Главная
 

Газета.Ru: Избыток гарантий для гаранта

Газета.Ru, 13 апреля 2007, 13:09
0
10

Оправдывать неконституционные действия своего руководства Украина научилась у России, пишет Сергей Черняховский, Газета.Ru, РФ

Отрицать, что указ Виктора Ющенко о роспуске парламента не конституционен, практически невозможно. Украинская конституция предлагает законченный перечень случаев, в которых такой роспуск возможен, и сам украинский "президент" даже не претендует на то, что его указ данному перечню соответствует. Речь, по сути, идет о том, что Ющенко декларирует соответствие указа интересам Украины, а потому делает вывод о его мнимом соответствии конституции. Даже российские друзья Ющенко не столько пытаются доказать конституционность указа, сколько призвать к тому, чтобы в России не давали ему оценок, объявляя этот вопрос внутренним делом Украины. Во многом именно здесь, в наших пристрастиях и нашей реальности, и кроются причины украинского кризиса, что, конечно, не означает отрицание его собственно украинских причин. С политико-функциональной точки зрения указ Ющенко стал возможен в силу идущей из Россия привычки рассматривать президентскую власть как некое подобие монархической власти, лишь ограниченное определенным сроком.

Наличествует также идущая из России традиция ненаказуемости нарушений конституции, особенно если они исходят от президента.

Президент рассматривается как особо ответственное лицо, которое имеет право не только на то, что за ним прямо записано в конституции, но и на некие расширенные, "скрытые" полномочия: раз президент - "гарант", значит, он должен нечто "гарантировать", и его обязанность и ответственность за осуществление этой "гарантии" расширяет его права, позволяет ему осуществлять некие действия, вытекающие не из текста конституции и законов, а из, скажем так, собственного правосознания.

По сути дела, это не голая выдумка и голый произвол - это просто замена логики и норм правого государства, согласно которым власть всегда ограничена законом и имеет право только на те действия, которые прямо прописаны в законе, то есть логики "суверенитета права", на логику "суверенитета власти", согласно которой власть имеет право на любые действия на том основании, что она власть.

В одном случае власть предстает как производное от права, с другой - право предстает как производное от власти. Американское судопроизводство предполагает, что в случаях, не описанных законом, суд имеет право принять свое творческое решение, создать прецедент, становящийся с этого момента нормой права. Так и постсоветская реальность предполагает, что власть, в первую очередь высшая президентская, имеет право не только дописывать, но и переписывать закон, если он ей кажется несовершенным. Прецеденты этого в первую очередь были созданы в России при Борисе Ельцине. Отметим, что ставший после 1993 года марионеточным Конституционный суд не только принял эту практику, но и юридически обосновал ее, заявив о возможности существования "скрытых полномочий" президента, вытекающих из его обязанности на "гарантию" конституционных норм.

Подобная трактовка - не произвольная выдумка. Она просто восходит к доправовым уровням государственности, когда главным требованием к власти было осуществление монополии обладания средствами насилия (то есть чтобы только власть имела право на применение насилия, а не каждый барон-разбойник носился по стране со своей дружиной), а обеспечение мира и безопасности было первично перед соображениями законности.

В европейской практике это соответствует государственным формам примерно до XVIII века.

Это форма абсолютной монархии, от которой современное воспроизведение отличается лишь признанием принципа выборности и конечности срока правления. Если, утверждая этот подход, украинская элита говорит, что она "идет в Европу", то она должна понимать, что это не только путешествие в пространстве, но и во времени, потому что она идет в Европу монархическую и абсолютистскую, идет во времена XVI-XVII веков.

Совершая это путешествие, Украина следует, скорее, российскому примеру 90-х годов и уж совсем не европейскому "духу разума" XVIII-XIX веков.

Россия 90-х годов, к сожалению, подала дурной пример, которому решила следовать Украина. Пример безнаказанного нарушения конституции любым должностным лицом, в первую очередь президентом. Борис Ельцин неоднократно издавал указы, которые в период 1992-1993 годов признавались неконституционными. Здесь и запрет КПСС, объединение Министерства безопасности и внутренних дел, запрет ФНС, попытка введения т. н. особого порядка управления страной в марте 1993 года, пресловутый указ № 1400. В данном случае названы лишь наиболее одиозные указы, юридически признанные неконституционными. Однако максимум, какие последствия влекло признание указов противоречащими конституции, - это их отмена.

То есть была утверждена практика, когда президент издавал указ явно неконституционный и незаконный, но на все упреки в их незаконности отвечал - пожалуйста, идете в суд.

Начиная с 1994 года президентские даже очевидно антиконституционные указы перестали, как правило, признаваться таковыми. Президент явно ничем не рисковал: в худшем случае его указ отменялся, но сам он за нарушение конституции никакой ответственности не нес. Его примеру следовала власть на местах: принималось то или иное явно незаконное решение, несогласным предлагалось обратиться в суд. Пока решение рассматривалось в суде, шло его ускоренное выполнение. Явно антиправовая и даже антиконституционная деятельность власти не влекла для нее никакой ответственности. Отсюда неприкрытое пренебрежение конституционными нормами и правами граждан. Отсюда и нынешний антиконституционный указ Ющенко.

Ну почему Ющенко не вправе делать то, что делал Ельцин? Почему Ющенко должен бояться ответственности за антиконституционную деятельность, если Ельцин ее не понес?

На словах сопротивляющийся указу о роспуске украинский парламент не сделал ничего, чтобы на деле противодействовать этому указу. Объявив его антиконституционным, он даже не поставил вопрос об ответственности Ющенко за подобного рода деятельность. Единственный, кто упомянул об этом, был лидер КПУ Симоненко, который, однако, тоже погрозил Ющенко уголовным преследованием… после окончания срока его полномочий. И здесь и для Украины, и для России, (и для всех республик на территории СССР) стает прозрачный вопрос: может ли должностное лицо, в частности, президент, нарушивший закон и конституцию, продолжать исполнять свою должность и нести лишь "политическую ответственность"? Или оно должно автоматически прокуратурой отстраняться от должности и автоматически подвергаться задержанию с представлением материалов в суд по обвинению в антиконституционной деятельности?

Каковы сегодня ставки в игре Ющенко? В случае успеха он может надеяться утвердить "расширенное" толкование своих полномочий и утвердить "суверенитет собственной власти", не подвластной конституции. Это хороший приз, за него стоит вести игру.

Худшее, что грозит украинскому президенту как организатору антиконституционного переворота, - это что его полномочия останутся прежними.

Если президент или иное должностное лицо будет знать и осознавать, что в случае признания их действий неконституционными они будут отвечать по статье о попытке государственного переворота, - не издавали бы в подавляющем большинстве случаев такие указы.

Ну почему генерал, политический лидер или простой гражданин, который захочет захватить власть в стране и свергнуть законно избранные органы власти, в случае неудачи должен отвечать по одной из самых суровых статей закона, статье о государственном перевороте и измене родине, а президент может просто остаться с прежними полномочиями?

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях