Главная
 

Импорт бытового насилия из Украины

30 августа 2001, 12:10
0
10

"Выходец из бывшего СССР, Солтыс теперь – наша проблема. Его прошлое довлеет над всеми нами, как коренными американцами, так и иммигрантами", пишет редактор американской газеты "The Sacramento Bee" Марджи Лундстром в материале о до сих пор не найденном иммигранте из Украине Николае Солтысе, убившем шестерых родственников, в том числе жену и сына.

Не правда ли, большим облегчением было услышать, что у Солтыса была так называемая "история бытового насилия" еще на родине, в Украине? Что, по словам родственников жены, он однажды набросился на молодую женщину с топором? Что его семья сообщила полиции, что Солтыс всегда был вспыльчивым? Что все знакомые, а родители в первую очередь, считали его жестоким человеком?

Как утешительно все это слышать сейчас, когда его имя у всех на устах! Теперь он – основной, впрочем, и единственный, подозреваемый в неимоверно жестоком убийстве трех взрослых и трех детей неподалеку от Сакраменто.

Выходец из бывшего СССР, Солтыс теперь – наша проблема. Его прошлое довлеет над всеми нами, как коренными американцами, так и иммигрантами.

Есть люди, которые спят и видят, как бы придать этой трагедии антииммигрантский оттенок, но я считаю такую позицию абсурдной. Убийцы и извращенцы бывают всех видов и национальностей – а применительно к Америке это утверждение особенно верно, ведь большая часть известных на весь мир преступников породила именно ее земля.

Но, пребывая в эпицентре событий, в первую очередь задаешься вопросом, каким образом такой человек мог попасть в страну? Каким образом необразованный обувщик с сомнительным прошлым и туманным будущим мог проскользнуть сквозь иммиграционную систему США, столь решительно давшую от ворот поворот многим жаждущим американского гражданства.

Служба иммиграции и натурализации (СИН) и Государственный департамент США отказались прокомментировать процесс получения Солтысом иммиграционного статуса, ссылаясь на конфиденциальность. Но друзья семьи говорят, что находящийся в розыске 27-летний подозреваемый переехал в Сакраменто из Нью-Йорка около трех лет назад. США предоставили Солтысу убежище как жертве религиозных преследований.

Многие из 75 000 украинских и российских иммигрантов прошли тот же путь в попытке избежать преследований, которым подвергалась их христианская евангелистская церковь.

Процесс проверки начинается в периферийных отделениях СИН, куда подаются заявления о предоставлении статуса беженца, причем для каждой страны оговорено определенное число заявителей. Затем претенденты проходят интервью. Как говорит пресс-секретарь СИН Кимберли Вейсман, в числе многих проволочек есть и такая: заявитель должен предоставить достоверное свидетельство того, что он скрывается от преследования по идейным соображениям и является "положительным во всех отношениях" человеком.

Получается, что СИН не слышала о том, что однажды Солтыс преследовал свою жену с топором в руках, как об этом сообщает украинская газета "Факты".

В понедельник от ножевых ранений умерла новоприбывшая в страну Любовь Солтыс. Следующими жертвами убийцы стали дядя и тетя Солтыса, двое 9-ти летних кузенов и собственный 3-х летний сын.

Пока неизвестно, был ли Солтыс арестован или обвиняем в Украине, а ведь это – рутинный вопрос процесса предоставления статуса беженца. Криминальное прошлое затем проверяется Государственным департаментом. Заявитель также должен пройти полный медицинский осмотр.

Если сейчас ввести более тщательное исследование прошлого заявителей, результат может быть один - множество бюрократических перегибов в иммиграционном законодательстве, а иммигранты и так изнемогают под тяжестью всяческих указов, ограничений и предписаний. Ужесточение проверки прошлого заявителей может оказаться совершенно бессмысленным занятием, особенно что касается бытового насилия, ведь во многих странах оно не считается уголовно наказуемым преступлением.

Выход один, и следует заметить, что этим решением правительство США уже пренебрегло однажды: почему бы не предоставлять иммигрирующим семьям информацию о нашем законодательстве, особенное ударение при этом делая на наказуемость бытового насилия?

Директор женской иммиграционной программы при Фонде законодательной защиты Лесли Орлофф говорит, что многие женщины, страдающие от насилия в семье, не обращаются к правоохранительным органам, поскольку мужья грозят, что за таким шагом немедленно последует депортация: "Они говорят: "Дорогая, я тебя сюда привез, смогу и отправить обратно", а многие женщины не отдают себе отчет в том, что такое утверждение уже давно лишено оснований".

Орлофф говорит, что всем будущим иммигрантам, а особенно женам, отправляющимся в новую страну вслед за своими супругами, необходимо выдавать брошюру, в которой были бы детально изложены их права и обязанности, а также закон об уголовной ответственности за бытовое насилие.

Сотрудник вашингтонского отделения СИН Илэйн Комис говорит, что сейчас разрабатываются сходные брошюры для "невест по переписке", однако такая "чуткость" не должна получить более широкое распространение. Если супругу каждого иммигранта снабдить такой книжицей, то им может показаться, что правительство США считает всех без разбору мужей потенциальными насильниками.

Простите, но кого это должно интересовать?! Такая гипертрофированная чуткость почти означает замалчивание бытового насилия под девизом: "Не дай Бог кого-то обидеть!".

Трагедия прошлой недели, как ничто другое, делает очевидным, что надо что-то предпринимать. Надо поднимать вопросы. Надо "обижать". Потому что утрата шести человеческих жизней вызывает гораздо более сильные эмоции, чем простая обида. (Перевод: ForUm).

ТЕГИ: Выборыкандидаты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях