Главная
 

Новая газета: Кому война?

Новая газета (Россия), 6 ноября 2013, 10:58
18
3689
Новая газета: Кому война?
Фото: Корреспондент
Для Дмитрия Фирташа банкротство Нафтогаза было бы идеальным вариантом, - НГ

Дмитрий Фирташ в очередной раз может сделать деньги на газовом противостоянии Украины и России, - пишет Алексей Левашов в российской Новой газете.

Чем ближе зима, тем больше спорных вопросов возникает между Россией и соседями в части поставок углеводородов. Некоторые крупные игроки на постсоветском пространстве уже научились этим пользоваться. Очередная газовая война, к примеру, не нужна ни Украине, ни России, ни Газпрому. И если она все-таки будет развязана, то победителем в ней может стать украинский бизнесмен Дмитрий Фирташ.

Формальным поводом для раскручивания очередного газового конфликта может стать кризис неплатежей. В конце октября выяснилось, что украинский госхолдинг Нафтогаз не погасил долг за август, равный, по оценкам председателя правления Газпрома Алексея Миллера, $882 млн. Жесткое заявление по этому поводу сделал и российский премьер-министр Дмитрий Медведев: "Проблемы с оплатой есть, и они вполне критичные".

 Кассовый разрыв

Позицию украинской стороны при этом можно описать буквально в двух словах: "Нет денег". Нафтогаз в данном случае не играет в некие сомнительные игры, он действительно находится в сложном финансовом положении. Это классическая ситуация кассового разрыва: Нафтогаз не может собрать достаточное количество денег со своих потребителей, в то время как Газпром справедливо требует своевременной оплаты. Ситуацию усугубляет проигрыш Нафтогаза в судах, по решению которых украинский госхолдинг оказался должен структурам Дмитрия Фирташа еще больше, чем Газпрому, - около $2 млрд. В совокупности эти проблемы могут привести даже к банкротству Нафтогаза, что поставит в очень сложное положение всех игроков, кроме, конечно, претендентов на его активы.

В цифрах это выглядит так. Украинские энергетики - а это якорные потребители Нафтогаза - должны компании $2,2 млрд. Если они так и не выполнят свои обязательства, то Газпром, помимо требования по оплате уже поставленного газа, может активировать пункт в контракте "бери или плати", в соответствии с которым украинская сторона штрафуется за недобор газа. Чек может составить $10 млрд, и такую нагрузку Нафтогаз едва ли потянет.

Для Дмитрия Фирташа банкротство Нафтогаза было бы идеальным вариантом. Во-первых, он в этой ситуации становится главным игроком на украинской трубе. Во-вторых, его структуры войдут в число главных претендентов на активы госхолдинга хотя бы потому, что украинские суды уже признали крупный долг Нафтогаза перед фирташевским Укргазэнерго, что позволит ему как минимум играть важную роль в собрании кредиторов. Секретарь комитета Верховной рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Каплин направил депутатский запрос на имя Виктора Януковича, в котором просит президента Украины разобраться в этой ситуации.

Для Дмитрия Фирташа банкротство Нафтогаза было бы идеальным вариантом. Во-первых, он в этой ситуации становится главным игроком на украинской трубе. Во-вторых, его структуры войдут в число главных претендентов на активы госхолдинга хотя бы потому, что украинские суды уже признали крупный долг Нафтогаза перед фирташевским Укргазэнерго, что позволит ему как минимум играть важную роль в собрании кредиторов

 

Впрочем, и разбираться было бы не в чем, если бы отдельные менеджеры Нафтогаза не подыгрывали Фирташу. Суть его претензий, признанных судом, состоит в том, что госхолдинг якобы не исполнил обязательства по поставке 4,8 млрд кубометров газа стоимостью около $2 млрд Укргазэнерго еще в 2007 году. Отбить претензии было бы легко, если бы Нафтогаз предоставил документы, подтверждающие поставку газа, в первую очередь акты сдачи-приемки. И ведь такие акты существовали. Журналисты издания Украинская правда, к примеру, даже выложили видеозапись с пресс-конференции спикера Укргазэнерго Виталия Киселя, датированной январем 2008 года. Тогда господин Кисель, отбиваясь от претензий в непрозрачной манере ведения дел с Нафтогазом, демонстрировал на камеру те самые акты сдачи-приемки. Они как минимум существовали.

Понятно, почему их утрата могла быть выгодной для Укргазэнерго. Но неясно, почему их не принес в суд Нафтогаз, хотя он предоставил, например, накладные, которые не могли появиться на свет без наличия пресловутых актов. Складывается впечатление, что госхолдинг играл в суде в поддавки. И в это можно поверить, если внимательно проанализировать внутриполитическую ситуацию в Украине в контексте "газовой" истории наших стран.

Династия посредников

Положение Украины как крупного потребителя российского газа и одновременно ключевой транзитной страны объективно создает спрос на посреднические услуги. В девяностых и в первой половине нулевых, к примеру, действовали выгодные для украинской стороны схемы, по которым наш сосед получал плату за транзит газа газом же - и тут было где разгуляться. Газ ведь можно продать хоть украинским потребителям, хоть европейским - даже и самому Газпрому.

До конца девяностых на этом рынке процветали бартерные схемы, активнейшим участником которых была компания Итера Игоря Макарова. Фирташ был одним из многих его партнеров. В частности, они торговали товарами венгерского производства через кипрскую Highrock Holdings и израильскую Highrock Properties. В одну из этих фирм, кстати, была трудоустроена супруга авторитетного бизнесмена Семена Могилевича, который провел некоторое время в российском СИЗО по обвинению в уклонении от уплаты налогов. Как уже рассказывала Новая газета (см. № 38 за 2013 год), в материалах WikiLeaks, представляющих собой утечки из Госдепартамента США, говорилось, что Фирташ признался одному высокопоставленному американскому дипломату, что ему "приходилось и он получал разрешение от Могилевича, когда регистрировал различные бизнесы, но отрицал близкие отношения с ним".

В публичном пространстве Фирташ объяснял свой успех проще: "Я оказался в нужном месте в нужное время». Время - начало нулевых, место - венгерский поселок Чабды, где был зарегистрирован посредник Eural Trans Gas (ETG), получивший право на экспорт туркменского газа с участием Газпрома и Нафтогаза. После оранжевой революции посредник сменился на швейцарскую компанию Rosukrenergo, половина в которой принадлежала опять же Фирташу. RUE не только закупала газ для украинских нужд, но и экспортировала его в ЕС. Стоило ли затевать масштабные газовые войны, чтобы обеспечить сверхприбыль Фирташу? Тем более что некоторые схемы с участием RUE позволяли ей экономить на налогах, а российский бюджет в то же время, по оценкам экспертов, недосчитался примерно миллиарда долларов.

Однако в 2009 году после очередной войны Газпром и Нафтогаз заключили прямой договор. Фирташ был выброшен из их взаимоотношений как посредник, но, очевидно, решил вернуться в качестве партнера.

Спорный партнер

Деньги, вырученные из воздуха, а точнее, из российского газа, бизнесмен вложил в скупку региональных газовых компаний и активов в химической промышленности Украины. Помогли здесь и отлаженные связи в России. Например, для развития своего бизнеса Фирташу удалось получить кредит на $2 млрд в Газпромбанке. Правда, эта история может ему выйти боком. Украинские парламентарии утверждают, что предпринимателю пришлось заложить в том числе предприятия, считающиеся в Украине стратегическими. Некоторые из них, впрочем, и без этого чувствуют себя не слишком хорошо. По сообщениям украинских СМИ, у налоговиков есть серьезные претензии к северодонецкому Азоту, этот комбинат, как и еще три предприятия Фирташа, возможно, готовится к сокращению производства и массовым увольнениям. Есть данные и о проблемах подконтрольного Фирташу банка Надра: в 2008 году он получил от Нацбанка Украины стабилизационный кредит, в 2011 году не смог его вернуть, срок финансирования продлили, но недавно Нацбанк потребовал досрочного погашения.

Зато посреднический и торговый бизнес Фирташа набирает обороты. С учетом нового контракта с Газпромом на 5 млрд кубометров его компания уже обошла Нафтогаз в общем объеме поставок газа на украинский рынок. Кроме того, Фирташ продает топливо преимущественно платежеспособным крупным компаниям, в то время как Нафтогаз работает с предприятиями в сфере ЖКХ, неплатежи которых только наращивают его долг.

Для России же такой поворот событий не на руку. С одной стороны, Газпрому выгодно иметь несколько покупателей в Украине: намного проще вести переговоры, когда клиентов несколько, а не один. Но усиление роли такого партнера, как Дмитрий Фирташ, рискованно для Москвы - слишком спорная репутация у этого бизнесмена и в России, в Украине.

***

В рубрике Мир о нас статьи из зарубежных СМИ об Украине публикуются без купюр и изменений. Редакция не несет ответственности за содержание данных материалов.  

СПЕЦТЕМА: Украина-Россия: газовый вопрос
ТЕГИ: газНафтогазФирташБанкротство
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях