. В принципе по всей Украине принимали участие порядка 10, может быть, 15, в крайнем случае 20 тысяч. Поддержка была у 10 - 12% населения. А о каких-то массовых волнениях не было и речи. Когда волна стала стихать, то со стороны оппозиции был своего рода акт отчаяния. 9 марта

Когда волна стала стихать, то со стороны оппозиции был своего рода акт отчаяния. 9 марта оппозиция проявила откровенную агрессивность

оппозиция проявила откровенную агрессивность, первая напав на милицейские части возле памятника Шевченко и потом у Банковой. Причем лидеры оппозиции не скрывали, что они идут на штурм. То есть, например, Хмара, один из лидеров оппозиции прямо сказал, что мы идем на штурм и будем идти до конца. Лидеры оппозиции, такие, как Тарас Чорновил и Тарас Стецкив, прямо говорили о начале революции. Хотя они входят в группу "Реформа и порядок", на самом деле они призывали к продолжению уличных беспорядков.

Они сразу же после событий 9 марта выступили перед студенческой группой в педагогическом музее и заявили, что это начало

Активной действующей силой оппозиционеров являлись крайне радикальные полуфашистские организации
революции. Важный момент, что активной действующей силой оппозиционеров являлись крайне радикальные полуфашистские организации. Конкретно - УНА-УНСО и социал-националисты. УНА-УНСО - это полувоенная организация откровенно ультранационалистического типа, и во всех демонстрациях ядро составляла именно УНА-УНСО. Демонстрация, скажем, была пять тысяч, а их было несколько сот, не больше, но это были хорошо выстроенные ребята, которые готовы были на штурм, у которых нет никаких перспектив парламентским путем чего-то добиться, для них беспорядки являются самоцелью. Они и спровоцировали конфликт. Социал-националисты - это в основном партия, базирующаяся во Львове, откровенно радикальные националисты, еще более радикальные, чем УНА-УНСО. Надо сказать, что даже на последних львовских демонстрациях именно эти желтые знамена с синей практически свастикой и доминировали. Для людей, которые наблюдают этот фильм со стороны, видны и красные знамена с черными крестами. Это знамена УНА-УНСО. Не менее десятка знамен социал-националистов были во время событий 9 марта. И Тарас Чорновил, который в общем-то был умеренным националистом, во время этих событий лично рвал ленту от венка президента, а его друзья топтали и выбрасывали цветы от президента. Они заранее объявили, что президент не имеет права 9 марта, в день рождения Кобзаря, положить цветы. И все знали, что будет конфликт. Поэтому заранее место вокруг памятника было окружено отрядами милиции, президент прошел, положил цветы и ушел, и тут же пошли в атаку унсовцы. Было бы интересно, чтобы этот фильм увидели все россияне, потому что тот, кто видит фильм, понимает, кто инициатор агрессии.

Сегодня все внимание концентрируется на проблеме Ющенко. Юлия Тимошенко подозревается в многомиллиардных хищениях, она не пользуется поддержкой населения. Недоверие ей выражают 80% населения, доверяют - около 8%. Но у нее есть свои средства массовой информации, которые создают впечатление, что она Жанна д"Арк. Ей целуют ручки, и люди, которых она обокрала, ходят на демонстрации. Но стать лидером оппозиции сегодня она не сможет, большого доверия к ней нет, в

Единственным лидером оппозиции в какой-то мере может стать Ющенко
отличие от Ющенко. Поэтому сегодня все сконцентрировано вокруг фигуры Ющенко, и оппозиция якобы добивается того, чтобы его не отправили в отставку. По моему мнению, на самом деле оппозиция очень хотела бы, чтобы Ющенко отправили в отставку, потому что в этом случае она надеется сделать его своим лидером, это поможет ей на парламентских выборах. Если же Ющенко не станет лидером оппозиции, то следует ожидать конфликта между различными группами оппозиции, которые уже имеют место. Объединить их и выступить с общей программой практически невозможно, помимо Форума национального спасения есть еще и "Движение за правду", еще ряд организаций, которые претендуют на лидирующую роль. Общенационального лидера у оппозиции нет. Мороз не хотел бы, чтобы это был Ющенко. Тимошенко претендует на роль президента. На самом деле единственным лидером в какой-то мере может стать нынешний премьер-министр.

Третьяков. А Ющенко - он кто? Вы его называете Чубайсом, украинским Гайдаром, прозападником...

Малинкович. Он достаточно нерешительный человек и не имел бы серьезного политического имиджа, если бы на него не поставили прозападные силы. Он действительно является ставленником прозападных сил, и прежде всего

Ющенко действительно является ставленником прозападных сил, и прежде всего американских

американских. Его супруга Катерина - американская гражданка, сотрудница американского Госдепа. Кроме того, оппозиционное движение поддерживают люди, близкие к политикам типа Бжезинского. Это руководитель украинской радиостанции "Свобода" Роман Купчинский, друг Бжезинского, и его друг и ученик Адриан Коротницкий, который возглавляет Фридом-хаус, а Фридом-хаус в значительной мере финансируют те структуры,

Всякие аналогии с тоталитарным режимом, подавляющим правозащитное движение, - это чепуха

которые сегодня поддерживают оппозицию. Кстати, до 9 марта в течение нескольких месяцев оппозиционеры гуляли по улицам, и ни один из них не был репрессирован, если не считать Юлию Тимошенко - по уголовному делу. Поэтому всякие аналогии с тоталитарным режимом, подавляющим правозащитное движение, - это чепуха. Большая часть телеканалов охотно предоставляет слово именно лидерам оппозиции. У сторонников президента сильных телеканалов сегодня нет.

Третьяков. А Ющенко, вы говорите, мягкий человек, без собственных идей? Кто же им руководит?

Малинкович. За ним стоят прозападные силы, в том числе партия "Реформы и порядок". В свое время правительство держалось на том, что там весьма активно действовала Юлия Тимошенко. Она вела борьбу с бывшими коллегами-олигархами в своих интересах, и вовсе не реформаторским путем. Но как человек, бескомпромиссный в борьбе с олигархами, она достаточно много сделала. Успех же правительства в этом году объясняется целым рядом других причин, в том числе и тем, что за этот год были значительные российские инвестиции в Украину. Мы полтора года не получали денег от Запада, но в это время пошли российские инвестиции, и у нас был первый год с неким приростом. Выплатили пенсии, дали целый ряд социальных льгот. Вот почему Ющенко нравится населению.

Третьяков. Это очень умная политика: проводить прозападную линию на русские деньги.

Малинкович. Не только на русские. Просто мы уже начинаем потихонечку выходить из этой дыры.

Михаил Погребинский. Малинкович представил позицию общественного мнения по отношению к внешнеполитическим приоритетам, по отношению к вопросу, объединяться ли с Россией. Это общественное мнение само по себе в значительной мере виртуально, поскольку в полноценном смысле слова общества на Украине нет. Решающим является все-таки ориентация элит, а не общества. А элиты вполне спокойно могут игнорировать общественное мнение сколь угодно долго. И элита ориентирована в целом прозападно. Это не означает, что она ориентирована антироссийски. Грубо говоря - в Европу вместе с Россией, но раньше России.

Третьяков. Это называется - двух маток сосать.

Погребинский. По-всякому можно сказать. Многие из моих московских друзей до сих пор считают, что украинская независимость - это бессмыслица. По мнению же подавляющего большинства украинской элиты, это уже факт, не подлежащий обсуждению. А та часть, которая хочет эту тему обсуждать, - она либо прокоммунистическая, либо маргинальная. Вот мой ответ на вопрос о том, будем ли мы когда-то жить дружной семьей. Думаю, что никогда.

Теперь вопрос о списке антагонистических противоречий и общих интересов. Совершенно очевидно, что для элиты жить в столичном городе, функционировать в столице - не одно и то же, что просто функционировать. Это абсолютно непримиримое противоречие, которое никогда не может быть устранено. Живя в столице пусть даже слабенького государства, они никогда не захотят жить в Саратовской губернии большого хорошего государства. Это очень важный момент, ориентирующий элиты. И второе. Сейчас широко обсуждается тема: хорошо ли это для Украины - инвестиции российского капитала. Моя точка зрения состоит в том, что нам бы желательно дать преференции для западного капитала и, наоборот, оградить себя от российского капитала. Российский капитал живет по тем же правилам, что и наш: дает взятки, нарушает законы. То есть он консервирует систему, которая должна быть разрушена. А западный капитал - особенно, если это капитал серьезный, не авантюристический - может навязывать свои правила игры, может не платить взятки, следовать закону. Но он к нам не идет. Российский же капитал понемногу начинает идти, и уже возникает вопрос, что хуже: совсем никакого или хотя бы российский. Наверное, все же все плохо, но капитал нужен и ничего с этим не поделаешь. Вот два примера, которые показывают, что есть такие серьезные проблемы, где интересы совсем не совпадают. Последний, третий пример. Нам, украинцам, совершенно чужды претензии великой страны, великой цивилизации, а Россия есть сама по себе цивилизация, у нее какие-то экстраординарные претензии на роль в мировой политике. А поскольку подобные претензии всегда влекут за собой какие-то расходы, минусы, то, спрашивается, зачем это нам. Поэтому есть такая доминирующая точка зрения: мы могли бы оставаться бедной страной, без претензий, зато без Чечни, Таджикистана и, вообще, без дополнительных проблем...

Третьяков. И без Крыма?

Погребинский. Если спрашивать большинство, так и без Крыма. Такой проблемы вообще нет. Это только проблема крымчан, что там нет никаких инвестиций, в том числе и российских. Крым умирает. Там бы с удовольствием приняли российский капитал. Это тоже существенное противоречие, которое не может быть устранено.

Третьяков. Несовпадающие конфликтные интересы - это русскоязычное население, русский язык?

Погребинский. Нет. Это действительно трудное место, но к России-то какое отношение это имеет? Я считаю, что это наш, внутриукраинский вопрос. Он будет как-то решен нами, и я думаю, достаточно благополучно. Но это не вопрос отношений между нашими странами.

Малинкович. Что касается русского языка, то у меня серьезное замечание. Если бы этот вопрос не касался никаких внешних влияний, то мы бы его решили самостоятельно. Но, к сожалению, те националистические силы, которые одобряют ускоренную и насильственную украинизацию, они ведь поддерживаются внешними силами, в частности, западными фондами.

Погребинский. Проблема есть, но это наша внутренняя проблема. А вот по вопросам, связанным с Кучмой, у нас нет принципиальных разногласий. Я считаю, что угроза для Кучмы в принципе миновала после 9 марта, когда по всем каналам были показаны эти сцены и киевляне были напуганы. Потом количество людей, недовольных действиями оппозиции, резко выросло. Они сделали для себя выводы и сейчас не ходят с УНА-УНСО. Лидер УНА-УНСО Шкиль в тюрьме, часть основного боевого отряда под следствием.

Все это безобразие, конечно же, в значительной степени инспирировано. Это достаточно тонко просчитанная, профессионально проведенная операция, у нас вообще нет специалистов, которые бы могли ее

Все это безобразие, конечно же, в значительной степени инспирировано
осуществить. Но она не достигла или только частично достигла своих целей, и я хочу смотреть на это как на нечто уже происшедшее и вижу какие-то положительные элементы во всем этом деле. После второго избрания Кучмы на президентский пост он сделал несколько шагов, которые вели его и страну к новому президенту и к новой политической конфигурации. Он сделал эти шаги интуитивно, не отдавая себе отчета в том, какими последствиями для него все окончится. Скажем, он, пусть оче

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях