Главная
 

НГ: Нация как выбор

1 мая 2007, 13:25
0
10

И снова Украина поделена надвое - теперь уже на "оранжевую" и "синюю". Это не может не радовать настоящего москаля. Их язык кажется нам пародией на наш, "настоящий", пишет Денис Савельев, Независимая газета, Россия.

Мария Матиос. Нация / Пер. с укр. Елены Мариничевой, С. Соложенкиной. - М.: Братонеж, 2007, 320 с.

Нас раздражает их желание попасть в Евросоюз или НАТО. Мы вообще отказываем им - не формально, но внутренне - в какой-либо самостоятельности. Нам тяжело, практически невозможно расстаться. И вот матушка Русь держит за подол свое выросшее "жовто-блакитное" дитя, которое стремится во взрослую самостоятельную жизнь. И трещат по швам не российско-украинские отношения - рвется наша Общая История. Слишком долгая и слишком общая - чтобы вот так вот взять и разбежаться в разные стороны.

Книга Марии Матиос "Нация" включает в себя роман "Даруся сладкая" и цикл новелл. Время и место действия всех произведений - ХХ век, Западная Украина, территория нынешних Черновицкой и Ивано-Франковской областей. В ХХ веке эта территория входила в состав различных государств - сначала она принадлежала Австро-Венгрии, затем Румынии и Польше, затем СССР, потом была оккупация Германией, потом освобождение и снова вхождение в состав УССР. Одним словом, Северную Буковину (Черновицкая область) и Галичину (Ивано-Франковская область) в XX веке лихорадило изрядно.

Но в книге Марии Матиос "Нация" этого ничего нет, исторический контекст я аккуратно списал из послесловия к книге. В романе же "Даруся сладкая" и в новеллах Матиос описываются судьбы заурядных людей - преимущественно жителей украинских сел и деревень. Это вроде бы все те же самые персонажи Гоголя - из "Миргорода" и "Вечеров на хуторе". Как и Гоголь, Матиос любит вкраплять в свою тугую, насыщенную, как рассол, прозу неожиданные диалоги второстепенных персонажей. Вот, например, мое любимое: "Всяко было, кума… И добро, и лихо творили. Я-то еще помню, как в сороковом году пришли первые москали. Кума, скажу вам по секрету, потому что я уже стара и могу теперь все секреты рассказывать… Так скажу вам, кума, что эти москали так славно наших женщин просили, что легче было им дать, чем отказать. И что вы думаете - мы и давали понемножку, потому что свой так сладко не попросит".

Народ - все тот же. Но изменился исторический контекст. Матиос вынуждена делать выбор - и она его делает. Для Марии Матиос судьба ее галичан - тяжелая, кровавая, ненадежная и разболтанная - много важнее судьбы Империи.

Но не это ли роднит ее также с Распутиным или Астафьевым? Все отличие: персонажи Астафьева живут тут. И давит их к земле, прогибает наша собственная власть.

Для персонажей Матиос главное зло - это тоже власть. Автору невыносим сам принцип того, что человек может быть поставлен над другим человеком - и имеет полное право распоряжаться чужой жизнью, чужой судьбой. Власть - это инородный, совсем не нужный элемент той украинской деревни, о которой пишет Матиос. Но когда эта власть чужеродна, то разгадка кажется очевидной. Именно противопоставление быта украинской деревни чужой, привнесенной извне власти окрашивает прозу Матиос - как может показаться на первый взгляд - в тона литературы протеста и освобождения.

Но вот загадка: власти совсем нет места в малороссийских новеллах Гоголя. Жандарм - это персонаж другого мира. Не потому ли, что у человека, получившего право распоряжаться судьбами людей, превалирует не национальное самосознание, а сословное - если угодно, то и кастовое? "Большой босс" вынужден служить не интересам своей нации, а интересам касты. И это очень хорошо доказывается состоянием нынешней Украины. Когда власть была инородна, народ был един. Со всеми скидками на сложную историю Украины в ее нынешних государственных границах - настоящего территориального монстра.

[an error occurred while processing this directive] В романе "Даруся сладкая" есть момент, когда два подвыпивших крестьянина возвращаются по своим хатам - идут разными сторонами реки. Один живет на территории, которая формально принадлежит Румынии, второй - на территории Польши. В обход закона говорить на государственном языке они, перекрикивая ветер и шум воды, общаются на мове - и нет в этот момент никого для них ближе друг друга.

Существует ли на данный момент украинская нация - большой вопрос. Ни язык, ни культура не могут примирить "оранжевых" с "синими". Раскол общества произошел не из-за влияния каких-то инородных сил, хотя без них, конечно, тоже не обошлось. Раскол населения Украины был неизбежен: если одна сторона хочет забыть прошлое и рвать по живому, то другая ей это вряд ли позволит. В противном случае - это уже не нация.

Есть люди, которые это понимают. Мария Матиос в их числе.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях