Главная
 

FT: Над нами по-прежнему тяготеет бремя советской пропаганды. Интервью Ющенко

7 июня 2007, 15:23
0
3

"События газовой войны 2005-2006 года, как и аналогичные события на Кавказе и в Беларуси, наглядно показывают: ни одна из европейских стран не способна проводить независимую и эффективную энергетическую политику в одиночку. Мы все ближе и ближе подходим к созданию единой энергетической политики всех европейских государств", - заявил Президент Украины Виктор Ющенко в интервью Financial Times, Великобритания.

Интервью у президента Украины взяли Стефан Вагстил, редактор FT по Восточной Европе, и Роман Олеарчик, корреспондент FT в Украине, 6 июня в Киеве.

Спасибо Вам большое за то, что пожертвовали вашим временем и согласились с нами встретиться. Наверное, для начала мы спросим вас о Всемирной торговой организации. Я знаю, что на минувшей неделе парламент принял необходимые законы. Можете ли Вы сказать, когда Вы намерены эти законы подписать и когда Вы ожидаете вступления Украины в ВТО, а также, какие последствия для Украины будет иметь членство в ВТО?

Как показывает наша практика, чтобы адаптировать все необходимые для вступления в ВТО законодательные нормы, нам пришлось внести шесть поправок в девять базовых законов. В рамках урегулирования политического кризиса я внес в совместное заявление отдельный пункт, касавшийся принятия этих поправок и приведения наших законов в соответствие с нормами ВТО.

Пакет законопроектов был внесен президентом в парламент, и парламент его принял. Без каких-либо изменений или поправок. В данное время я подписываю от 15 до 20 законов в день. И на этой неделе, я думаю, все законы, связанные с ВТО, будут подписаны. Сейчас они находятся на стадии заключительной экспертизы.

А когда же Украина станет членом ВТО? И какие выгоды это принесет Украине?

Сейчас идет речь о том, что украинская сторона выполнила все рекомендации, которые были разработаны рабочей группой. Украина выполнила все обязательства, которые она взяла на себя на уровне министерств и ведомств. Я уверен, что мы сможем завершить вступление уже к ноябрю этого года.

Какую же выгоду это принесет Украине?

Во-первых, мы станем участниками рынка, в отношении которых действуют все международные правила и стандарты. С одной стороны, речь идет о доступе на рынок, который для украинских производителей значительно расширяется. По мнению экспертов, это позволит увеличить экспорт украинских товаров на 5-10%. И главное, это уравняет нас с остальными участниками рынка и в определенной степени устранит опасность разного рода антидемпинговых процессов. Корпоративный бизнес получит новый правовой статус на международном рынке.

Как я понимаю, вступление в ВТО также позволит вам начать переговоры по соглашению о свободной торговле с Европейским Союзом?

Да, это один из тех организационных вопросов, которые позволят нам начать переговоры по соглашению в свободной торговле.

Это соглашение тоже будет выгодно Украине?

Конечно, это очень важный шаг вперед для национальной экономики. Речь идет о новых условиях доступа украинских производителей на европейский рынок. Это также ключевая предпосылка нашей интеграции с европейскими структурами и институтами. Теперь мы работаем над структурой самого документа, самого соглашения. Мы ожидаем, что официальные переговоры начнутся в третьем или четвертом квартале этого года.

Как Вам известно, общественное мнение в Украине осторожно относится к дальнейшему расширению ЕС и к членству в Союзе таких стран, как Украина. Вы еще не отказались от идеи членства в ЕС как долгосрочной цели?

Конечно же, нет; это наша стратегическая задача. Мы понимаем, что этого нельзя достичь за год. Но сейчас мы ведем интенсивные переговоры с ЕС и его членами. Кроме того, начались официальные переговоры по расширенному соглашению Украина-ЕС. Что касается этого последнего документа, то наша цель - определить в нем основные задачи, реализация которых открывала бы перспективу членства в Евросоюзе. Параллельно мы ведем переговоры об интеграции в самых различных сферах, не дожидаясь каких-либо политических договоренностей. Речь идет о гармонизации энергосистем, об их объединении. Речь идет о сотрудничестве по вопросам правового и судебного характера. Мы ожидаем успехов и на переговорах о торговле. В частности, есть надежды на плодотворное сотрудничество в космических исследованиях, авиации, самолетостроении. Отдельный пункт - это разного рода энергетические проекты, которые могут стать важнейшей предпосылкой стабильности европейского энергетического рынка. Речь идет также об адаптации нашей системы образования к европейским стандартам. Так, Украина уже присоединилась к Болонскому процессу, и через три года у выпускников наших школ будут европейские дипломы. Все это конкретные шаги по интеграции, которые с каждым днем приближают нашу страну к Европе.

Позволяет ли все это Украине чувствовать себя в большей безопасности?

Я думаю, тот диалог, который мы ведем последние два года, является чем-то качественно новым, он существенно отличается от всего, что было раньше. Почти два года назад мы отменили визовый режим для граждан ЕС. И сегодня нашу страну посещает в 2,6 раза больше европейских граждан, чем раньше. В качестве ответного шага, были смягчены визовые требования к украинским гражданам, выезжающим в страны ЕС. Это свидетельство того прогресса, который имел место в последние два года.

Остается ли членство в НАТО частью вашей долгосрочной программы?

Да, мы уверены в том, что это стратегическая цель Украины, и это зафиксировано в законе об основах национальной безопасности. Ведь у нас очень интенсивные отношения с Североатлантическим блоком. Реализовывается много программ. Так что украинцы все больше узнают об альянсе и о правилах игры. Конечно же, над нами по-прежнему тяготеет бремя советской пропаганды. Очень часто информация истолковывается ложно, имеют место различные политические спекуляции. Думаю, этого и следовало ожидать. Но теперь мы работаем над налаживанием в обществе более конструктивного межнационального диалога по данному вопросу, чтобы сформировать новое общественное мнение.

Какие временные рамки Вы установили для себя в этом отношении?

Основной фактор, который действительно повлияет на исход дела, - это создание некоего национального консенсуса, гармонизация мнений. Я полагаю, через пару лет у нас будет подобный консенсус.

Консенсус в пользу членства?

Да.

В данный момент международная обстановка, атмосфера отношений между Россией и Западом становится все более напряженной. Как это отражается на Украине?

С одной стороны в отношениях Украины и России есть много моментов, которые можно считать позитивными. Так, ведется диалог на самом высоком уровне, сформирована комиссия Путин-Ющенко. Впервые в нашей практике мы разработали план действий на следующие два года, в рамках которого планируется решить, например, такой важный вопрос, как демаркация и делимитация границ. В плане предусмотрены переговоры относительно пребывания российского флота в Крыму, в Севастополе, об энергетике, о сотрудничестве в аэрокосмической сфере. Иными словами, это очень серьезный план действий. Но вместе с тем, если взять газовый вопрос, то здесь наши отношения остаются сложными. Впрочем, то же самое можно сказать и о всей Европе. И в этом вопросе мы хотели бы чувствовать какую-то политическую поддержку со стороны Запада. Мы все выступаем за переход на рыночные отношения, за рыночные принципы ценообразования как при поставках, так и при транспортировке газа. Ведь цены на транзит газа не менялись годами. Расценки на хранение газа в газохранилищах тоже оставались неизменными. 

В Украине?

Да. Все время поднимается вопрос лишь о газе. Но я думаю, что вопрос хранения и транзита газа надо решать на тех же основаниях. Конечно, мы хотели бы, чтобы наши отношения, с одной стороны, получили международное признание, а с другой, основывались на принципах честного добрососедства, без какого-либо вмешательства Москвы или Киева во внутренние дела друг друга. И чтобы экономические отношения наших стран строились на основаниях свободного рынка и честной конкуренции.

Принимая во внимание, что Европа сильно зависит от энергоресурсов из России и Средней Азии, которые поставляются через территорию Украины, должен ли Евросоюз сыграть более заметную роль в данном вопросе?

Что касается Украины, то я хотел бы сказать следующее. События газовой войны 2005-2006 года, как и аналогичные события на Кавказе и в Беларуси, наглядно показывают: ни одна из европейских стран не способна проводить независимую и эффективную энергетическую политику в одиночку. Мы все ближе и ближе подходим к созданию единой энергетической политики всех европейских государств. Это было бы лучшим вариантом для всех. Речь идет о выстраивании отношений между поставщиком, потребителем и странами, задействованными в транспортировке. По нашему мнению, у системы двусторонних договоренностей нет перспективы, особенно в сфере транспортировки. Мы предлагаем рассматривать Украину как надежный элемент европейского энергетического рынка. Энергетический саммит, состоявшийся в Варшаве, был посвящен, главным образом, именно этому вопросу. Любые энергетические проекты, - и те, которые уже рассмотрены, и те, которые еще только рассматриваются, - будут успешны только в рамках единой европейской энергетической политики. В таком случае рынок функционировал бы стабильно, ситуация в Украине была бы прогнозируемой. Это именно та модель, которая отвечает реалиям единого европейского рынка.

Как, по-вашему, разделяет ли Евросоюз эту модель, делает ли Европа достаточно для скорейшей ее реализации?

Я не думаю, что Европейский Союз уже пришел к этому. Ряд стран пытаются строить энергетические отношения на двусторонней основе, что, на мой взгляд, не слишком правильно и не очень эффективно. В политике Евросоюза есть много спорных моментов. Но мне кажется, что сегодня формируется новый взгляд на ситуацию. Уже есть понимание того, что на кону стоит коллективная безопасность, уже подписаны новые энергетические соглашения с Казахстаном, между Евросоюзом, с одной стороны, и Казахстаном и Азербайджаном, с другой. Это очень важные шаги к формированию общеевропейской энергетической политики.

Сегодня в Украине политический кризис, и Вы объявили досрочные выборы. Каким образом эти выборы помогут разрешить кризис?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо сначала посмотреть на причины этого кризиса. Он начался с нарушений конституции в работе парламента. Это и породило кризис. Во всем этом замешана глубокая политическая коррупция - некоторые оппозиционные депутаты были в буквальном смысле куплены. Сначала первые два депутата, потом еще 13, затем, через неделю, они надеялись перетянуть на свою сторону еще 25. Если подобными методами, при помощи коррупции, создавать большинство в политикуме и в парламенте, то это, вполне предсказуемо, приведет к дестабилизации всей политической ситуации. Четыре месяца назад 200 депутатов оставили парламент, отказавшись принимать участие в его работе. И это был не только акт протеста. Это показывает, что парламент игнорировал политический диалог и провоцировал политическую нестабильность. После этого более трети депутатов заявили о сложении своих мандатов. Это подпадает под 82 статью конституции, которая гласит, что если в парламенте наличествует менее двух третей депутатов, он утрачивает свою правомочность. Таким образом, коррупционная политика, которая проводилась в парламенте, привела к отказу от политического диалога, к узурпации власти и применению силы. Это путь в никуда. Но все могло быть гораздо более трагичным. Процессы, которые начались у нас в высших эшелонах власти, очень опасны.

Важно было урегулировать этот кризис путем политико-правовых договоренностей. Надо было погасить конфликт путем диалога всех политических сил, продемонстрировать политическую зрелость, не прибегая к помощи внешних посредников. И это было сделано. Очень важно понимать, что политические силы, которые попадут в новый парламент, - даже если это будут те же самые пять партий, - будут уже другими. Я думаю, они получили очень хорошую прививку от разного рода коррупции. Полагаю, теперь они будут придавать больше значения политическому диалогу, будут уважать конституцию и нормы демократии. Иными словами, вряд ли мы во второй раз столкнемся с теми же проблемами. Новый парламент будет действительно обновленным. И в этом, по-моему, главный урок, главный итог того политического кризиса, который мы наблюдали.

Нам было особенно приятно отметить корректную реакцию со стороны Европы, спокойные аргументы, призывы к урегулированию. Это придавало нам большое воодушевление. Так что от имени Украины и ее народа я хочу выразить благодарность Европе за ее толерантную позицию. Но, к сожалению, нашлись политические силы, которые попытались применить силу, которые использовали спецназ для захвата Генеральной прокуратуры. Министр внутренних дел и все те, кто отдавал подобные распоряжения, понесут ответственность. Уже возбуждено уголовное дело, и в данный момент Генеральная прокуратура ведет расследование. Я уверен, что все ответят по справедливости. 

Пока что кризис никак не отразился на экономике страны. Но сколько еще так будет продолжаться? Как Вы считаете, сможет ли экономика продолжать успешное развитие в условиях политического хаоса?

Мы, скажем так, уже нашли политические способы разрешения этого кризиса и в данный момент находимся на завершающем его этапе. Что же касается экономических вопросов, то я думаю, показатели отечественной экономики и положение на международных рынках говорят о том, что перспективы для экономического и гуманитарного развития очень хорошие. Экономический рост составляет примерно 8%, рост промышленного производства - 12%, рост в сельском хозяйстве - около 9%. Если говорить о финансовом секторе, то здесь предпосылок для роста еще больше. Так что есть все основания прогнозировать стремительное экономическое развитие страны. Мы выходим на новый этап диалога с внутренними и внешними инвесторами. Объем инвестиций стремительно растет. За последние два года мы получили больше инвестиций, чем за предыдущие пятнадцать. А по сравнению с предыдущим годом объем инвестиций в 2007 вырос на 30%. Инвесторов привлекают прогнозируемые высокие доходы, что является следствием макроэкономической стабильности.

Вы полагаете, так будет продолжаться и впредь?

Не только в краткосрочной, но и в среднесрочной перспективе, как минимум несколько лет. Я хотел бы отметить, что активное экономическое развитие в Украине продолжается уже пятый год. Это стабильный процесс, который обусловлен, в основном, хорошим состоянием макроэкономики.

И это развитие основывается на той политике, которую пять лет назад проводили Вы сами в качестве премьер-министра?

Да, экономический рост начался у нас в 2000 году. Это был первый год экономического роста и финансовой стабильности.

Спасибо.

Спасибо вам.


Перевод: UK2 watch.com

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях