Главная
 

О безразличии Кучмы

12 октября 2001, 11:49
0
9

Речи официальных лиц обычно готовятся весьма скрупулезно и тщательно. Однако временами, как правило, совершенно случайно, удается заглянуть за эти «словесные фасады», пишет The Wall Street Journal. То, что за ними скрывается, временами поражает своим цинизмом и безответственностью.

Владимир Путин показал свою виновность, почти безразлично отвечая на вопросы о затонувшей подлодке «Курск». Цзян Цземинь продемонстрировал жестокость, характеризуя обеспокоенность Запада в связи с резней на площади Тянаньмень словами «много шума из ничего». Чем-то средним стал циничный подход украинского президента Леонида Кучмы к возможности того, что российский авиалайнер на прошлой неделе был сбит украинской ракетой.

«Мы не первые и не последние. Не нужно из этого делать трагедии, если это была ошибка», – заявил господин Кучма в среду, – Бывали ошибки и не такого масштаба. Бывали ошибки планетарного масштаба». Президент не особо переживал по поводу жизней, утраченных в результате этой ошибки.

Уже неделя прошла с тех пор, как самолет Ту-154 Сибирских авиалиний, летевший из Тель-Авива в Новосибирск взорвался над Черным морем, убив всех находившихся на борту людей – 78 человек, большинство из которых было евреями российского происхождения. Наиболее вероятным объяснением катастрофы стало возможное попадание сбившейся с курса украинской ракеты С-200 во время армейских учений на Крымском полуострове. Эта версия была сразу же выдвинута представителями американских разведслужб. Российские военные, наблюдавшие за учениями, пренебрегли этой версией и занесли катастрофу в раздел "терроризм", поскольку такое объяснение наилучшим образом соответствует отношению России к чеченцам и другим мусульманам Кавказа. Однако позднее командующий российскими ВВС (так в тексте - Корр.)Евгений Шапошников заявил, что следователи обнаружили на месте катастрофы фрагменты, напоминающие осколки ракеты.

Министр обороны Украины и президент Кучма настаивали на невозможности попадания ракеты. Они демонстрировали журналистам слайды, чтобы показать, что ни одна из выпущенных ракет не могла попасть в самолет. Это было неубедительно, и в начале этой недели президент Кучма начал резко менять политику. Пользуясь оруэлловской логикой, он допустил, что «технически (попадание ракеты) невозможно, но теоретически возможно все».С тех пор президент Кучма, кажется, черепашьим шагом движется к признанию того, что взрыв был ошибкой военных. Однако украинскому правительству придется сделать намного больше.

Если подозрения подтвердятся, это будет означать, что уже во второй раз за 18 месяцев  украинские военные убили невинных граждан во время учений ракетчиков. В прошлом году ракета «Точка-У» попала в жилой дом в городе Бровары, убив при этом четверых человек. Министерство обороны тогда тоже отрицало свою причастность к этому – до тех пор, пока из развалин дом не были извлечены обломки ракеты. Если этот случай окажется подобным, можно сделать вывод, что Украине не следует иметь оружия, с которым ее военные не умеют обращаться. Это игрушки для взрослых.

Реакция правительства на инцидент, однако, предполагает наличие разладов, гораздо более глубоких, чем просто принцип «закопать и молчать», которым руководствуются военные. Размеры Украины и ее стратегическое расположение между Россией и остальной Европой часто играло с ней злую шутку. Страна является третьим по величине реципиентом американской помощи, и, в то же время единственной кроме России страной, имеющей «особые отношения с НАТО. Однако, как и Россия, только в некоторых смыслах даже больше, чем она, постсоветская Украина стала мнимой демократией, в которой наибольшая власть сосредоточена в руках исполнительной ветви, где коррупция столь же часта, сколь и снегопад зимой, и где существует обратная зависимость между целостностью личности и политическим успехом.

Отчасти поэтому отрицание президентом Кучмой вины столь неубедительно. Он очень неэффективно боролся с широкой коррупцией на всех общественных уровнях и не сумел поддержать тех немногих настоящих реформаторов, которых выбросил грубый и хаотичный политический мир Украины.

Он никогда не был сильным лидером, а уровень доверия к нему пребывает в плачевном состоянии: ранее в этом году украинцы выходили на улицы из-за попыток срыва расследования дела об обезглавленном журналисте, ставшего известным как «кучмагейт».

Такая неподотчетность, очевидно, распространяется и на военных. Весьма настораживает безразличие господина Кучмы к жертвам авиакатастрофы, которое отражается в его призыве не делать больших проблем из маленькой ошибки.  Эта позиция коренится в главной особенности тоталитарных и авторитарных режимов – пренебрежении к человеческой жизни.

Представитель Кучмы позднее попытался уменьшить ущерб, нанесенный индифферентными словами президента, сказав, что «смерть даже одного человека уже трагедия». Весьма прискорбно, что эти слова не стали первой реакцией украинского президента.

The Wall Street Journal

перевод - А. Кафтан, Корреспондент.net

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях