Главная
 

Братский капитализм

28 мая 2001, 08:02
0
7

Российский журнал "Эксперт" пишет, что разборки вокруг премьерского кресла, чем бы они ни закончились, следует воспринимать скорее как частный эпизод острейшего кризиса, который сейчас разворачивается в стране, нежели как его завершение. "Суть кризиса - борьба нескольких политических и финансовых группировок за контроль над Украиной. На кону очень заманчивые призы", подчеркивает автор статьи Игорь Гужва.

Весь последний месяц политическая жизнь Украины была сконцентрирована вокруг избрания нового премьер-министра. Фракции парламента, представляющие интересы украинского крупного бизнеса, пропрезидентские группы и коммунисты, в конце апреля объединенными усилиями отправившие в отставку правительство Виктора Ющенко, долгое время не могли согласовать единую кандидатуру на вакантную должность. На прошлой неделе ситуация прояснилась. Президент страны Леонид Кучма заявил, что предложит парламенту кандидатуру Анатолия Кинаха, главы Украинского союза промышленников и предпринимателей. Кинах представляет собой компромиссную для ряда групп влияния фигуру, и его шансы на утверждение в парламенте достаточно высоки.

Однако разборки вокруг премьерского кресла, чем бы они ни закончились, следует воспринимать скорее как частный эпизод острейшего кризиса, который сейчас разворачивается в стране, нежели как его завершение. Суть кризиса - борьба нескольких политических и финансовых группировок за контроль над Украиной. На кону очень заманчивые призы. Во-первых, в стране сейчас заканчивается перераспределение собственности. Приватизируются энергетика, телекоммуникации, металлургия, возможно, газотранспортная система. Та группа, которая будет контролировать этот процесс, очевидно, получит возможность определять развитие ситуации в стране на десятилетия. Во-вторых, на горизонте парламентские выборы марта 2002 года, хороший результат на которых станет трамплином к достижению главной цели - победы на будущих президентских выборах. По закону они должны состояться в 2004 году, однако не исключен и вариант досрочных выборов.

В этой ситуации у России появляется реальный шанс повлиять на формирование новой политической структуры Украины. Благо слоган "геть вид Москвы" в Киеве уже далеко не так популярен, как еще несколько лет назад, равно как и лозунг "бегом в Европу". Правда, в Москве, кажется, еще не решили, на кого сделать ставку.

Прозападные силы и оппозиция

Отставка Виктора Ющенко и связанные с ней события стали индикатором ослабления роли сил прозападной ориентации во внутриукраинской политической жизни.

"Западничество" как идея уже не встречает былого сочувствия в среде украинской политической и бизнес-элиты. "Генеральная репетиция" экспансии западного капитала на Украине - приватизация энергетики - показала, что с интересами украинского бизнеса Европа считаться не будет: по прямому указанию ЕБРР от участия в приватизации областных энергетических структур украинские компании были отстранены.

Все более явная поддержка США и ЕС антикучмовской оппозиции, которая является врагом и для большинства украинских финансово-политических групп, также дала последним понять, что главная угроза для них исходит именно с западного направления.

Антироссийская пропаганда на украинских телеканалах, контролируемых государством и олигархами, уступила место пропаганде антизападной. Украинские СМИ с удовольствием перепечатывают и ретранслируют материалы российских медиа, в которых Ющенко представляется американским "подкаблучником". Антизападные настроения, ранее старательно скрываемые официальной пропагандой, теперь ею же подогреваются.

На почве неудач и отсутствия реальных результатов борьбы наметился раскол между радикально настроенной группой во главе с Юлией Тимошенко и более умеренными правыми силами. Последние отказались поддержать идею Тимошенко об организации референдума по недоверию Кучме. Демонстрирует свое нежелание идти на обострение отношений с президентом и сам Виктор Ющенко.

Не имея за собой поддержки бизнеса и административного ресурса, не контролируя СМИ и опираясь на партийные структуры непопулярных в большинстве регионов страны националистов и умеренных левых, прозападники сегодня вряд ли могут рассчитывать на успех.

Суркис и Ко.

Реальная борьба за власть разворачивается между тремя группами, представляющими интересы украинских деловых кругов и части административного аппарата. Именно эти силы и разложат новый политический пасьянс на Украине.

Во-первых, это финансово-политическая группа Медведчука-Суркиса (Виктор Медведчук - первый вице-спикер парламента, Григорий Суркис - известный предприниматель, президент футбольного клуба "Динамо Киев", оба - лидеры Социал-демократической партии Украины (объединенной) - СДПУ(о). Бизнес этой группы традиционно основывался на бартерно-зачетных схемах в ТЭК. Когда в прошлом году эти схемы были ликвидированы, группа понесла серьезные потери. Кроме того, она потерпела неудачу и в борьбе за приватизацию ряда крупных украинских предприятий. С отставкой правительства Ющенко группа надеется "отбить" недополученные доходы и вернуть утраченные позиции в ТЭК и на других рынках. Впрочем, такая перспектива нового передела собственности вызывает опасения у всех прочих украинских, а также присутствующих на Украине российских ФПГ. Подозрительно относятся к Медведчуку и Суркису и в администрации Кучмы - там опасаются, что эти товарищи, дай им волю, устроят быструю замену и действующего президента. Сильной стороной группы является хорошо организованная политическая структура СДПУ(о), на которую можно опереться в предвыборной кампании, а также влияние на ведущие украинские медиа, судебную систему и спецслужбы. Кроме того, в активе Суркиса-Медведчука - союз с некогда влиятельной группой Волкова-Бакая (Александр Волков - близкий соратник президента Кучмы, Игорь Бакай - бывший глава НАК "Нефтегаз Украины"; оба - лидеры партии "Демократический союз"). Наконец, группа Медведчука-Суркиса имеет большое влияние в Украинском союзе промышленников и предпринимателей, откуда рекрутирован на пост премьер-министра Анатолий Кинах.

Днепропетровские

Другую мощную силу представляет альянс различных групп днепропетровского происхождения, объединенных в партию "Трудовая Украина", лидер которой Сергей Тигипко долгое время рассматривался как один из наиболее вероятных кандидатов на пост премьера. Однако реальную политику группы определяют родственник Кучмы Виктор Пинчук (глава трубной корпорации "Интерпайп") и семья Деркачей (Леонид Деркач - бывший глава Службы безопасности Украины и его сын Андрей). Все лидеры "Трудовой Украины" тесно связаны с крупным российским бизнесом. Так, Пинчук активно лоббировал на Украине интересы группы "Альфа", а благодаря стараниям Деркачей "Сибирский алюминий" прорвался на Николаевский глиноземный завод. Кроме того, Деркачи достаточно давно поддерживают отношения с Анатолием Чубайсом.

С другой стороны, Сергей Тигипко, долгое время бывший вице-премьером по вопросам экономической реформы в различных украинских правительствах, обладает хорошими связями и на Западе. Группа имеет развитый промышленно-трейдерский и финансовый бизнес, разветвленную партийную структуру и мощную медиаподдержку.

Регионалы

Третья группа, составившая основу Партии регионов, представляет собой альянс нескольких группировок, ни одна из которых не имеет решающего голоса. Изначально партия создавалась как аналог российского "Единства" - то есть как пропрезидентское объединение региональных лидеров. Ее руководителем стал глава Государственной налоговой администрации Украины Николай Азаров. Он пользуется поддержкой ряда региональных руководителей и промышленников восточных регионов Украины. Вторая составляющая партии - бизнес-группа "Укрпроминвест" (кондитерская промышленность и машиностроение) известного пропрезидентского политика Петра Порошенко. Чуть позже к регионалам присоединилась и крупнейшая в стране так называемая Донецкая ФПГ, что резко усилило финансовые позиции партии, а также возможности влияния на электорат Донбасса. В целом, как видим, партия опирается на различные группы, связанные с промышленным бизнесом, и поэтому часто противопоставляет себя "торгово-посреднической" ориентации прочих украинских ФПГ (особенно Суркиса-Медведчука-Бакая). Мощная финансовая база, поддержка в ключевых регионах и тесные отношения Азарова с президентом делают Партию регионов потенциально наиболее мощной силой на Украине. Отметим также, что лидеры партии имеют достаточно тесные отношения с Анатолием Кинахом, кандидатура которого предложена президентом на пост премьера. И в этом качестве он устраивает еще одну силу - непосредственное окружение президента Кучмы.

Собственный политический ресурс Леонида Кучмы за время кризиса заметно сократился. Тем не менее в окружении украинского лидера сохранилось несколько независимых фигур, не связанных ни с одной из перечисленных выше групп. Прежде всего это глава администрации президента Владимир Литвин и куратор украинского ВПК Владимир Горбулин. Оба являются самостоятельными политиками, однако цели и задачи у них схожие: не допустить резкого усиления ни одной из противоборствующих групп влияния, расколоть оппозицию и прозападные силы. Таким образом, Кучма сохранил возможность балансировать на противоречиях всех участников политической борьбы и, глядишь, дотянет до конца президентского срока.

Российский вектор

Возможности всех описанных выше групп (за исключением "западников") примерно равны. Так что значение внешней силы, которая может склонить чашу весов на одну из сторон, резко возрастает. По описанным выше причинам такой силой уже не может быть Запад, зато вполне может Россия. Характерно, что в конце апреля - начале мая потенциальные кандидаты на пост премьера зачастили именно в Москву.

Конечно, ухудшение отношений украинской элиты с Западом еще не гарантирует поворота к России, однако кое-какие тенденции уже очевидны. На протяжении 90-х годов независимость Украины от России воспринималась украинским бизнесом как удачный коммерческий ход, позволяющий преградить путь на украинские предприятия московскому капиталу. Однако к концу 2000 года украинские бизнес-группы условно разделились на две команды. Первая по-прежнему работает по трейдерским схемам, лихорадочно пытаясь пробиться на промышленные предприятия. Эти предприниматели, естественно, выступают за жесткие ограничения доступа на украинский рынок более мощных в финансовом отношении россиян. Вторая же команда ФПГ к началу 2001 года завершила формирование своих промышленных конгломератов. И теперь, когда обе группы перешли от решения политических задач (передела собственности) к задачам чисто производственным, они быстро вспомнили и о российском рынке сбыта, и о разорванных хозяйственных связях, и о стоимости потребляемых энергоносителей.

Характерный пример. В середине 90-х годов крупнейший украинский предприниматель того времени дончанин Евгений Щербань (впоследствии трагически погибший) заявлял, что главная угроза украинскому бизнесу исходит от российского капитала, который стремится "захватить собственность" на Украине. В 2001 году донецкий губернатор Виктор Янукович, выступая на пресс-конференции в Москве, говорил о необходимости расширения интеграции Украины и России, о развитии производственной кооперации и о совместных донецко-российских проектах по производству труб и шахтного оборудования. И это различие вполне объяснимо. В середине 90-х крупные донецкие предприниматели (в том числе и Щербань) только начинали борьбу за собственность и, естественно, воспринимали российских олигархов как наиболее серьезных конкурентов. Однако к началу 2001 года донецкий бизнес (условно обобщаемый под названием Донецкая ФПГ) уже прочно контролирует все ведущие предприятия региона, развивая производственный бизнес в углепроме, металлургии и машиностроении. Нынешние условия хозяйственной деятельности в Донбассе и определяют позицию региональной элиты по отношению к России. А для Донбасса (да и для всей украинской промышленности в целом) Россия - это и естественный рынок сбыта, и возможности производственной кооперации, и поставки относительно недорогих энергоносителей.

Наконец, еще один важный момент. В принципе украинские группы понимают, что приобретение в собственность инфраструктурных объектов, например той же газотранспортной системы, им, грубо говоря, "не светит". И дело не только в ограниченности финансовых ресурсов (хотя в этом тоже), но и в геополитических позициях страны. Эти позиции слишком слабы, а значение той же ГТС слишком велико, чтобы транзитная труба оставалась украинской. Поэтому на Украине есть понимание того, что рано или поздно эти объекты частично или полностью надо передавать в собственность крупных иностранных инвесторов.

Поскольку опыт общения с западными компаниями оказался крайней неудачным, вектор интересов элиты Украины стал перемещаться в сторону России. В последнее время в Киеве участились разговоры о необходимости допустить российские компании к управлению газотранспортной системой страны, к приватизации телекоммуникационных компаний и энергетики, о совместных проектах в области ВПК и космической промышленности. В то же время предполагается, что россияне не будут посягать на уже включенные в орбиту украинских ФПГ предприятия, а также снимут ограничения на доступ украинских товаров на российский рынок. То есть в идеале получается некий договор о разделе сфер влияния между "братским" украинским и российским капиталом. Своего рода новая форма интеграции бывших республик Союза, альтернативная белорусскому варианту.

Впрочем, как поведет себя Россия, пока не совсем понятно. Однако назначение Виктора Черномырдина послом на Украину говорит о том, что в Москве все-таки склонны договариваться на паритетных условиях. Виктор Степанович далеко не чужой человек для украинской элиты, многие представители которой через бывшего российского премьера не раз решали в Москве свои проблемы. С другой стороны, по мнению большинства наблюдателей, одна из основных задач Черномырдина в Киеве - обеспечить переход к России контроля над важнейшими объектами украинской госсобственности, прежде всего над газотранспортной системой. Так что возможности для делового разговора есть.

Правда, надо еще выяснить, с кем на Украине эту беседу вести. У России точного представления о той силе, на которую можно поставить в Киеве, пока нет. Впрочем, определенные критерии выбора оной имеются. "Главное, чтобы этот человек мог полностью контролировать ситуацию в стране и не стремился в НАТО", - сказал "Эксперту" руководитель одной из российских околопрезидентских структур, работающих сейчас на украинском направлении.
ТЕГИ: Чесночный запах патриотизма
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях