Главная
 

Postimees: Проблема Польши

26 июля 2007, 13:25
0
9

Если учесть все факторы, то Германия является более надежным союзником и партнером, чем Украина, которую многие в Варшаве рассматривают как потенциальный противовес России, пишет Доминик Муази в статье эстонского издания Postimees, опубликованной 26 июля.

Только сами поляки могут навредить своей репутации и влиятельности в Европе. Доминик Муази считает, что современная Польша представляет собой странную смесь комплексов неполноценности и превосходства.

О войне Гитлера против Польши польский премьер-министр Ярослав Качиньский вспомнил накануне последнего саммита Европейского Союза, когда старался добиться большего веса для своей страны при голосовании в ЕС: "Мы требуем лишь одного - вернуть нам то, что у нас отняли.. . Если бы Польше не пришлось пережить 1939-1945 годы, она была бы страной с 66 миллионами жителей".

Однако то, что говорил Качиньский, противоречит тому, что наблюдалось в Париже 14 июля этого года. В День взятия Бастилии небольшой польский контингент маршировал по Елисейским полям рядом с 26 остальными национальными контингентами ЕС, среди которых были и немцы, что символизировало европейское единство.

Вышеописанный контраст идеально иллюстрирует запутанную ситуацию в сегодняшней Польше - стране, которая гордится одним из самых высоких уровней народной поддержки ЕС среди всех стран-членов, и в то же время защита "национальных" интересов в которой практикуется очень активно.

Сегодняшняя Польша уже не является "игровой площадкой Бога", если использовать выражение известного английского историка и журналиста Нормана Дэвиса. Она больше похожа на детскую игровую площадку: причудливая смесь комплексов неполноценности и превосходства. Проблема Польши заключается в том, что неоправданный недостаток уверенности в себе ведет к чрезвычайно неприятной форме нетерпимости к другим.

Польша и Испания

Чтобы понять, что произошло с Польшей, может быть полезным сравнение с Испанией. В ХIХ веке эти страны, одна из которых находится на юге, а другая - на востоке Европы, переживали период упадка. Польша исчезла с политической карты как независимое государство, став жертвой жадности своих сильных соседей; Испания превратилась в страну, утратившую всякое значение.

Упадок этих двух держав обсуждался историками всего континента. Обычно подчеркивались неумение и нежелание этих стран приспособить свои политические системы к требованиям времени.

Сегодня и Польша, и Испания переживают период возрождения благодаря европейскому единству. Их экономика стремительно развивается. Демократия восстановлена спустя полвека диктаторского правления. Однако уверенность в себе, характеризующая сегодняшнюю Испанию, полностью отсутствует у Польши.

Чем это можно объяснить? Тем, что страдания Польши были более ужасными, чем страдания Испании? Тем, что гораздо труднее восстановить страну после тоталитарного режима, чем после авторитарного? Тем, что Испании потребовалось на 20 лет больше, чтобы с помощью ЕС вылечиться от искушений национализма?

В каждом из этих объяснений, вероятно, есть доля истины. Но, возможно, работает и еще один фактор: в испанской культуре больше гордости и меньше сомнений в себе, чем в польской культуре.

Два пути

Ясно одно: сегодня Польша может выбирать из двух путей. Она может продолжать играть роль "назойливой мухи" в ЕС. Но тогда она должна, по меньшей мере, играть хорошо. Польское правительство не может одновременно притворяться, что оно сопротивляется энергетическому давлению России, и в то же время отвергать предложения Германии о помощи. Если учесть все факторы, то Германия является более надежным союзником и партнером, чем Украина, которую многие в Варшаве рассматривают как потенциальный противовес России.

Сегодняшнюю реальность не должны заслонять тяготы прошлого. Членство в ЕС означает включение в политику страны логики, главной концепцией становится примирение. В этом смысле Германия, подавившая свой агрессивный национализм, является самой "европейской" страной в Европе.

Отрицать это и ставить под угрозу достигнутое польско-немецкое примирение означает вредить фундаментальным национальным интересам Польши. Конфликтуя с Германией (а, по сути, со всем ЕС), Польша лишь помогает России, которая желает пересмотреть нынешнее положение вещей. Если сегодняшние лидеры Польши хотят изменить баланс сил XIX века, им следует понять, где находится действительный центр тяжести Европы. Другой путь, по которому может пойти Польша, - это путь Испании.

Хавьер Солана, верховный комиссар ЕС по вопросам внешней политики, как бы персонифицирует ту роль, которую испанцы играют в построении европейской идентичности. Влиятельность Испании во многом является результатом ее уверенности в себе.

Демографически и стратегически Польша является самым важным из новых членов ЕС. Бывший президент Франции Жак Ширак, который, по-видимому, презирал новых членов, уже не играет никакой роли. Никто не оскорбляет польский народ безнаказанно. Только сами поляки могут навредить своей репутации и влиятельности, и можно сказать, что в последнее время они в этом преуспели.

Восприятие жизни

В течение последних пяти лет преподавая в Европейском колледже в Натолине недалеко от Варшавы, я лично был свидетелем замечательного прогресса Польши. К сожалению, между экономическим прогрессом Польши и поведением ее политиков существует "нестыковка".

Варшава несет положительную энергию. Знаменитый "польский водопроводчик" является гарантией высокого качества во всей Европе. Повсюду - от Лондона до Рима - польские мастеровые вносят свой решающий вклад в украшение Европы, используя навыки, которые пригодились им в прошлом при строительстве таких городов, как Краков и Санкт-Петербург.

Перевод inoСМИ.Ru

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях