Главная
 

Rzeczpospolita: Компромисс, который трудно переварить

25 июня 2007, 17:58
0
8

"Похороны квадратного корня - это фактическое заявление о том, что в Евросоюз не будут приняты Украина или Турция. Огромный демографический потенциал сделал бы каждое из этих государств могущественным игроком в европейской семье. А этого явно не хотят ни Франция, ни Германия", - пишет публицист газеты Rzeczpospolita Петер Семка.

Успех или катастрофа? А может, ни то, ни другое? Может, просто компромисс, позволивший Польше и братьям Качиньским сохранить лицо. Компромисс, заставивший нас отказаться от квадратного корня, но который также раздражает немецких политиков, стремящихся как можно скорее ввести в жизнь выгодный для Берлина принцип двойного большинства.

Десять лет, на которые было отложено введение принципа двойного большинства, это, в условиях Евросоюза, довольно долгий срок. Сложно предположить, как изменится расстановка сил в Европе за эти годы. Известно лишь, что десять лет мы будем работать по принципам Договора, заключенного в Ницце, который обеспечивает нам сильные позиции. Это политический кредит для строительства сильной позиции Польши.

Отложенное исполнение приговора

Критики брюссельского компромисса указывают на то, что это лишь десятилетняя отсрочка с исполнением приговора. Действительно, вполне возможно, что приближающаяся с каждым годом перспектива вступления в действие системы двойного большинства будет все более ужесточать позицию европейских игроков. В этом состоит политика.

Из каждого компромисса можно извлечь выгоду, если вести разумную и решительную игру, но в ситуации нашего пассивного поведения и нерешительности логика компромисса может быть использована против Польши. Однако - вне зависимости от споров вокруг границ уступок - в Брюсселе мы участвовали в принятии решений. Мы сами принимали решение о границах компромисса, а не принимали к сведению то, что относительно нас решили другие.

Братья Качиньские не должны удивляться высказываемым в их адрес обвинениям в том, что они слишком легко отказались от концепции квадратного корня. Чем больше пафоса вокруг смерти за квадратный корень они проявляли перед началом великой игры, тем сложнее им оправдать неожиданный поворот в направлении реальной политики во время саммита. Лидеры партии Право и Справедливость   позаимствовали у партии Гражданская Платформа идею квадратного корня, вокруг которой они перед саммитом умело мобилизовали общественное мнение и большинство польских политических партий.

Значительная часть поляков согласилась с рациональностью этой идеи. В этой атмосфере относительно быстрый отказ от борьбы за квадратный корень во время брюссельских переговоров должен был создать впечатление, что братья Качиньские перед саммитом вели инструментальную игру. Время для полной оценки этой тактики ведения переговоров придет тогда, когда мы больше узнаем о состоявшемся во время саммита споре между польскими шерпами (Евой Осьнецкой-Тамецкой  и Мареком Чихоцким) и министром Анной Фотыгой [Anna Fotyga].

Расстановка сил

Могла ли Польша решиться на то, чтобы во имя защиты идеи квадратного корня привести к провалу саммита в Брюсселе? Нужно ли было отложить решение вопроса о системе голосования до времени, когда Европейский Союз возглавит Португалия?

Многое указывает на то, что этого делать не следовало. На саммите не показались - на что мы рассчитывали - молчавшие до сих пор сторонники квадратного корня. Николя Саркози решительно поддержал Германию в вопросе двойного большинства, как политического факта, который можно отложить, но от которого уже нет пути назад. Великобритания, похоже, беспокоилась только о своих проблемах. Темы квадратного корня не затронули также ни Голландия, ни Испания. Но также мы никогда не узнаем о том, как проходил бы саммит, если бы удалось осуществить план польских шерпов и если бы вопрос квадратного корня решительно положили на стол переговоров.

Зато не вызывает сомнений то, что на участников саммита оказывала влияние атмосфера недоброжелательного отношения к Польше, которую распространяла большая часть западных СМИ. В очередной раз оказалось, насколько сильна в Евросоюзе позиция Германии, и насколько эффективное влияние она может оказывать на другие государства.

На саммите Европейского Союза победила расстановка сил, и Лех Качиньский решился пойти на компромисс. Если сегодня РО критикует поведение премьер-министра и президента, то ее представителям тоже следует поставить перед собой вопрос о том, будет ли она в будущем вести столь же решительную политику, и выдержала ли бы она столь сильные атаки в СМИ, которые проводились против братьев Качиньских. В свою очередь, президент и премьер, возмущаясь критикой со стороны PO, должны ответить на вопрос: смогут ли они и в дальнейшем рассчитывать на поддержку оппозиции в важных вопросах после того, когда с такой легкостью отказались от идеи квадратного корня.

Евросоюз без Турции и Украины

Все это не меняет того факта, что система квадратного корня была наилучшей, и отказ от нее, в долгосрочной перспективе, нанесет ущерб Европе. Поэтому нельзя исключить, что развитие ситуации в Евросоюзе в будущем склонит многих политиков к тому, чтобы возвращаться к идее квадратного корня. Чем ближе будет дата вступления в силу системы двойного большинства, тем более заметно будет, что эта система, по сути дела, не будет фактором, способствующим европейской интеграции.

Почему? Это просто. Самая плохая черта системы двойного большинства - это то, что крупным европейским игрокам будет легче фактически навязывать свою волю большинству. Еще саммит в Брюсселе показал, насколько серьезной проблемой становится самоуверенность крупнейших стран ЕС. Возглавляющая ЕС Ангела Меркель для достижения своих целей прибегала к бескомпромиссным методам, что не сталкивалось с серьезным сопротивлением со стороны других лидеров стран Сообщества. Немцы, занявшие позицию лидера Евросоюза благодаря склонности к самоограничению, сегодня уже не хотят одевать костюм, который на один размер меньше, чем их потенциал и габариты.

Беспокойство может вызывать также истерическая реакция немцев на то, что польский премьер-министр им напомнил - хотя и не в самой удачной форме - о последствиях военной политики Германии для нынешней ситуации в Европе. Должны ли теперь упоминания об истории этой страны стать темой табу в Европе? Немцы постепенно возвращаются к опасному убеждению, что они - страна, которая в споре с Польшей всегда права. Убежденность в этом сегодня наравне объединяет немецких левых и правых, примиряет коалицию с оппозицией. СМИ на берегах Рейна и Эльбы, без более глубоких размышлений, утверждают, что ухудшение отношений с Польшей и Чехией - это исключительная вина надменной Варшавы и Праги.

Стоит добавить еще одно: похороны квадратного корня - это фактическое заявление о том, что в Евросоюз не будут приняты Украина или Турция. Огромный демографический потенциал сделал бы каждое из этих государств могущественным игроком в европейской семье. А этого явно не хотят ни Франция, ни Германия.

Угрозы Германии

Недавний саммит показал, что все сильные карты в европейском покере находятся в руках у трех стран: Германии, Франции и - единственной, способной бросить им вызов - Великобритании. Самостоятельными игроками не показали себя ни итальянцы, ни испанцы. Менее активными, чем предполагалось, были голландцы.

Отдельный метод борьбы за свою идентичность приняла Польша.

Оказалось также, что большинство государств, которые недавно вступили в ЕС, имеют очень скромные амбиции, если говорить об их участии в дебатах о форме европейских институтов. Это отлично используют немцы. На Вышеградской встрече, незадолго до начала брюссельского саммита, оказалось, что премьер-министры Венгрии, Ференц Дюрчань  и Словакии Роберт Фицо  без сомнений поддерживали позицию Берлина. На этом фоне следует подчеркнуть поддержку, которую нашей стране продемонстрировали Чехия и Литва. А также поддержку, оказанную нам на саммите Португалией, и доброжелательные жесты со стороны Эстонии.

Чехия, Литва и Португалия решительно отреагировали на угрозы Германии начать конференцию о соглашении без Польши. Особенно Прага оказалась лояльным союзником, который стоял с нами плечом к плечу до конца. Все легкомысленные заявления, утверждающие, что покупка чехов немецкой дипломатией - это только вопрос времени, оказались необоснованными выпадами. Они вызывают еще большее неодобрение из-за того, что их часто высказывали круги, которые нервно реагируют на использование каких-либо национальных стереотипов. Тяжело также переоценить поведение президента Литвы Валдаса Адамкуса.

Смелая позиция чехов, литовцев и эстонцев - это шанс для эмансипации государств Центральной Европы, которые имеют право беспокойно реагировать на то, что в немецких СМИ появляется неприятная альтернатива: либо согласиться на полное повиновение, либо остаться один на один с Россией.

Давление на Польшу

Тактика немецкой дипломатии, которая представила брюссельский саммит как быть или не быть Евросоюзу, усиливала атмосферу давления на Польшу. Разве необходимы были угрозы исключить Польшу из участия в конференции относительно соглашения? Разве такие дипломатические методы не оставят следа на наших будущих контактах?

Нельзя также молчанием реагировать на вызывающий антипольские стереотипы язык, который немецкие СМИ использовали, описывая противоречия между Варшавой и Берлином. В таком стиле немецкие СМИ не пишут ни об одной другой стране Евросоюза.

Некоторые СМИ заявили, что компромисс на саммите отодвинул угрозу резкого кризиса в отношениях Берлина с Варшавой. Такая постановка вопроса вызывает беспокойство о том, что перед Польшей ставят альтернативу: полное согласие с требованиями Германии либо дальнейшее углубление кризиса в межгосударственных отношениях. Другая часть немецких СМИ, в свою очередь, не смягчает тона, а призывает наказать Польшу за упорство на саммите. Пойдет ли правительство Ангелы Меркель по этому пути?

С момента своего вступления в Евросоюз Польша сталкивается с одной и той же проблемой. Она слишком велика, чтобы относиться к государствам Центральной Европы, которые не стремятся вести активную политику. Но она, в то же время, слишком слаба для того, чтобы политически объединять вокруг себя более мелких соседей. Ее, как страну средних размеров, Берлин и Париж не считают своим партнером, с мнением которого обязательно необходимо считаться.

Сокровище конференции

Плохие отношения с Германией совпадают с ростом влияния ФРГ в нашей части Европы. Франция после 1989 г. отказалась от того, чтобы строить свою позицию в этом регионе. Вопрос, изменит ли это положение президентство Николя Саркози. Пока что сдвинутые брови берлинских политиков в их взгляде на Польшу могут влиять на изоляцию нашей страны в Центральной Европе.

Как со всем этим жить? Польша сказала вслух: мы хотим большего, чем нам дают, и выдержала громы европейских вельмож. Теперь у нас есть десять лет на то, чтобы воспользоваться выгодой, которую обеспечивает действие Ниццского договора. У нас также есть время для того, чтобы выработать внутренний межпартийный консенсус относительно польских целей и интересов в Евросоюзе. Нужно сохранить память о том, что чехи и литовцы протянули нам руку помощи - это самое важное сокровище, которое мы получили на этой конференции. Следует также помнить, что в Брюсселе мы всерьез вошли в состав европейской первой лиги. Это - причина, чтобы чувствовать себя довольными.

 

Перевод с польского uk2watch

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях