Главная
 

Американские фермеры – добрые ангелы украинской посевной

26 июля 2001, 15:25
0
12

"Гордон Сибринг ведет свой потрепанный "Мерседес" по усеянным выбоинами украинскими дорогам. Он явно чем-то недоволен. Когда он останавливает машину и выходит из нее, причина его плохого настроения становится понятна", - журналистка американского издания The Wall Street Journal Элизабет Уайнстайн рассказывает на страницах журнала о буднях американских фермеров в украинской глубинке.

Несколько загорелых работников фермы суетятся неподалеку от сеялки производства компании "Джон Дир". Они переговариваются по-русски, по очереди пытаясь что-то подправить в раме аппарата. В разгаре посевной машина давно уже должна бы быть в поле, сажая семена в щедрую украинскую землю…

Г-н Сибринг не впервые наблюдает подобную сцену. "В прошлом году я продал сеялку своим северным соседям. Проклиная меня и ругая на чем свет стоит, они назвали меня лжецом – мол, я продал им груду металлолома, - говорит он. Но я знаю, что пока я собственноручно не установлю сеялку на трактор, она так и будет лежать в бездействии.… Нет, чтобы спросить меня, как ею пользоваться – они приходят и требуют назад свои деньги".

42-х летний г-н Сибринг – один из группы фермеров со Среднего Запада США, которые добровольно приехали в Украину работать над восстановлением сельского хозяйства, пришедшего в полный упадок после развала СССР в 1991 году. Чувствуя острую необходимость в деньгах, "пришельцы с Дикого Запада" вскоре убедились, что на выращивании и продаже зерновых можно неплохо заработать. Аренда плодородного украинского чернозема стоила 10-15 долларов за акр, что составляет одну десятую стоимости аренды земли в родном Альбионе Сибринга.

В то время, как почва здесь – одна из лучших в мире, давно устаревшее сельскохозяйственное оборудование крайне неэффективно. Тракторы и комбайны местного или российского производства часто ломаются, а многие из них не выдерживают и десяти часов полевых работ из-за перегрева двигателя. Запасных частей не хватает, а серьезный ремонт такой технике необходим почти ежедневно, но технические осмотры проводятся очень редко. К примеру, по сведениям Администрации внешней торговли США, в1998 г. только 31% сборщиков урожая смогли выйти в поле. В последующие годы статистический учет провести уже было невозможно.

Американские фермеры вскоре пришли к выводу, что зарабатывать они смогут только в том случае, если они всерьез возьмутся за модернизацию технической базы. На первый взгляд, эта идея сулила золотые горы и не была трудна для исполнения: тысячи отживших свой век машин простаивали в США, тогда как в Украине они подошли бы как нельзя более кстати. Фермеры обшарили аукционы и распродажи подержанной техники в Штатах, и, к превеликому своему удовольствию, нашли массу оборудования 70-80-х гг. выпуска, все еще годного для обработки огромных полей.

Однако, как оказалось, незатейливая идея г-на Сибринга и его коллег не учитывала некоторых досадных мелочей. Началось все с того, что им пришлось представить образцы "новых технологий" недавним украинским колхозникам, которые всю свою жизнь имели дело только с примитивной техникой российского производства. И хотя местные земледельцы заявляли, что им отчаянно необходима сельскохозяйственная техника, банки либо не предоставляли им кредиты, либо предлагали процентную ставку 80%. Заоблачные проценты раз и навсегда отпугивали потенциальных клиентов.

Что того хуже, во времена СССР многие настолько привыкли к щедрой государственной помощи, что теперь попросту "отучились" выплачивать долги. Фермер из Кентукки Джозеф Паркер, ведущий свое хозяйство на 15 000 акрах в Херсонской области, говорит, что те несколько покупателей оборудования для полевых работ, с которыми он вел дела в 90-х, ни разу не произвели оплаты вовремя, даже если им удавалось получить банковский кредит. В 1996 г. ситуация с продажей сельскохозяйственной техники настолько ухудшилась, что он вынужден был сосредоточиться на обработке земли: "Несмотря на приличные наценки на технику, мы потеряли деньги на просроченных платежах, - тяжело вздыхает г-н Паркер. – Иностранцам всегда было трудно понять особенности местной торговли".

1997 год был сплошным кошмаром для г-на Сибринга: наемный рабочий украл большую часть выручки за весь сезон, а несколько основных американских инвесторов отказали ему в предоставлении дальнейших кредитов. Он обанкротился и дал себе обещание для будущего своего предприятия найти достойных доверия деловых партеров по обе стороны океана.

Сегодня г-н Сибринг, его украинский партнер Владимир Перчиклий и небольшая группа солидных инвесторов знают, как свести к минимуму убытки от продажи импортного оборудования. Они не привозят больше техники, чем смогут продать, и требуют большую часть суммы наличными в качестве первого взноса за комбайны, сеялки и тракторы. Клиенты постепенно выплачивают кредит из доходов от продажи урожая или посредством бартерных соглашений. За последние месяцы процентная ставка была понижена до 30%.

В типичной сделке - продаже зерновой сеялки, г-н Сибринг получает первоначальный взнос в размере 25% стоимости машины. В своем родном городе он покупает сеялку на аукционе приблизительно за 4 500 долларов, разбирает ее и переправляет морем в Одессу из своей компании Siebring Export, находящейся в Айове. По прибытию в Одессу сеялку собирают, перекрашивают и продают клиенту. В итоге, цена сеялки составляет 10 000 долларов и включает в себя расходы на перевозку, таможенные пошлины, налоги и 20-25% наценку, а также оплату труда рабочих и запчастей.

Для тех немногих клиентов, кому по карману такое оборудование, приобретение быстро окупается. По словам президента частной сельскохозяйственной фирмы "Энергоресурс" Анатолия Лабунского, "обрабатывать землю с помощью американской техники – все равно, что с "Лады" пересесть на "Мерседес". Когда мы только открыли дело, мы купили автоматические поливающие машины. Затраты на их приобретение окупились за один сезон".

Менеджер фирмы Светлана Иванова говорит, что если для американцев импортные машины могут казаться устаревшими, для украинцев они – последнее слово техники: "Наше сегодняшнее оборудование более надежное, оно позволяет нам получать лучшие результаты… у нас есть надежда, что мы вовремя закончим сбор урожая".

Аккуратные ряды пшеницы – еще один признак прогресса, принесенного американскими фермерами: мы наблюдаем возрождение этики труда. По словам г-на Сибринга, как только украинские фермеры преодолели страх перед заморскими сеялками и комбайнами, они "начали работать как проклятые", чтобы успеть засеять и собрать урожай с как можно большей площади.

В Украине одна американская сеялка может обработать за сезон 1 000 акров земли. В США, говорит г-н Сибринг, посмеиваясь, "с ее помощью вы можете засеять 300 акров, а потом еще долго раздумывать над вопросом: "А не пригодится ли мне сеялка побольше этой?"".

Деревенские жители, которые большинство овощей и фруктов выращивают в собственных садах, тоже заметили изменения на окружающих полях. Жительница Федоровки Мария Шепленко говорит, что американская техники напоминает ей о том, что жизнь понемногу идет к лучшему: "Приятно вокруг видеть засеянные поля, - говорит она, улыбаясь. – Раньше на полях были одни сорняки". (Перевод: Форум)

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях