Главная
 

Gazeta Wyborcza: Восточная ошибка Туска

11 февраля 2008, 18:55
0
14
Gazeta Wyborcza: Восточная ошибка Туска
Фото: АР
Депутат польского парламента критикует политику Туска на Востоке

Восточная политика - это свежий воздух польской внешней политики. Если мы потеряем возможность участия во взаимоотношениях между Западом и Украиной, то вся наша внешняя политика задохнется, сведется к трансграничным отношениям, пишет на страницах Gazeta Wyborcza заместитель министра иностранных дел в правительстве Качиньского, депутат польского Сейма Павел Коваль.



Когда я более месяца назад указывал на ошибки восточной политики правительства Туска, оппоненты отвечали: "Он из PiS (партия Право и справедливость, которая находится в оппозиции - ред.), и иначе говорить не может". Но вот недавно по этому поводу выступил Богдан Осадчук. После его первого выступления энтузиасты "политики улыбок" набрали воды в рот. Поэтому цитирую очередное его заявление: "Таких заявлений в отношении России со стороны Польши не было уже очень давно. Можно себе представить, как потирает руки дух Романа Дмовского, и с каким отвращением реагирует на этот пророссийский акцент дух Ежи Гедройца", - писал Осадчук. Если бы это сказал кто-то из моих товарищей, то его бы ожидали обиженные мины и вызов в комиссию по этике!

Не оставлять Украину

Восточная политика - это свежий воздух польской внешней политики. Если мы потеряем возможность участия во взаимоотношениях между Западом (ЕС, НАТО) и Украиной, Беларусью, Грузией и т.д., то вся наша внешняя политика задохнется, сведется к трансграничным отношениям. Принятые в начале 90-х годов решения о том, что Польша должна идти в НАТО и ЕС, были тесно связаны с обращением к Литве, Украине и другим восточным соседям. Этим мы обязаны доводам "Культуры", а также этосу польской демократической оппозиции. "Польско-российской границы не существует, а каждый, кто ее строит, должен осознать, что делает это ценой угнетения украинцев, белорусов и литовцев. Для Польши это программа лишения суверенитета, постоянной, смертельной угрозы, для русского народа - программа диктатуры, развращающей общество", писали в 1977 г. в своем совместном тексте Яцек Куронь, Антоний Мацеревич  и Адам Михник.

Дружба с Украиной прошла испытание в 2004 году. Александр Квасьневский после недолгого колебания встал на защиту свободных выборов на Украине
После 1989 г. никто и никогда не оспаривал понимаемые таким образом национальные интересы Польши. Доказательством тому служат наши отношения с Украиной. Друзья познаются в беде. Дружба с Украиной прошла испытание в 2004 году. Александр Квасьневский после недолгого колебания встал на защиту свободных выборов на Украине. Вместе с тем, он и президент Литвы Валдас Адамкус вынудили Евросоюз перейти от лозунгов к действиям и активно поддержать украинскую демократию.

Это переломный момент наших размышлений. Многие россияне так и не простили нам этого шага. Тысячи польских наблюдателей на выборах 2004 г. были для украинцев армией спасения демократии, а для многих россиян - бельмом на глазу. При всех отличиях многие сходства между президентствами Квасьневского и Леха Качиньского имеют место именно в том, что касается восточного направления внешней политики Польши. В отношениях с Украиной удалось преодолеть исторические проблемы и развить сотрудничество в столь многих сферах, что здесь их невозможно перечислить. Символическими знаками совместно пройденного пути стало примирение на Кладбище Орлят во Львове и встреча у могил в Павлокоме. Польша сотрудничает с Украиной на ее пути в ЕС и НАТО, требует для Украины ассоциированного членства в ЕС, а в будущем - открытых дверей в Евросоюз. Мы участвуем в деятельности ГУАМ, единственной независимой от России организации государств постсоветского пространства. Начатый когда-то вместе с Украиной проект "Одесса-Гданьск" стал основой интересной конфигурации региональной политики, в которой со стороны ЕС уже сегодня участвует Литва и, в определенном смысле, Чехия, а со стороны восточных соседей ЕС - Украина, Грузия и Азербайджан. В значительной мере это плоды последних лет.

Тысячи польских наблюдателей на выборах 2004 году были для украинцев армией спасения демократии, а для многих россиян - бельмом на глазу
Разумеется, решены не все вопросы. Еще много нужно сделать в области исторических проблем, обмена молодежью, улучшения положения польского меньшинства в Украине и украинского - в Польше. Евро-2012 по-прежнему остается большим шансом, а не хорошо реализованным проектом.

Преждевременное кокетничанье

Между тем, отношения с Россией после 1989 г., за исключением короткого потепления при Ельцине, складывались плохо. Почти каждое польское правительства старалось их исправить, и ни одному из них этого не удалось. Многие вопросы по-прежнему не решены: правда о Катыни, судоходство по Калининградскому заливу, память о Красной Армии в Польше, Nord Stream по дну Балтийского моря, постоянные попытки создать нам в европейских салонах репутацию "ненормальных", использование эмбарго в качестве элемента давления. Самое известное эмбарго было введено после выборов 2005 г., которые выиграл PiS, когда еще шли разговоры о коалиции с "Гражданской платформой". По мнению многих экспертов, это было наказанием за оранжевую революцию на Украине. Настоящим сучком в глазу для многих в России стало наше стремление к энергетической независимости и политика на Востоке. Несмотря на это, поляки любят русских и Россию, но, к сожалению, им приходится ждать, пока она, наконец, признает, что Польша и Украина - точно такая же заграница, как Дания или Марокко.

Несмотря на это, поляки любят русских и Россию, но, к сожалению, им приходится ждать, пока она, наконец, признает, что Польша и Украина - точно такая же заграница, как Дания или Марокко
Явные проблемы с определением принципов польской политики на Востоке и Севере начались с год назад, когда главные политики "Платформы" не оказали реальной поддержки энергетической политике правительства Ярослава Качиньского. В первый день краковского саммита Сейм и СМИ неожиданно стали ареной атак оппозиции на восточную политику правительства. В избирательной кампании 2007 г. "Гражданская платформа" обещала скорое улучшение отношений с Россией, а вину за их чахлость возлагала на польское правительство. Но надежды тех, кто считал, что после выборов придет отрезвление, не оправдались. И новый премьер и новый министр иностранных дел, в отличие от практически всех своих предшественников в свободной Польше, решили посетить Москву до визита в Киев. Разумеется, то в каком порядке были совершены визиты, может быть стечением обстоятельств, но это останется символом ослабление курса польской политики на Востоке.

Первый период правления Туска не будет записан золотыми буквами в историю восточной политики. Насколько мне известно, сразу же после вступления в должность Туск принял посла Российской Федерации - первым из всего дипломатического корпуса. После встречи было объявлено, что Польша снимает свои оговорки относительно начала переговоров о вступлении России в ОЭСР. Так отправилось на свалку данное в экспозе премьера обещание о том, что направления внешней политики он будет устанавливать совместно с президентом и оппозицией. Вслед за этим Россия начала постепенно отменять барьеры в торговле мясом и продукцией растениеводства, введенные после победы PiS на выборах в 2005 г. Раз в две недели мы читали "бегущей строкой", что Россия только что отменила эмбарго. Сегодня уже мало кто сможет сказать, сколько этого эмбарго было, в конце концов, отменено. Кульминацией "политики улыбок" с Россией были два символических события. Первое - телемост вице-маршала Сейма Стефана Неселовского и Сергея Ястржембского. Вроде бы ничего особенного, но наблюдатели обратили внимание на беспрецедентность ситуации, при которой без зазрения совести принимаются покровительственные похвалы в адрес нового правительства за то, что уже нет старого. Причем от политика, который в последние годы особенно усердствовал в словесных атаках на Польшу (избавлю читателей от приведения многочисленных примеров таковых). Вторым была пресс-конференция министров иностранных дел Сикорского и Лаврова после их встречи в Москве. Тогда Лавров высказался в том духе, что Россия не будет оказывать влияния на суверенные решения Польши по вопросам безопасности. Вроде бы ничего особенного, но это показывает, как Россия хочет воспользоваться варшавской "политикой улыбок" в собственных целях. И, может быть, самое важное: начатые энергетические проекты не получили однозначной политической поддержки.

С Россией разговаривать надо. Это очевидно и ни для кого не подлежит сомнению. Проблема, как всегда, в деталях: когда, на каких принципах и о чем, и как кто кого понимает
На самом деле, трудно принять всерьез тезис о том, что именно польское правительство виновато в состоянии отношений с Россией или что оно не приложило соответствующих усилий к тому, чтобы они стали лучше. Напомню о визите Меллера после выборов 2005 г. и о визите Ястржембского в Польшу. Между тем, кабинет Туска, желая отличиться в демонстрации готовности исправить отношения с Россией, в определенный момент перешел своими декларациями и действиями границы допустимого. И после реакции главы государства и политиков оппозиции они также вызвали реакцию многих независимых авторитетов. К сожалению, лишь публичные выступления и сомнения Осадчука, Марчиняка, Станишкис, Новака и даже Ротфельда, которых никто не заподозрит в принадлежности к PiS, несколько затормозили странный энтузиазм. Заявления Рогозина, Косачева, Маркова и других лидеров российского общественного мнения стали ушатом холодной воды и, вероятно, тоже послужили премьеру информацией к размышлению. В его окружении оказались эксперты, которые, по моему мнению, понимали серьезность ситуации. Дональд Туск воспользовался случаем, чтобы все-таки пообщаться с Лехом Качиньским накануне визита в Москву, в котором также участвует представитель канцелярии президента. Правительство немедленно прекратило обещать чудеса в отношениях с Россией. Ключевую роль сыграли доводы президента, который подверг критике курс польской внешней политики. Может быть, она уже скорректирована на благо Польши?

Жестко, но уважительно

С Россией разговаривать надо. Это очевидно и ни для кого не подлежит сомнению. Проблема, как всегда, в деталях: когда, на каких принципах и о чем, и как кто кого понимает.

Но остыли не все горячие головы. После бесед с некоторыми коллегами по МИДу я знаю, что есть еще такие, кто верит в то, что путь, избранный после выборов, правилен и ведет к цели. Поэтому я предложу смелый интеллектуальный опыт. Представим себе такой сценарий: после 1989 г. Польша признала независимость Украины лишь через несколько месяцев после ее провозглашения, вместо того, чтобы поддержать независимость Литвы, выступила за создание польской автономии в Литве, начала создавать НАТО-бис, в состав которого вошли бы государства Центральной Европы и - после больших трений с Россией - Литва, Латвия и Эстония. Согласилась на "условное" продление пребывания российских войск в Польше, скажем, еще на два года. Думаю, ни одного разумного человека не нужно убеждать в том, что даже такой сценарий не изменил бы Россию и ее отношение к нашей части Европы, а Польша была бы в страшном положении. Ведь ключ к ожидаемому исправлению отношений с нашим северным соседом лежит в Кремле, а не в Варшаве.

В отношении Украины наша политика должна заключаться в поддержке ее прозападных устремлений, в ведении честного исторического диалога, четком, искреннем разговоре о проблемах в сотрудничестве - ведь таковые существуют
Польша выбрала свой политический путь, у нее есть проверенные друзья на Востоке. В отношении Украины наша политика должна заключаться в поддержке ее прозападных устремлений, в ведении честного исторического диалога, четком, искреннем разговоре о проблемах в сотрудничестве - ведь таковые существуют. В более широком контексте - в создании мощных региональных коалиций: для решения энергетических вопросов, организации Евро-2012. Возможно, через несколько десятилетий окажется, что ничто так сильно не связало Украину с Европой и Польшей, как футбол. Польша должна сохранить активность в отношениях с Украиной, а также Грузией и Азербайджаном, продолжать работу с Беларусью. В контексте ЕС она должна стремиться к оживлению политики соседства и поддержанию явной активности на Востоке. В этом нужно искать поддержки государств-членов ЕС, особенно, наших соседей, начиная с Литвы и Чехии.

Дональд Туск поехал в Москву. Время для оценки самого визита настанет по его окончании. Сегодня достаточно сказать, что у Польши нет времени на внешнеполитические эксперименты. У нас нет времени на - как пишет Осадчук - всякий вздор, обшие, ничем не подкрепленные фразы, звучащие из уст некоторых наших политиков. Время для хороших отношений с Россией еще настанет - может, быстрее, чем мы ожидаем. С Россией нужно действовать жестко и последовательно, откровенно и уважительно представляя нашу точку зрения, не поддаваться иллюзиям, не бросаться словами, особенно такими, что усиливают напряженность. Стараться, когда это возможно, решать проблемы в контексте ЕС. В отношении других проявлять терпение.

Перевод с польского Иносми
ТЕГИ: Приграничные спорыПольшаУкраина-ЕС
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях