Главная
 

Кинах: "Интеграция экономик слабых не любит"

25 июля 2001, 08:33
0
8

"Назначение премьером Украины Анатолия Кинаха породило ряд ожиданий и на самой Украине, и в России. В Москве многие думали, что Кинах согласится на серьезные уступки, которые были неприемлемыми для его предшественника Виктора Ющенко, в частности по электроэнергии, долгам за газ, торговле. Украинские "олигархи" рассчитывали, что правительство больше не будет вмешиваться в их бизнес и в их отношения с президентом. Спустя всего несколько месяцев оказалось, что все не так просто", пишет в предисловии к интервью с Анвтолием Кинахом автор российских "Ведомостей" Виталий Портников.

Экономические отношения Украины и России развиваются по куда более жесткой схеме, чем в предшествующий период. А в кулуарах украинской власти уже поговаривают о том, что новый глава правительства стремится к созданию собственной политической базы, которая поможет ему удержаться в кресле-катапульте, и выстраивает с президентом собственные взаимоотношения, что чревато разочарованиями для "олигархов". Произошло ли это по стечению политических обстоятельств либо Анатолий Кинах именно так и представляет себе функции премьер-министра? И чем его кабинет собирается руководствоваться в диалоге с Россией? На эти и другие вопросы премьер-министр Украины отвечает "Ведомостям".

- Одна из классических проблем российско-украинского диалога - украинская задолженность за российский газ. Вы заявили, что ваше правительство в отличие от предшествующего кабинета не будет брать на себя ответственность за долги корпоративных потребителей. Между тем в России эта договоренность между вашим коллегой Михаилом Касьяновым и вашим предшественником Виктором Ющенко воспринималась как большое достижение...

- Я хотел бы однозначно сформулировать: Украина и Россия - это стратегические партнеры, и наша задача - совместными усилиями наполнять этот безусловный тезис конкретным экономическим содержанием. Очень важно, что и в России, и на Украине приходят к пониманию того, что задача любого государства - это защита его национальных интересов. Но необходимо, чтобы, защищая эти интересы, Украина и Россия не создавали дополнительных искусственных проблем по торгово-экономическому и политическому сотрудничеству. Нужно стремиться к тому, чтобы существующие проблемы - а их достаточно много - решались на взаимовыгодной, равноправной основе. При этом есть уже понимание того, что былое не вернуть и только исходя из безусловно святых принципов славянского братства, дружбы, интернационализма никто никому не будет бесплатно отдавать ликвидную продукцию. И я очень надеюсь, что эти новые реалии, эта новая идеология наших взаимоотношений, которая должна опираться на равноправные рыночные механизмы сотрудничества, начинают занимать все большее место в подходах и на межгосударственном уровне, и на уровне конкретных субъектов хозяйствования.

Исходя из этого, нам нужно строить отношения и в топливно-энергетическом комплексе, включая сектор природного газа. Я дважды обсуждал эти проблемы с моим коллегой Михаилом Касьяновым. Наши встречи проходят в очень конструктивной обстановке, у нас нет расхождений в понимании того фактора, что Украина и Россия формируют рыночную экономику, нет разногласий в том, что задача правительств - создавать равноправные и прозрачные условия для конкуренции. При этом, не показывая пальцем назад - я не очень люблю это делать, - хочу отметить, что предыдущее правительство, к сожалению, подписало ряд соглашений между Украиной и Российской Федерацией, не имея реальных возможностей для их выполнения. Это касается и одного из соглашений, предусматривавшего выпуск ценных бумаг под гарантии правительства по оформлению задолженности национальной акционерной компании "Нефтегаз Украины" за природный газ, потребленный в предыдущие периоды. В украинской версии эта задолженность составляет $1,342 млрд. Срок исполнения согласно одному из соглашений был определен 30 апреля текущего года. Я вынужден отметить - я об этом говорил и Михаилу Михайловичу, - что данные условия невыполнимы как с точки зрения того, что они нарушают наше национальное законодательство, так и исходя из наших национальных экономических интересов. И мое правительство никогда не согласится на то, чтобы корпоративная задолженность была оформлена как государственная. Эту позицию Украины поддержал не так давно и Парижский клуб кредиторов, который четко сформулировал, что данная задолженность имеет корпоративную сущность. И теперь мы с российской стороной работаем над альтернативными вариантами, включая и возможность реструктуризации этой задолженности. Я очень надеюсь, что мы найдем компромисс с россиянами. Запланирована встреча премьер-министров Украины и России на середину октября - это будет встреча, предшествующая заседанию смешанной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, которая заседала последний раз в июле 1999 г. Вы понимаете, как трудно решать системные вопросы, когда заседания такой комиссии проходят раз в два года. Нам необходимо ее реанимировать и углублять экономическое сотрудничество на принципах, о которых я уже говорил.

- Во время недавнего пребывания в Москве вашего первого заместителя Олега Дубины Михаил Касьянов вручил ему проект документа, регламентирующего выпуск ценных бумаг компанией "Нефтегаз Украины". Насколько я понимаю из сказанного вами, вас эти предложения не устраивают.

- Сейчас этот документ прорабатывается в правовых и финансово-экономических структурах правительства. С учетом сказанного выше в ближайшее время мы будем вносить, учитывая и позицию Парижского клуба кредиторов, конкретные реальные предложения на максимально взаимовыгодных условиях по решению этой проблемы, но - не меняя сути корпоративной задолженности.

- Еще один конфликт - с компанией "Итера". Украину начинают подозревать в том, что то количество газа, которое недопоставляет вам эта компания, Украина заберет из транзитных поставок "Газпрома"...

- Мы ни в коем случае не будем этого делать. Проблема, связанная с задолженностью компании "Итера", которая сложилась в период прохождения зимнего пика в 2001 г., еще при том правительстве, не была ликвидирована с учетом предыдущих договоренностей. У "Итеры" возникли проблемы при оплате за транзит природного газа, который поставляется на Украину из Туркменистана через территории Узбекистана, Казахстана, Российской Федерации. На некоторый период времени "Итера" сократила поставки туркменского газа на Украину где-то в два раза. Проблема абсолютно объективная, требующая решения на уровне высокой ответственности за взаимные обязательства и безусловной необходимости погашения задолженности со стороны Украины. Мы занимаемся этим вопросом: "Итере" выплачены $20 млн задолженности, и мы уже практически вышли на контрактный уровень объема поставок газа. И я надеюсь, что ситуаций, связанных со снижением объема поставок из-за невыполнения обязательств, больше не будет. Я лично буду контролировать этот процесс. Частично эта задолженность погашается поставками электроэнергии, которая вырабатывается генерирующими компаниями Украины, в Республику Молдову. Это тоже очень взаимовыгодный механизм. Я думаю, последовательно в ближайшее время по согласованным графикам мы погасим задолженность окончательно. При этом никаких несанкционированных отборов мы не допустим. Это нецивилизованная мера, это только подрывает доверие к партнеру и авторитет Украины на международной арене.

- Вы сказали о поставках электроэнергии в Молдову. Насколько мне известно, РАО "ЕЭС России" также хотело бы увеличить экспорт своей электроэнергии, причем используя договоренности о параллельной работе энергосистем, достигнутые во время встречи в Днепропетровске президентов Владимира Путина и Леонида Кучмы. Вашего предшественника обвиняли в том, что, не соглашаясь с экспортом российской электроэнергии через украинские энергосистемы, он саботирует выполнение этой договоренности. Но теперь в срыве соглашения обвиняют уже вас...

- Это очень отрицательный факт, когда не выполняются соглашения, подписанные в присутствии президентов Украины и Российской Федерации, т. е. однозначно получившие их политическую поддержку. Я не буду давать оценку тому, что происходило до того, как было сформировано правительство, которое я возглавляю, но как факт считаю это абсолютно ненормальным и не повышающим уровня доверия между государствами, включая те или иные экономические издержки. В настоящее время принято постановление кабинета министров, которое решает все технические проблемы, и у нас нет технических, технологических проблем по началу работы в параллельном режиме объединенной энергосистемы Украины и Российской Федерации. Есть ряд разногласий. В частности, мы готовы работать с Россией по транзиту российской электроэнергии через территорию Украины для экспорта в страны Европы. При этом мы хотели бы, чтобы это было сделано опять же на равноправных условиях, потому что генерация Украины имеет высочайший потенциал для выработки электроэнергии на экспорт и Украина всегда это делала в лучшие годы. В частности, мы не можем согласиться отказаться от поставки украинской электроэнергии в Республику Молдову - хотя бы на первом этапе - в счет погашения задолженности компании "Итера". И мы предлагаем россиянам дать возможность Украине погасить эту часть задолженности за счет поставок украинской электроэнергии в Молдову и далее искать оптимальный баланс с точки зрения присутствия на рынках и Молдовы, и Европы как украинской, так и российской электроэнергии. Я думаю, это нормально, объективно и каждая страна действовала бы в такой ситуации аналогично, защищая свои экономические интересы. Это первый момент.

Второе. Мы готовы начать работу в условиях нулевого режима перетока, при этом готовы подписать коммерческие соглашения в том случае, если переток будет в ту или иную сторону. Но есть, например, принципиальный вопрос, когда мы не можем позволить, чтобы в случае перетока российская электроэнергия поставлялась напрямую, минуя энергорынок, на те или иные предприятия. Мы предлагаем, что в случае перетока российская электроэнергия должна учитываться в общем объеме товарной продукции энергорынка и на наших условиях поставляться потребителям, исходя из тех правил, которые действуют сегодня на украинском энергорынке. Дать возможность, минуя энергорынок, поставлять более дешевую российскую электроэнергию на наши ликвидные предприятия - это значит создать очень негативные условия для тепловой генерации на Украине с соответствующими экономическими, финансовыми и социальными последствиями.

Вот те основные пункты, по которым идут переговоры. Они все решаемые. Я думаю, что компромисс будет достигнут, так как от параллельной работы выиграем и мы, и россияне. И с точки зрения возможностей балансировки энергосистем, и с точки зрения повышения эффективности объединенных энергосистем. Я думаю, что в течение июля мы повысим уровень контактов так, чтобы мы максимально согласовали все детали и вышли на объединенный режим работы наших энергосистем. Но и мы, и россияне должны понимать, что это не самоцель, что условия выхода на параллельную работу должны адекватно отражать наши интересы и принципы равноправного сотрудничества на основе рыночных закономерностей.

- Вы договорились с Михаилом Касьяновым о заключении соглашения по поставкам украинских труб в Россию, регламентирующего и номенклатуру товара, и то, какое количество труб будет поставляться. Вы рассчитываете, что это соглашение изменит сложившуюся ситуацию?

- Когда мы говорим о рыночной конкуренции, объективно возникает ситуация, когда та или иная продукция Украины или России конкурирует на рынках с продукцией национального товаропроизводителя. Безусловно, объективна реакция государства, которое стремится создать для национального производителя оптимальные условия. Но очень важно, чтобы этот процесс был управляемым, прозрачным, упреждающим с целью минимизации экономических, финансовых, социальных последствий как для Украины, так и для России. И мы договорились, что нам нужно отработать именно такие упреждающие превентивные механизмы. Сейчас мы работаем над специальным документом - это будет протокол или соглашение, предусматривающее процедуру действий при ситуации, аналогичной возникавшей с трубами, карамелью, еще раньше - с сахаром и т. д. Мы хотим с помощью этих превентивных мер не доходить до ситуации, определяющейся антидемпинговыми расследованиями или какими-то элементами торгово-экономической войны. Мы планируем рассмотреть проект такого соглашения в октябре, подписать его, чтобы, опираясь на него, минимизировать ту ситуацию, которая возникает с рынком трубной продукции в России.

Мы постараемся уже в конце IV квартала рассмотреть конкретно условия реализации трубной продукции на 2002 г. Понимая интересы российских товаропроизводителей, но так, чтобы у наших предприятий было время для адаптации к той ситуации, которую мы определим на 2002 г. Чтобы у них было время на поиск рынков сбыта, на определение своей коммерческой политики, маркетинговых исследований, работы с менеджментом. Таким образом, нужно искать компромиссные решения. В целом я очень надеюсь, что мы, шаг за шагом проходя путь адаптации власти и экономики - и нашей, и российской, - будем создавать прозрачные условия, которые позволяли бы решать проблемы уровня национальных интересов, не ухудшая условия сотрудничества предпринимателей, промышленников, инвестирования в наши экономики. Я уверен, что от этого будут выигрывать все. И чем больше будет совместных проектов, интересов, основанных на собственности, тем меньше возможность за счет колебания политического маятника ухудшать условия торгово-экономического сотрудничества.

- Но ведь и на Украине сейчас вводят ограничения на поставки определенной продукции из России...

- Возникла очень непростая ситуация - мы об этом говорили и на встречах с Михаилом Касьяновым: в соответствии с новым Налоговым кодексом Российской Федерации с 1 июля текущего года вводится взимание НДС так, как это делается во всем мире, - по стране назначения. И, конечно же, это существенно влияет на ряд аспектов, включая стоимостные характеристики нашего экспорта в Россию и российского импорта на Украину. Адекватно реагируя, мы приняли соответствующее постановление о взимании налогов по такому же методу, и сейчас идет совместный мониторинг последствий введения этого налогового механизма для торгового оборота между нашими странами. Мы договорились, что в октябре, когда мы встретимся, имея уже трехмесячный опыт работы в таком режиме налогообложения, постараемся сделать глубокий анализ и там, где это явно ухудшает объективно необходимые объемы нашего сотрудничества, будем принимать адекватные меры, чтобы выправить ситуацию. Нам бы очень хотелось, чтобы такие вопросы не просто вызывали обратную негативную реакцию Украины или России, а чтобы еще до того, как будут приниматься взаимосогласованные решения, был пройден путь поиска компромисса, превентивных мер, с тем чтобы основываться на экономической логике, а не просто на эмоциональном политическом реагировании. Это непросто, но это школа для наших государств, для наших экономик. Альтернативы такому подходу я просто не вижу.

- Ваши российские партнеры, конечно же, проинформировали украинское правительство о намерении пересмотреть соглашение о свободной торговле с Украиной...

- Я достаточно отрицательно оцениваю то отношение к соглашению о свободной торговле, которое сегодня наблюдается у наших коллег в Российской Федерации, и думаю, что проблемы, которые создаются из-за того, что соглашение не действует в полном объеме, наносят ущерб и Украине, и Российской Федерации. В рыночной экономике вакуума не бывает. И если Украина теряет часть рыночного пространства России, а Россия - часть украинского рыночного пространства, то на смену им очень быстро приходят третьи, четвертые, пятые страны, и очень часто получается так, что вернуться на эти рынки просто невозможно. Нам бы очень хотелось, чтобы это рассматривалось именно под таким углом зрения и отношение к соглашению о свободной торговле было бы более прагматичным, более конструктивным. И мы бы решали эти проблемы, не ухудшая, а улучшая условия нашего сотрудничества.

- Вашего предшественника Виктора Ющенко в российских СМИ характеризовали как политика, ориентированного на Запад. А вас сразу же после избрания, зная и о ваших контактах в России, и о том, что вы долгое время руководили Украинским союзом промышленников и предпринимателей, те же наблюдатели воспринимали как политика, ориентированного на Восток, на Россию... Но тем не менее спустя несколько месяцев после начала работы вашего кабинета можно констатировать, что подходы по многим принципиальным вопросам российско-украинского диалога не просто конкретизировались, а стали более жесткими. Что-то в этом есть парадоксальное...

- Я бы не сказал, что это парадокс. Речь идет опять же об одном очень важном факте. Я сам с интересом наблюдаю, как изменяется психология и власти, и людей. С 1990 г. я являюсь активным участником всех процессов, происходящих на Украине, в том числе и тех, что касаются наших контактов с внешним миром. И меня радует то, что когда мы сегодня говорим об объективном стремлении создать на Украине рыночную экономику, об интеграции экономик, то мы начинаем понимать, что это жесткая конкуренция, в которой слабых не любят, не слушают и не уважают. И нужно уметь защищать свои интересы. Так же выстраивается вектор наших взаимоотношений с Россией. Аналогично Россия действует по отношению к Украине, хотели бы мы этого или нет. Это объективный процесс. И когда меня спрашивали, как я отношусь к назначению Виктора Черномырдина послом России на Украине и спецпредставителем президента России, я, говоря о своем уважении к нему как к одному из крупных государственных и коммерческих менеджеров, отметил, что нам нужно понять: Виктор Степанович будет защищать на Украине национальные интересы Российской Федерации. И для того, чтобы создать хотя бы паритет по точности и профессионализму в работе, нам нужно быть не менее профессиональными, не менее интеллектуально подготовленными. И для этого нужно консолидировать все свои ресурсы, с тем чтобы на равных защищать интересы Украины в Российской Федерации. Поэтому я рад, что мы в своих отношениях с Россией ушли от периода дипломатии без галстуков, когда все ожидали: вот встретятся президенты и решат все наши проблемы. Это невозможно сделать. И я рад, что мы постепенно переходим на прагматичные условия сотрудничества, я уверен, что это и будет тот вектор, который даст возможность и оздоровлять ситуацию, и повышать доверие, и совместно формировать и эффективные экономики, и благоприятные условия для сотрудничества.

ТЕГИ: сердечно-сосудистые заболевания
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях