Главная
 

The New Times: Майдан. Продолжение следует

The New Times, 17 декабря 2013, 14:52
9
5069
The New Times: Майдан. Продолжение следует
Фото: AP
Протестующие в Киеве готовятся к худшему, - Евгений Киселев

Виктор Янукович собирается на очередную встречу с московским визави.

Ставки в украинской политической игре растут, а протестующие в Киеве на всякий случай готовятся к худшему, - пишет Евгений Киселев в российском издании The New Times.

В ночь с 10 на 11 декабря помощника госсекретаря США Викторию Нуланд разбудил телефон - звонок был противный, пугающий, пронзительный, как всегда бывает, когда он вдруг звонит в совершенно неурочное время. На другом конце Нуланд услышала явно раздраженный голос своего главного начальника:

- Тори, это Джон Керри. Включите Си-эн-эн.

- Что случилось?!

- Я говорю: включите телевизор, немедленно!

Госсекретарь с трудом скрывал раздражение. Нуланд схватила пульт от телевизора и долго возилась с ним в поисках знаменитого новостного канала. А когда нашла, то сон как рукой сняло: на экране была уже безошибочно узнаваемая площадь в центре Киева - Майдан, запруженный сотнями, если не тысячами бойцов Беркута, спецподразделения по борьбе с уличными беспорядками. В полной амуниции, все в черном, в блестящих черных шлемах с опущенными забралами, плотно сомкнутыми рядами, они медленно наступали на демонстрантов, оставшихся нести ночную вахту на Майдане, явно намереваясь выдавить с главной площади Украины всех протестующих до одного.

Это была единственная и главная новость из мирно спящей Европы - а в Вашингтоне было время главных вечерних информационных выпусков, и первой новостью шли ночные события в Киеве, где в этот момент и была Нуланд.

Броская надпись LIVE не оставляла сомнений: все это происходит сейчас, в прямом эфире. Это была единственная и главная новость из мирно спящей Европы - а в Вашингтоне было время главных вечерних информационных выпусков, и первой новостью шли ночные события в Киеве, где в этот момент и была Нуланд.

Нуланд аж зашлась от неожиданности и возмущения. Всего несколько часов назад на встрече с украинским президентом она получила - уже не в первый раз - заверения: нет, власти не будут силой разгонять людей на Майдане и начнут переговоры с оппозицией о выходе из нынешнего политического кризиса.

- Тори, что все это значит?! - продолжал настаивать госсекретарь. - Вы же мне только что докладывали, что вы обо всем договорились и с Януковичем, и с оппозицией?! Что все закончится мирно, без крови?! Это называется «круглый стол»?!

- Похоже, нас опять обманули, - растерянно сказала Нуланд.

- ОК, я это так не оставлю! Я сейчас выступлю с заявлением - никому мало не покажется! - пообещал рассерженный Керри. - Вы же звоните, требуйте объяснений, а утром, если это будет возможно, вам стоит демонстративно появиться на этом самом Майдане…

Все написанное выше - плод фантазии автора этих строк, который, конечно же, не мог слышать ночной разговор помощника госсекретаря США с ее вашингтонским начальством. Но автор честно попытался его реконструировать. Уверен: мизансцена была примерно такой.

Беркут пошел…

Если честно: как минимум четыре разных видных деятеля украинской оппозиции рассказывали автору - каждый по отдельности, - что именно он разбудил телефонным звонком посланницу из Вашингтона, и вообще в ту ночь рулил Госдепом чуть ли не вместо самого Обамы. Но как тут не понять вождей очередной украинской революции - в такие дни надо столбить свое место в истории, смело ковать революционную мифологию, пока железо горячо. Как бы оно ни было на самом деле, ясно одно: международная дипломатия в ту ночь включилась в дело незамедлительно и сыграла едва ли не решающую роль в том, что произошло дальше.

Сразу вспомнились истории про раскольников-староверов, которые с пением псалмов горели живьем в замурованных скитах, но от веры своей не отрекались…

Меня самого в ту ночь тоже поднял с кровати звонок киевского коллеги: Беркут пошел на Майдан». После этого я на много часов прилип к телевизору, наблюдая за драмой, разворачивавшейся на моих глазах. Кольцо спецназа сжималось все плотнее вокруг сооруженной на Майдане сцены, где морозной ночью оставалось совсем немного людей. Казалось, вот-вот ее начнут брать штурмом. Было страшно. Особенно страшно от того, что со сцены, не умолкая, говорила знаменитая украинская певица Руслана, обращаясь к спецназовцам: «Это мирный протест! Вы нарушаете закон! Прекратите выполнять преступный приказ!» Стоявшие там же, на сцене, священники громко читали молитвы, а потом вдруг все - и те, что вверху на сцене, и те, что внизу, у подножия, на площади, в окружении Беркута, уже буквально глаза в глаза - хором запели национальный гимн:

Ще не вмерла України і слава, і воля,

Ще нам, браття молодії, усміхнеться доля…

В какой-то момент ударили в набат колокола Михайловского Златоверхого монастыря, будто в средние века. Сразу вспомнились истории про раскольников-староверов, которые с пением псалмов горели живьем в замурованных скитах, но от веры своей не отрекались… И в то же время холодно, чисто профессионально думалось: какая же фантастическая «картинка»! И ведь ее показывают все телеканалы мира: в Америке сейчас вообще самый прайм-тайм, а Европа спит, других горячих новостей нет, эту будут давать в числе первых, самых главных. И как же они только додумались устроить новую силовую акцию, подумал я, когда в Киеве еще находятся глава внешнеполитического ведомства ЕС Кэтрин Эштон и помощник госсекретаря США Виктория Нуланд?! Ее вашингтонские начальники наверняка сейчас уже по потолку бегают…

А на Майдане опять надрывала охрипший голос Руслана - не умолкала всю ночь, до самого утра! Тем временем спецназ все сжимал свое зловещее черное кольцо. А люди вновь запевали: «Ще не вмерла України…» И казалось, вот-вот все кончится трагически.

Дошли, остановились…

На самом деле те, кто был в этот момент на Майдане, говорят, что все было совсем не так страшно, как казалось на экране телевизора. Спецназ, говорят они, вел себя довольно сдержанно - совсем не так, как в ночь на 30 ноября, - на этот раз только вытеснял людей с площади. Больше того, по телевизору казалось, что Беркут вот-вот начнет штурмовать сцену, а вблизи, как говорят очевидцы, было видно, что никакого штурма не планируется. Спецназ дошел до намеченного рубежа и остановился. Впрочем, некоторые очевидцы утверждают, будто какой-то человек в штатском, явно руководивший действиями Беркута, метался по площади, кому-то звонил, требовал приказа идти вперед. Но приказа не было.

По телевизору казалось, что Беркут вот-вот начнет штурмовать сцену, а вблизи, как говорят очевидцы, было видно, что никакого штурма не планируется

А между тем тревожный репортаж в прямом эфире под аккомпанемент живого звука колоколов опять разбудил киевлян, и они среди ночи потянулись на Майдан. Их прибывало все больше. Многие в оранжевых строительных касках - на случай если спецназовцы пустят в ход резиновые дубинки. К счастью, дубинок у бойцов на этот раз не было.

Настроение на площади стало меняться. Еще накануне многие не верили, что Майдан долго продержится. Нарастал скепсис. Звучали пессимистические прогнозы: мол, президент Янукович совершенно правильно выбрал выжидательную тактику, еще день-другой - и протест выдохнется. Возможно, так полагали и сами инициаторы силовой акции - и прогадали. А уж когда утром заработало метро, соотношение сил оказалось уже совсем не в пользу Беркута…

Утром на площади появилась Виктория Нуланд в сопровождении американского посла, демонстративно раздавая защитникам Майдана горячий чай и бутерброды. Американцы были явно раздражены всем происшедшим. Госсекретарь Джон Керри и вправду выступил с беспрецедентно жестким заявлением, в котором было употреблено совершенно не принятое в дипломатической практике слово «отвращение». Ветеран американской дипломатии, заместитель советника президента США по национальной безопасности в администрации Джорджа Буша-младшего Эллиотт Абрамс написал в своем блоге: 35 лет имею дело с Госдепом, но не помню, чтобы его глава хоть раз использовал подобный вокабуляр.

Похоже, это возымело действие: в 9.50 утра 11 декабря правоохранители, которые к тому времени предприняли неудачную попытку взять расположенную там же, рядом с Майданом столичную мэрию, оккупированную демонстрантами, вдруг погрузились в автобусы и уехали. Все до одного. По информации автора этих строк, команду дал сам президент. Майдан об этом не знал, но все равно торжествовал победу.

Кремль стелет все жестче

Потом все ломали голову, кто и зачем устроил ночную вылазку спецназа в совершенно неподходящий момент, явно рискуя окончательно разрушить остатки доверия между властью, оппозицией и лидерами Запада. И давал ли на все это согласие президент Янукович?

Боюсь, к понедельнику, когда выйдет этот номер журнала, ответы на эти вопросы будут интересовать разве что историков современности. Потому что ситуация вокруг Украины развивается стремительно: последовала новая серия жестких заявлений и беспрецедентных демаршей западных политиков.

Глава Пентагона позвонил министру обороны Украины и предостерег его от использования украинских вооруженных сил для подавления гражданских протестов - не припомню ничего подобного в прошлом!

К примеру, глава Пентагона позвонил министру обороны Украины и предостерег его от использования украинских вооруженных сил для подавления гражданских протестов - не припомню ничего подобного в прошлом! В пользу мирного урегулирования кризиса начали публично высказываться крупнейшие украинские олигархи, в том числе самый богатый из них - Ринат Ахметов. Президент Янукович согласился на круглый стол с оппозицией, и первое заседание уже состоялось (см. материал на стр. 13). Но ведь это, повторюсь, случилось в пятницу. А за субботу и воскресенье ситуация могла опять измениться, тем более что власть, как ходят упорные слухи, собиралась в выходные собрать в Киеве стотысячный «антимайдан». И спровоцировать столкновения со сторонниками оппозиции, дабы создать предлог для принятия жестких мер, вплоть до задержания лидеров протеста и введения ЧП.

Самое же интересное - что произойдет в ближайший вторник, 17 декабря, в Москве на встрече в верхах между Путиным и Януковичем. Есть информация, будто Кремль выдвинул новое условие: никакой срочной экономической помощи, никаких скидок с цены на газ, никаких других шагов навстречу Януковичу, если тот не возьмет ситуацию под контроль.

Что дальше будет делать президент Янукович, если вдруг не получит якобы обещанных ему за отказ от ассоциации с ЕС миллиардных российских займов и кредитов? И что будет со страной? 

P.S.

Опять приходится утром в понедельник сочинять послесловие для интернет-версии The New Times –  слишком важные вещи опять произошли за минувшие выходные. Я имею в виду даже не очередную грандиозную демонстрацию на Майдане. То, что в воскресенье на улицы Киева опять выйдут сотни тысяч сторонников европейского выбора для Украины, было вполне предсказуемо – после неудачной силовой акции 11 декабря Майдан обрел второе дыхание. То, что анти-Майдан, организованный сторонниками партии власти, окажется тоже весьма многочисленным, однако будет иметь дежурный, казенный, вымученный вид, тоже было ожидаемо – ну никак невозможно с помощью людей,  мобилизованных в старом добром советском «добровольно-принудительном» порядке, воспроизвести атмосферу гражданского подъема, которым отличается оппозиционный Майдан. То, что никаких столкновений между участниками двух Майданов не произойдет, что никакие «ястребы» из президентского окружения не попытаются спровоцировать беспорядки, чтобы вновь применить силу, стало ясно после того, как в субботу произошло политически самое важное событие минувшего уикенда. Генеральный прокурор Украины назвал имена четырех человек, которые подозреваются в нарушении прав граждан и превышении власти во время жестокого разгона «студенческого» Майдана в ночь на 30 ноября. Среди них – два руководителя киевской милиции, что было ожидаемо и два высокопоставленных политика, что стало сенсацией. Это, во-первых, киевский градоначальник Александр Попов (в российских СМИ его ошибочно называют мэром, хотя он лишь назначенный глава городской администрации, то есть столичного правительства, выборная должность киевского мэра уже давно вакантна, вот только выборы никак не состоятся – почему, отдельная тема). Во-вторых, это заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Владимир Сивкович. Как только генпрокурор объявил о своем решении начать расследование в отношении этих двух политиков, президент Янукович немедленно подписал указ об их отстранении от должности.

Захарченко считается членом так называемого «семейного» клана, группы бизнесменов и чиновников, связанных со старшим сыном Януковича Александром, а Клюев долгие годы был одним из самых доверенных лиц президента.

Вполне вероятно, что власть тут снова допустила тяжелую ошибку. Почему? Да потому, что все четверо – и оба милиционера, и оба политика, какими высокопоставленными бы они ни были, в истории с ночным разгоном Майдана все же играли роль исполнителей. Только ленивый не слышал о том, что команды они получали от еще более высоких начальников, и в этой связи в СМИ уже замелькали имена министра внутренних дел Виталия Захарченко и главы СНБО Андрея Клюева. Но эти двое – лица, особо приближенные к президенту. Захарченко считается членом так называемого «семейного» клана, группы бизнесменов и чиновников, связанных со старшим сыном Януковича Александром, а Клюев долгие годы был одним из самых доверенных лиц президента. «Сдать» таких неприкасаемых кадров у Виктора Януковича, видимо, рука не понялась. А может, даже в голову не приходило. «Сдали» фигуры рангом пониже. Но при этом невольно послали всей элите очень неприятный сигнал: так может случиться с каждым. И теперь каждый чиновник, прежде чем выполнять какое-нибудь щекотливое поручение высокого начальства, десять раз задумается, а не рискует ли он в итоге, как Сивкович с Поповым, попасть под следствие и уж точно сломать карьеру. Особенно встревожила чиновный люд история с Сивковичем – не было у руководителя СНБО человека ближе и преданней, и все равно его не пощадили. Теперь по коридорам власти пополз испуганный ропот: раз уж самых верных «сдают», то нам-то на что рассчитывать?! Кто после этого решится брать на себя ответственность за какой-нибудь очередной разгон демонстрантов или какое-нибудь еще непопулярное – даже если и вполне законное – действие?! Но, повторяю, не удивлюсь, если выяснится, что ни о чем подобном наверху даже не задумывались. Президент и его ближайшее окружение весь последний месяц, пока Украина вступила в полосу политического кризиса, с завидной регулярностью принимают явно ошибочные решения, каждое из которых раз за разом поднимает задачу выхода из кризиса на  новый уровень сложности. Сейчас, похоже, на меньшее, чем отставка всего правительства, оппозиция не согласится. А ведь еще недавно можно было отделаться увольнением одного министра.  Впрочем, похоже, президент Янукович так не думает. С автократами такое случается – политик, склонный к авторитарному стилю руководства, которому подчиненные боятся возразить, боятся прогневать какой-нибудь малоприятной, неудобной информацией, часто теряет контакт с действительностью, перестает видеть  реальную картину происходящего в стране и мире. Со всеми вытекающими последствиями, вплоть до потери власти.

***

В рубрике Мир о нас статьи из зарубежных СМИ об Украине публикуются без купюр и изменений. Редакция не несет ответственности за содержание данных материалов.

СПЕЦТЕМА: Евромайдан: хроника событий
ТЕГИ: ЯнуковичБеркутмайданЕвромайданРазгон Евромайдана
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях