Главная
 

Анти-Бжезинский

7 августа 2001, 11:58
0
11

По мнению автора материала в "Русском Журнале" Михаила Тульского, России не надо придумывать концепцию взаимоотношений с Украиной, достаточно просто прочитать Бжезинского и сделать наоборот.

Збигнев Бжезинский - главный идеолог сегодняшней внешней политики США. Он родился в Варшаве 28 марта 1928 г. в семье польского дипломата, с 1938 г. жил в Канаде, с 1949 г. - США, в 1958 г. он получил американское гражданство. В 1961-1967 гг. - член Совета планирования политики Госдепартамента США, в 1967-68 гг. - консультант госдепартамента США, в 1973-1976 гг. - директор созданной им вместе с Дэвидом Рокфеллером Трехсторонней комиссии. "Люди колеблющиеся и подчеркивающие слишком много дилемм и оттенков не добиваются такого успеха, как Бжезинский с его категоричностью", - говорили о нем тогда в США. В 1977 г. он стал помощником президента Картера по национальной безопасности и фактически руководителем Совета по национальной безопасности. "Бжезинский - это тот человек, который больше, чем кто бы то ни было, бывает у президента", - писал журнал "Нью-Йоркер" 1 мая 1978 г. После 1981 г. Бжезинский - крупнейший эксперт в США по внешней политике и отношениям с СССР и Россией. Так сказать, что у Госдепартамента и ЦРУ на уме - то у Бжезинского на языке.

В одной из своих последних книг "Великая шахматная доска", написанной им в 1997 г., Бжезинский много внимания уделяет Украине и теме желательного для США развития российско-украинских отношений. Поразительно, но Бжезинский придает Украине большее значение в определении будущей судьбы России, нежели российские политике: "Независимость Украины бросила вызов притязаниям России на божественное предназначение быть знаменосцем всего панславянского сообщества". Без Украины Россия не может возродиться как сильная евразийская держава: "Появление независимого государства Украины обозначило большую геополитическую неудачу Российского государства. Отречение от более чем 300-летней российской имперской истории означало потерю потенциально богатой индустриальной и сельскохозяйственной экономики и 52 млн. человек (сейчас на Украине осталось лишь 49 млн. жителей - М. Т.), этнически и религиозно наиболее тесно связанных с русскими, которые способны были превратить Россию в действительно крупную и уверенную в себе имперскую державу".

Также Бжезинский считает, что без Украины Россия постепенно превратится в азиатское государство: "Без Украины реставрация империи, будь то на основе СНГ или на базе евразийства, стала бы нежизнеспособным делом. Империя без Украины будет в конечном счете означать, что Россия станет более азиатским и более далеким от Европы государством".

Бжезинский говорит о том, что США должны оказывать финансовую помощь государствам СНГ, не желающим объединяться с Россией, из-за чего Россия будет по-прежнему оставаться слабой и зависимой от США и их союзников: "Оказание поддержки новым государствам должно стать составной частью политики, нацеленной на то, чтобы побудить Россию сделать ясный выбор в пользу Европы. Среди этих государств три страны имеют особо важное значение: Азербайджан, Узбекистан и Украина... Жизнеспособность, к примеру, Украины, Узбекистана и тем более Казахстана будет оставаться под сомнением, особенно если внимание Америки переключится на другие проблемы". Бжезинский с радостью перечисляет примеры экономических контактов Украины с Азербайджаном, Туркменией и т.д., мечтая о том, чтобы Украина зависела не от российского сырья, а только от американских кредитов.

Бжезинский признает, что США добиваются того, чтобы в Евразии было не одно ведущее государство, а много средних, относительно стабильных и умеренно сильных, но обязательно более слабых по сравнению с Соединенными Штатами - как по отдельности, так и вместе. Развивая эту мысль, он опять касается Украины: "В этом отношении Украина имела крайне важное значение. Все большая склонность США, особенно к 1994 году, придать высокий приоритет американо-украинским отношениям и помочь Украине сохранить свою недавно обретенную национальную свободу рассматривалась многими в Москве - и даже "прозападниками" - как политика, нацеленная на жизненно важные для России интересы, связанные с возвращением Украины в конечном счете в общий загон". США, таким образом, действует по принципу "разделяй и властвуй": США являются единственной сверхдержавой в мире, империей, и "великие обязанности имперской геостратегии заключаются в предотвращении сговора между вассалами... сохранении покорности подчиненных... и недопущении объединения варваров".

"Варвары" - это мы, Россия с Украиной, это нашего объединения так не хочет допустить идеолог американской гегемонии в мире. Именно поэтому американцы активно взаимодействуют с руководством Украины с 1994 г., именно поэтому американцы так зазывали Украину в НАТО. Никому Украина не нужна ни в НАТО, ни в Европейском союзе - они с радостью отгородились от "варваров". Но вот беда - варвары могут объединиться и лишить США мирового господства. Поэтому американцы и прилагают все усилия, чтобы не допустить сближения России и Украины, и не жалеют сотни миллионов долларов на кредиты Украине: как только Украина вступит в НАТО и окончательно оторвется от России, за нее никто не даст и гроша.

Американцы уже давно поняли, что для того чтобы быть сверхдержавой и страной с самым высоким уровнем жизни, нужно активно вмешиваться во внутренние дела других стран. При этом не обязательно прямое военное вмешательство (хотя и им американцы не брезгуют), гораздо действеннее оказывается финансовая поддержка на выборах близких политических сил, а также подкуп тех, кто уже находится у власти. Американцы это практикуют во всем мире - у них денег много. Однако все эти затраты в конечном счете окупаются. У сегодняшней нищей России финансовые ресурсы значительно меньше американских, нам хватит денег только на помощь нашим союзникам в странах бывшего СССР.

До сих пор у РФ практически отсутствовала такого рода внешняя политика. Лукашенко в Белоруссии победил без нашей помощи - сказалась вековая промосковская ориентация белорусов, причем как восточных, так и западных (даже большинство белорусов-католиков выступают за объединение с Россией). Победа Воронина в Молдавии в этом году произошла, может, и при небольшом участии России, но вряд можно считать фактор участия РФ определяющим. Во время выборов во всех остальных республиках бывшего СССР Россия фактически "умывала руки". Особенно позорным было то, как руководство России "проспало" президентские выборы на Украине в 1999 г. Украина ведь, даже если абстрагироваться от ее культурно-этнически-исторической близости к России, является вторым по численности населения государством-членом СНГ (на первом месте РФ с 145 млн., а на третьем - Узбекистан с 25 млн.). В 1999 г. руководство России фактически поддержало Леонида Кучму, которого одновременно поддерживали и США. Пророссийские кандидаты в президенты Украины - Петр Симоненко, Наталья Витренко и Александр Мороз - оказались в затруднительном положении: они выступают за сближение с Россией, а российское телевидение (которое многие на Украине принимают) агитируют за их противника - Кучму. Оппозиционные кандидаты пытались объединиться: сначала это была неудавшаяся "каневская четверка" (Мороз, Марчук, Симоненко и Ткаченко), потом аграрий Ткаченко снял свою кандидатуру в пользу коммуниста Симоненко перед первым туром, а перед вторым туром его поддержали и социалист Мороз и прогрессивная социалистка Витренко. Но такой сценарий был не самым удачным: наибольшие шансы победить Кучму имела Витренко, а не Симоненко (по опросу ЦСИ МГУ в конце октября 1999 г. соотношение голосов от всех имеющих право участвовать в выборах в паре Кучма-Витренко составляло 37,6%:30,7%; а в паре Кучма-Симоненко - 43,1%:23,3%; если учесть, что часть противников Кучмы скрывала при опросе свои симпатии и Симоненко в реальности получил на 5-7% больше, а Кучма - на 1-3% меньше, то становится очевидным, что Витренко имела реальные шансы победить Кучму). Наталья Витренко была единственным кандидатом, к которому общественное мнение не относилось отрицательно: и положительно, и отрицательно к ней относились по 37% (к Кучме - положительно - 37% и отрицательно - 53%, к Симоненко - 26% и 46% соответственно). Особенно позорным является тот факт, что весь сценарий украинских выборов 1999 г. был полностью списан с российских президентских выборов 1996 г.: те же лозунги "или Кучма, или коммунисты" и "придут коммунисты - будет голод, война, репрессии", даже Марчука ("украинского Лебедя") назначили перед вторым туром на пост секретаря совета безопасности... При этом кампанию Кучмы разрабатывали и вели выписанные из Москвы аналитики и пиарщики. В итоге российскими руками были разгромлены пророссийские кандидаты.

Однако вскоре руководство США решило, что у Кучмы нет политического будущего, и стало создавать и финансировать оппозицию, получившую название "Украина без Кучмы", куда вошли различные политические силы от украинских националистов до социалистов Мороза. В этой ситуации Кучма неизбежно стал другом России и прекратил всяческие разговоры о возможном вступлении Украины в НАТО. Последнее совместное появление Кучмы и Путина на фестивале "Славянский базар" лишний раз показало, что Кучма настроен на сближение с Россией.

Российское руководство не только не должно отталкивать Кучму, напоминая ему о долгах за газ, нефть и т. д., но и всячески способствовать дальнейшему политическому сближению России и Украины. Более того, было бы разумным помочь Кучме подыскать среди украинских политиков преемника, ориентированного на дальнейшее сближение Киева и Москвы, которого ждет подавляющее большинство украинцев и русских. Если Кучма не согласится на выдвижение единым кандидатом партии власти полностью пророссийского политика, то можно ему предложить выдвинуть на следующие президентские выборы двух кандидатов партии власти: одного полностью пророссийского, а другого - не пророссийского. Одновременно можно было бы сформировать и пророссийскую оппозицию из прогрессивных социалистов, коммунистов и православных. В этом случае Россия окажется в выигрыше при любом исходе событий: у России меньше денег, чем у США, но симпатии к России на Украине намного выше, чем симпатии к США

Если пророссийский кандидат от партии власти еще не очевиден (неизвестно, готов ли Кинах всерьез сближаться с Россией вплоть до объединения), то пророссийским кандидатом от оппозиции вполне может стать Наталья Витренко: несмотря на то, что последние месяцы ее почти не упоминают СМИ, она находится на 3-4 месте по популярности среди украинских политиков (на первом месте - Ющенко, на втором - Симоненко). Кроме Витренко лидером пророссийской оппозиции может стать только Симоненко. Однако Витренко превосходит Симоненко по многим позициям: если Симоненко популярен в первую очередь у старшего поколения, то Витренко имеет одинаковую популярность и у старых, и у молодых; Симоненко отвергают в качестве возможного президента больше жителей Украины, чем Витренко; если Симоненко популярен в большей степени у русскоязычных, то Витренко - одинаково популярна и у русских, и у украинцев.

Только активное участие России во внутренней политике стран бывшего СССР может привести к увеличению влияния России в мире.
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях