Главная
 

РЖ: Почему у Украины нет внешней политики?

15 января 2002, 14:57
0
8

Вопрос - имеет ли Украина свою внешнюю политику, отнюдь не риторичен и вовсе не тождественен вопросу о наличии государственного суверенитета, национальной армии, членства в международных организациях и министерства иностранных дел, пишет Андрей Н.Окара в Русском журнале. Понятно, что со всем этими формальностями все более или менее в порядке. Проблема в том, является ли Украина реальным субъектом международной политики, и если да, то, условно говоря, в качестве кого: игрока, мяча или ворот?

Пока у Украины нет стратегии международной политики - есть только ситуативно складывающаяся комбинация внешнеполитических предпочтений. И причина тому - в ставке национальной элиты, сделанной не на самодостаточное и субъектное позиционирование Украины, а на ущербно-минималистское, начавшееся с отказа от ядерного оружия.

В Киеве считали, что антагонизм между США и Россией, Европой и Россией продлится вечно

Основной расчет делался нынешним режимом на игру на стратегических противоречиях между Россией и Западом - это была изначально проигрышная позиция, прикрываемая концепцией-эвфемизмом "многовекторности". В Киеве считали, что антагонизм между США и Россией, Европой и Россией продлится вечно. В геополитическом отношении это, конечно, справедливая догадка. Но оперативная стратегия гораздо гибче - радикальные сдвиги в международном балансе сил, последовавшие за событиями 11 сентября 2001 года, оказались не в пользу Украины. "Большие" игроки постепенно утрачивают к ней интерес. Причем, не факт, что это хорошо и можно будет спокойно отсидеться в своем "болоте", поскольку притязания "больших" могут стать все более брутальными и циничными.

Концепция "Столкновения цивилизаций" Самуэля Хантингтона относила Украину (по крайней мере, ее большую часть) ко внеположной по отношению к "настоящему Западу" "славяно-православной" цивилизации. Не случайно республиканец Джордж Буш-старший еще в 1991 году скептически относился к возможному обретению Украиной независимости.

Конечная цель подобных мер - превращение Украины в "санитарный кордон" вокруг европейской части России

С другой стороны, член Демократической партии США Збигнев Бжезинский рассматривал Украину как краеугольный камень расчленения советского геополитического пространства. Отсюда его внимание к украинской проблеме и инициативы по предоставлению Украине режима максимального благоприятствования. Но конечная цель подобных мер - вовсе не интеграция Украины в "Золотой миллиард", как многим казалось, а превращение ее в "санитарный кордон" вокруг европейской части России.

Из этих предпосылок вытекала и дилемма реальных политических и экономических стратегий по отношению к Украине: то ли вкладывать в нее, как в бездонную бочку, огромные ресурсы и финансовые средства в обмен на стратегическую лояльность и возможность быть используемой в антироссийских геополитических комбинациях, то ли отказаться от не оправдывающих себя инвестиций и прочего деятельного участия в ее судьбе, смирившись с ослаблением своего влияния в регионе и даже с возможным усилением позиций России.

Если учесть, что один из нынешних архитекторов американской политики в Восточной Европе Кондолиза Райс, будучи формально членом Республиканской партии, синтезирует в своем подходе установки Бжезинского и Хантингтона, да и к тому же хорошо ориентируется в восточноевропейской региональной проблематике, можно ожидать, что американская стратегия будет объединять в себе обе тенденции: максимум влияния при минимуме поддержки и вложений.

"Янки" не откажутся от идеи поставить в Киеве "своего" президента

США с той же завзятостью будут рассматривать Украину как "таран", "санитарный кордон" вокруг России, вводя при этом против нее разнообразные экономические и даже политические санкции. "Янки" не откажутся от идеи поставить в Киеве "своего" президента, но будут всячески препятствовать украинскому продвижению на рынках вооружений, космической техники и т.д.

Если с отношениями по линии Украина - Запад все более или менее понятно, то отношения по линии Украина - Россия менее внятны, в меньшей степени поддаются рационализации из-за амбивалентности взаимовосприятия. Образ России в сознании украинцев не менее зыбкий, чем образ Украины в сознании россиян, хотя украинцы имеют значительно больший доступ к информационному полю России (и, кстати, значительно больший интерес к российской проблематике), чем россияне - к украинскому.

Для большинства украинцев концепт Москвы как Третьего Рима представляется вульгарным обоснованием зловещего великорусского экспансионизма

Все "операторы" (особенно с российской стороны), пытающиеся монополизировать каналы трансляции смыслов и информационных потоков между Россией и Украиной и стать "мостом дружбы", не смотря на демонстрируемую искренность намерений, не понимают, как минимум, двух вещей. Во-первых, реальных политических процессов, законов массового сознания и принципов функционирования информационного поля: россияне - на Украине, украинцы - в России. Во-вторых, отсутствует понимание тех сложных метафизических конструкций, тех универсальных сверхидей, которые лежат в основе и России, и Украины как исторических образований. Вместо понимания национальных мифов и проникновения в сферу национального бессознательного - контрпродуктивные стереотипы. Например, для большинства украинцев, считающих себя носителями национального мифа, концепт Москвы как Третьего Рима представляется вульгарным обоснованием зловещего великорусского экспансионизма, а не эсхатологическим пророчеством о "катехоне" - фундаментальной для геополитики категории. Аналогично, в русский миф чаще всего вписывается только представление об "Украине-как-Малороссии" - регионе "большой России", но образ "самодостаточной" Украины уже рассматривается как козни врагов, внешних и внутренних.

Существующие на данный момент "операторы" российско-украинского сотрудничества мыслят, как правило, в методологии позитивизма, отрицая наличие метафизического аспекта в социальной реальности, поэтому не могут предложить ничего концептуально нового. Все или почти все тексты (возможно, за единичными исключениями), появившиеся за последний год на тему российско-украинских отношений в российских и украинских СМИ: о преодолении отчужденности, о русском языке на Украине, об экономическом сотрудничестве и т.д. - банальны и неинтересны, часто манипулятивны и ориентированы на "промывание мозгов".

Прошедший в декабре 2001 года в Москве Съезд выходцев из Украины показал, что дружба в стиле "пиво и сосиски" (точнее, "сало и горилка") ведет скорее не к поиску компромиссов и основы для масштабного взаимодействия, а наоборот - похожа на информационное прикрытие экспансии одной страны в экономическое, политическое и информационное пространство другой. Затруднительно подобную политику считать продуктивной.

Экономическая и информационная глобализация ведет к кардинальному изменению всех без исключения привычных институтов социального существования, прежде всего - к переосмыслению функций, роли и статуса государства. Сам институт "национального государства" все в меньшей степени может рассматриваться в качестве субъекта международной политики, уступая место "государствам-системам", ТНК, цивилизационным блокам государств, военно-политическим союзам. В этой связи крайне необходимо переосмысление тех принципов, на которых зиждется внешняя политика Украины. Для истории, для международной политики имеют ценность только активные игроки. Концепция "многовекторности", стратегическая неопределенность, игра на чужих противоречиях в нынешних условиях ведут на свалку истории.

Безумно нудные и по большей части пустые (по причине выхолащивания смыслов) разговоры о "движении в Европу", о "европейском выборе", о возможности вступления Украины в ЕС и НАТО, о возможных в будущем структурах безопасности ЕС как о единственном каркасе системы безопасности в европейской части Евразии - в последнее время для большей части украинского политического и военного эстеблишмента превратились в мантры, в магические заклинания, что делает проблематичной возможность возрождения украинской внешней политики в ближайшем будущем. Для подобного возрождения пока нет никаких предпосылок, прежде всего - человеческих и идеологических.

Характерно, что за последние десять лет независимости у Украины не появилось своего Примакова

Характерно, что за последние десять лет независимости у Украины не появилось своего Примакова. А разница между Козыревым и Тарасюком только в том, что, как считают многие аналитики, первый своими активными действиями в свое время способствовал уничтожению геополитической субъектности России, второй же действовал пассивно - не исключено, что ему даже мысль в голову не приходила о возможности хотя бы минимальной геополитической субъектности Украины. Кроме того, подобное "хатоскраевское" отношение к внешнеполитической проблематике превратило большую часть современного украинского эстеблишмента в геополитически безответственных эгоистов-"многовекторщиков".

В основе политического дискурса лежит прежде всего антропология или, иначе говоря, "человеческий фактор" (в смысле качества "человеческого материала"). Внешнеполитическая стратегия - это, прежде всего, проекция "коллективной души" политической элиты. У народов, имеющих слабую духом элиту, отсутствует также и сколь-нибудь внятная внешняя политика.

В самое ближайшее время на Украине маловероятно появление на политическом небосклоне хотя бы одного геополитически мыслящего политика, несмотря на то что в сферу интересов и публичной риторики некоторых представителей политического истеблишмента проникают геополитические и геоэкономические мотивы. Правда, надежда услышать что-либо внятное, разумное, не говоря уже об оригинальном, на эти темы пока крайне невысока. Прогнозируемый состав будущей Верховной Рады едва ли повлияет на изменение внешнеполитического баланса Украины.

Путь ко внешней политике начинается прежде всего не с количества ядерных боеголовок и системы ПВО, а с духа. С волевых и моральных качеств политической элиты. Даже если она об этом не догадывается.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях