Главная
 

Лукашенко уступил Кучме дружбу с Путиным

28 августа 2001, 08:23
0
6

"Праздник в Киеве получился с размахом, как и планировалось. Казалось, вся Восточная Европа ликовала. Президент Польши Квасьневский и лидер Македонии Трайковский были в Киеве дорогими гостями. Но самым дорогим гостем был Владимир Путин...", пишет российское сетевое издание Утро.Ру. Автор материала Константин Белоцерковский называет визит Путина в Киев "эпохальным".

Прошедшая неделя была неделей праздников. Официальных, помпезных и скромных, почти частных. Ярчайшим событием была десятилетняя годовщина независимости Украины, отмеченная в Киеве с шумом бронетехники и треском вертолетов над Крещатиком. Праздником для украинской оппозиции стало объявленное буквально накануне празднования решение президента Кучмы не баллотироваться в 2004 г. на третий срок. И, наконец, светлый праздничек для белорусского президента Александра Лукашенко: еще один претендент на высший государственный пост – Семен Домаш - отказался от участия в выборах. Домаш с возу – Батьке легче.

Праздник в Киеве получился с размахом, как и планировалось. Казалось, вся Восточная Европа ликовала. Президент Польши Квасьневский и лидер Македонии Трайковский были в Киеве дорогими гостями. Но самым дорогим гостем был Владимир Путин...

Визит Путина в Киев, несомненно, эпохален. Его предшественник, посетивший украинскую столицу через много лет после Беловежской пущи, приехал в гости уже не к своему коллеге по одноименным соглашениям Кравчуку, а к сменившему его Кучме, и вынужден был делать хорошую мину при плохой игре, ибо Украина и Россия поначалу делили Черноморский флот, а затем никак не могли договориться, кто кому и как будет платить за газ.

С Путиным все иначе. Владимир Владимирович энергично взялся за выстраивание российско-украинских отношений. В этом ему помог жесточайший политический кризис, разыгравшийся в Киеве в прошлом году. Кризис выполнил для внешней политики Путина ту же благотворную функцию, что и цены на нефть – для внутренней. К тому же, президент Украины тогда очень нуждался в поддержке. И она была ему оказана. Кучма в долгу не остался, дав понять, что умеет быть благодарным: впервые за много лет Москва и Киев продвинулись в вопросах урегулирования газовой задолженности. Теперь необходимо не сбавлять темп и продолжать демонстрировать трогательное единение в стремлении к идеалам добра, справедливости, демократии, etc. Что и было сделано на прошлой неделе.

Путин – самый популярный зарубежный политик на Украине. Рейтинг российского президента, согласно опросам общественного мнения, выше сорока процентов, что необычайно много для лидера другого государства. Обращающих взоры свои на Москву активных членов украинского общества больше с каждым днем. В день прилета ВВП в Киев таковых еще прибавилось, да и взоры были обращены в прямом смысле слова: президентский самолет слегка опаздывал. "Они лежат и бредят: ну что же он не едет." Тридцать минут напряженного ожидания. "Но вот, посмотрите, какая-то птица все ближе и ближе по воздуху мчится." Это не птица, это самолет Президента России. И вот уже наизготовку пионеры, пардон, молодые украинцы и украинки с цветами, хлеб-соль, оркестр, почетный караул, улыбки, вспышки, рукопожатия, объятия и кортеж, мчащийся из аэропорта "Борисполь" в центр столицы независимой Украины, где уж давно ждут, трепещут: вот он, он едет, едет, едет. Простые люди заполнили улицы и площади, высыпали на балконы, полиция вежлива, но строга, и снова вспышки, Леонид Данилович выходит встречать: широкая улыбка, рукопожатия… Зал во дворце "Украина", Кучма говорит речь. Самые главные слова: "Нам не надо идти на Запад, мы уже там".

А на следующий день – парад. Майдан Нэзалэжности, в ударные сроки отремонтированный усилиями мэра Киева Омельченко, украшен стелой в лучших традициях Зураба Церетели: вверху прикреплена панночка, символизирующая независимость. Внизу, под стелой и, в некотором смысле, под панночкой - президенты Кучма, Путин, Квасьневский и Трайковский. Мимо них нескончаемой колонной идет-гудёт темно-зеленый шум – военная техника, установки "Град", танки, бронетранспортеры. В небе – вертолеты и самолеты: "И верьте нам, на всякий ультиматум / Воздушный флот сумеет дать ответ". Все верят. Все улыбаются. Путин беседует со спикером Верховной Рады Плющом, увивающимся вокруг российского президента, и со своими коллегами.

После того, как все отгремело, отгрохотало, отстрекотало и отлетало, Путин и Кучма проехались по Днепру. Путин высказался по итогам своего визита на Украину: "Братство России и Украины - не легенда, а факт истории, и поэтому общее будущее России и Украины – это будущее двух европейских государств, которые очень близки и связаны друг с другом".

Эти слова знаменуют новую эпоху в российско-украинских отношениях. Нет сомнений, что Россия официальным Киевом более не воспринимается как антипод Запада. Общее движение на Запад вернуло отношениям романтику начала девяностых: вместе отречься от старого мира, отряхнуть его прах с ног, только вот теперь движение приобрело вектор: цивилизованное вхождение в общеевропейский дом (забытый горбачевский термин), а не нечто центробежное – в некую "свободу", в никуда, по сути. Определенность достигнута. Украина и Россия – идущие вместе.

Любопытно, что такой мощный пиар-потенциал, как десятилетие украинской независимости, не был использован в предвыборных и прочих целях Александром Лукашенко, белорусским Батькой, не пожелавшим превращаться в киевского дядьку и оставшимся дома. Пока Кучма, Путин, Квасьневский и Трайковский на Майдане Нэзалэжности "дывились на нэбо тай думку гадали", Лукашенко был занят собственной вотчиной: посещал различные города и веси Белоруссии, дабы в излюбленной манере проверить положение дел на местах и, если что не так, немедленно отдать распоряжение исправить. Барин приедет, барин нас рассудит. Стремление Лукашенко, подобно Хлестакову из бессмертной комедии Гоголя "Ревизор" быть "везде, везде", а не полагаться на тридцать тысяч курьеров, объясняется отнюдь не недостатком в курьерах или охотой к перемене мест, а серьезнейшим положением дел в Белоруссии и радением президента о благополучии сограждан. Радение остро овладело А.Г. Лукашенко в предвыборный период. Граждане Белоруссии должны по достоинству оценить заботу великого руководителя, которому недосуг смотреть на вертолеты и танки, кататься по Днепру, поздравлять соседей и друзей и даже общаться с "большим братом", когда страна ждет: что же еще от щедрот Батьки перепадет: килограмм картошки или банка сметаны к 9 сентября.

Оппозиция истолковала отсутствие Лукашенко в Киеве по-своему: мол, Александр Григорьевич – не слишком желанный гость, а Кучма и Путин дают понять, что не стремятся оказывать Лукашенко публичную поддержку. Так это или нет, сказать трудно. С другой стороны, Лукашенко, быть может, не очень хотелось соседствовать под стелой с Квасьневским и Трайковским, ибо его лучший друг – это серб Слободан Милошевич. Однако дружеские чувства проявить не удастся ввиду предвыборного периода, да и вряд ли Лукашенко станет навещать Милошевича в швейцарской тюрьме и давать приятельские наставления прокурору Карле Дель Понте.

Лукашенко, очевидно, настолько уверен в незыблемости собственного положения среди друзей и соседей, что великодушно уступил Кучме и Украине роль перших друзей России. Подтвердив свой авторитет главного интегратора славянских народов и государств, которые расступились и с нетерпением ждут девятого сентября.

ТЕГИ: Покращення
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях