Главная
 

The Economist: Львов. Истории и загадки

11 июня 2007, 12:15
0
72

После того, как в 1944 году Красная Армия изгнала из города фашистов, Львов стал частью Советской Украины. В местном аэропорту напоминанием о советском периоде служат монументальные барельефы рабочих, авиаторов и крестьян на больших симметричных колоннах, пишет британский еженедельник The Economist.

Из Донецка я планировал вылететь во Львов, духовное сердце Западной Украины, где разговаривать по-русски считается плохим тоном. Но к моему удивлению, между двумя городами на противоположных концах страны не оказалось прямого авиасообщения. Было два варианта: либо провести более 24 часов в поезде, либо лететь через Киев.

В Киеве, в терминале для внутренних рейсов, я хотел было купить билет во Львов. "Эти билеты здесь не продаются. Вам надо пройти в международный терминал", - заявили мне. "Но разве Львов не часть Украины?" - спросил я. В ответ молчание. Я послушно купил билет в международном терминале. "Где будет проходить посадка?" - поинтересовался я. "Вам надо пройти в терминал внутренних рейсов", - ответили мне. Эти загадочные порядки в киевском аэропорту загадочным образом отражают двойственное положение Львова в украинской истории и общественном сознании.

На протяжении почти всей своей истории Львов не был украинским городом, но тем более не был и русским. Со времени первого раздела Польши в 1772 году и вплоть до 1918 года он был известен как Лемберг и являлся частью Австро-Венгерской империи. Путеводитель Бедекера за 1900 год писал о нем следующее: "Лемберг, по-польски Lwуw - столица Галиции с населением 135,000 жителей (из них четверть евреев). Сегодня это город с 750,000 населения, в котором осталась лишь пара сотен евреев.

После того, как в 1944 году Красная Армия изгнала из города фашистов, Львов стал частью Советской Украины. В местном аэропорту напоминанием о советском периоде служат монументальные барельефы рабочих, авиаторов и крестьян на больших симметричных колоннах. Однако в центре города не осталось практически никаких признаков советского правления. Это все тот же забытый временем провинциальный город, типичный для Центральной Европы. Ночью кажется, что в воздухе вот-вот послышатся далекие отзвуки марша Радецкого.

"Здесь все осталось точно таким же, как и во времена Франца-Иосифа", - говорит Петр Олейник, нынешний хозяин областной администрации и твердый сторонник президента Ющенко. "Те же камины, та же мебель - у краковского воеводы все то же самое", - говорит он.

Как всегда в Западной Украине, наш разговор начинается с истории: истории страны и собственной семьи. Здесь почти каждый может поделиться с вами семейными воспоминаниями о голоде и репрессиях в годы сталинского режима. Отец Олейника был осужден за участие в освободительном движении, а его мать - выслана в Сибирь. "Мой отец прятал у себя дома местного раввина", - с особой гордостью рассказывает он.

Для жителей Львова, расположенного всего в 80 километрах от польской границы, интеграция Украины в Европу - это не экономический вопрос, каким он может показаться из Донецка, а вопрос экзистенциальный. Выбор между Ющенко и Януковичем был для них выбором между европейским и постсоветским образом жизни. "Во время ‘’оранжевой революции’’ мы боролись не за Ющенко, мы отстаивали наше собственное достоинство", - говорит мне молодая женщина-бизнесмен.

С багажом в руках, еще не подыскав себе место для ночлега, я гуляю по булыжным мостовым старого города, мимо церквей эпохи барокко, небольших ресторанчиков и уличных кафе, двигаясь по направлению к гостинице, о которой упоминает еще старый путеводитель Бедекера: Гранд-отелю. Когда путеводитель был издан, Гранд-отель, судя по всему, был только что построен. Я по-русски справился о наличии свободных номеров, но служащий в приемной ответил: мест нет. Через полчаса я вернулся и спросил то же самое по-английски, после чего номера загадочным образом появились. Меня поселили в просторный номер с паркетным полом и высокими потолками, из окон которого открывался чудесный вид на старый галицийский город. Трудно поверить, что Львов и Донецк находятся в одной и той же стране.

Однако и здесь, и в Донецке люди хотят, чтобы Украина была независимой, и, судя по всему, не испытывают особых проблем в связи глубокими различиями между разными ее регионами. Конечно же, они признают существования исторических и культурных различий, но стараются не допускать перерастания этих различий в противоречия и раскол. Как сказал мне один львовский бизнесмен: "Пожалуй, из Западной и Восточной Украины могло бы получиться две разные страны. Но Киев находится как раз посередине, и для Киева мы все - одна страна".


Перевод: UK2 watch.com

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях