Главная
 

'Polityka': Приватизация украинского чернозема

Корреспондент.net, 17 января 2002, 10:00
0
5

"С 1 января 2002 года начал действовать земельный кодекс, который вводит в Ук-раине частную собственность на землю. Коммунисты по этому поводу подали жалобу в Конституционный суд. Правые намереваются добиваться в Верховном суде запрета коммунистической партии. А тем временем сельское хозяйство приходит в упадок", пишет журналист польского издания "'Polityka" Веслав Романовский.

Когда дело дошло до голосования, в первую очередь под горячую руку попали микрофоны, которые вырывали из депутатских кресел и со злостью бросали на пол. Затем аппаратура для голосования. Когда не первое, ни второе уже не функционировало, коммунисты сказали: а теперь голосуйте, такие-сякие. Но Виктор Медведчук, ведущий заседания украинского парламента, был к этому готов и назначил поименное голосование карточками, в кабинете Степана Гаврыша, второго заместителя председателя Верховной Рады Украины. Коммунисты высказались в том плане, что тоже хотят голосовать. Глава счетной комиссии Владимир Заец не хотел их пускать в кабинет, полагая, что они лгут, но он ничего не мог сделать: ведь голосование является правом и обязанностью депутата. Тогда коммунисты сорвали пломбу с урны для голосования и сбежали с частью бюллетений для голосования. В этой ситуации председательствующий Медведчук принял решение: Коммунисты голосовать не будут. Прошу подготовить новые карточки и новую урну.

В этой ситуации земельный кодекс был принят большинством голосов. Коммунисты обратились с жалобой в Конституционный суд. По их мнению, была нарушена процедура голосования, вследствие чего его результаты - недействительны. В рядах правых возникла уже упомянутая идея в рамках реванша выступить за запрет Коммунистической партии Украины. Об испорченной аппаратуре никто и не вспомнил; это государственная собственность, а государственное - значит ничье.

Село без денег

Депутаты правых партий убеждали президента Л.Кучму, чтобы земельный кодекс, вводящий частную собственность на землю, был подписан 7 ноября, в годовщину Великой октябрьской социалистической революции. Но Кучма не пошел на стычку с коммунистами, которые в этот день на улицах Киева проявляли свою вечно живую тоску по справедливому государству Ленина-Сталина. Этот документ он подписал неделей позже. В этот день он сказал, что новый закон полностью реализует ленинский лозунг: "Земля крестьянам". Коммунисты считают президентскую иронию святотатством. - Земля должна принадлежать народу! - выкрикивает на митингах Петр Симоненко, I секретарь ЦК КПУ. - В противном случае Украина утратит независимость.

Мороз: Нужно торговать хлебом, а не землей
- Нужно торговать хлебом, а не землей, - вторит ему Александр Мороз, председатель Социалистической партии. - Земельный кодекс был принят не для того, чтобы дать крестьянам землю, а для того, чтобы ее у них навсегда отобрать. Мороз, который выдает себя за единственного честного и справедливого политика на украинской политической арене (это он открыл известные магнитофонные пленки Мельниченко, касающиеся убийства журналиста Георгия Гонгадзе), рисует общественному мнению черные сценарии с крестьянскими бунтами и очередной революцией, которая отберет захваченную криминальным капиталом землю.

- Бессмысленно вводить свободную продажу земли, когда в селе денег нет, а в городе доминирует преступный капитал, - говорит Мороз. - Произойдет то же самое, что и с приватизацией предприятий: люди получили приватизационные ваучеры, и что они с них получили? Ничего. Все досталось пронырам. Мороз не верит Кучме и не доверяет украинскому государству: - Эти кланы ненаказуемы. Они всегда обманывают и обкрадывают нас.

Крестьянские страхи

Социалисты, так же как и коммунисты, имеют значительный электорат на селе, где по-прежнему проживает свыше 40 % украинцев. Самых бедных из них проще всего удерживать в постоянном страхе. Страх является важным политическим фактором на Украине, политики очень любят запугивать своих избирателей, запугивать и стыдить. Сельским жителям, бедным, как церковная мышь, Мороз и Симоненко говорят: у вас заберут то, что имеете и будете батрачить до конца жизни. Батрачить у своих (украинцев) и у чужих (среди них и у польских панов). А люди имеют по два-четыре гектара земли от первой парцелляции колхозов, проводимой еще два года назад Леонидом Кучмой и не очень четко себе представляют, что же будет дальше. Имея два гектара выжить сложно, поэтому, как правило, землю берут в аренду частные общества, состоящие из бывших колхозников. При хорошем урожае, полученном в этом году (Украина собрала в этом году 40 млн тонн зерна) это дает пятьдесят долларов с гектара. На эти деньги можно только хорошо напиться.

Согласно новому закону крестьяне в течение трех лет получат нотариальные акты собственности на землю, а с 2005 года будут иметь возможность ее продавать и покупать. До 2010 года будет действовать ограничение на собственность: 100 га на человека, а также будет действовать еще одно ограничение: запрет продажи пахотной земли иностранцам. Трехлетний мораторий на право собственности не активизирует собственников. "Поживем - увидим", - говорят они. Законодатели считают, что этот период необходим для ула-живания бумажных вопросов: для геодезического раздела земли, составления кадастровых книг, принятия закона об оценивании земли, об ипотеке. Масштабы деятельности, прини-мая во внимание территорию Украины, огромны. Все это некогда было государственным, или партийным, а КПСС могла не заботиться о кадастровых книгах. Новый закон рождался так долго, что успел появиться черный рынок земли. Как заявляют специалисты, от 50 до 70% земли уже имеет, в свете закона черного рынка, нового хозяина.

Как заявляют специалисты, от 50 до 70% земли уже имеет, в свете закона черного рынка, нового хозяина
Как это все упорядочить и согласно каким правилам никто не знает. В этих процентах содержится потайное дно протестов коммунистов против приватизации земли. В течение двух лет колхозная номенклатура, противящаяся земельной реформе, практически осуществила самораскрепощение и научилась жить в условиях полностью деградировавшей плановой экономики. Частная собственность на землю - это реальная угроза возникновения конкуренции на селе, это снижение роли государства в регулировании сельскохозяйственного рынка. А сейчас дело обстоит так, что президент своим указом регулирует цены на хлеб, а губернаторы решают, кто может продавать хлеб в соседнюю область, а кто нет. Деньги на закупку топлива и удобрений дают, правда, банки, но по рекомендации премьер-министра. Если должны произойти изменения, то эта система должна исчезнуть. Поступки коммунистов и социалистов, политических патронов постколхозной номенклатуры, логически и исторически обоснованны. Для них важнейшими были и являются экономические интересы партийного аппарата. Не является большим секретом и тот факт, что левая часть Верховной Рады Украины подпитывается деньгами от продажи сахара, алко-гольных напитков и зерна.

Неземной вальс

Наиболее устойчивыми являются такие ограничения времен социализма, как мораторий на выкуп земли ее собственными владельцами. Увы, но именно так Украина реформирует свою экономику: шаг вперед, два в сторону и один назад. Маэстро этого танца - Леонид Кучма. Выбранный на второй срок он обещал радикальные реформы. Ему уже нечего было терять, он мог войти в историю только как политик, который изменил Украину, говорили, что "новый Кучма" будет чем-то средним между Маргарет Тэтчер и Шарлем де Голлем. Но он пошел другим путем: между Лукашенко и Путиным. На этом пути самым важным является внутреннего баланса между группами интересов.

Говорили, что "новый Кучма" будет чем-то средним между Маргарет Тэтчер и Шарлем де Голлем. Но он пошел другим путем
Мораторием никто не доволен, но благодаря ему был достигнут компромисс, который обеспечивает спокойствие на некоторое время. Неизвестно на какое. Коммунисты ищут возможности для реванша, правые считают мораторий ошибкой и уже создают в своих недрах новый закон, а олигархические партии, самые верные союзники президента, поглядывают направо и налево и делают свое дело.

Одним из самых главных обоснований моратория были опасения, что возникнет спекуляция землей. Все кричали, что спекуляция это - зло, трагедия, упадок сельского хозяйства. Но именно спекуляция в ее юридическом понимании и руководит сейчас деревней. Под Винницей я встретил польского предпринимателя, украинско-польская фирма которого авансом, т.е. в аренду с правом первого выкупа, взяла 350 га земли. Право первого выкупа писано вилами по воде и за это нужно дать взятку местному чиновнику. "Я заплатил 100 тысяч долларов, - говорит бизнесмен. - Но теперь я уверен, что через три года, когда земельный кодекс вступит в силу, я буду владельцем мощного хозяйства". "А если к тому времени сменится чиновник?" - спрашиваю я. "Дело верное, - слышу в ответ: У меня в руках все козыри, но я не хочу их показывать журналисту".

Под Бердичевым, откуда немцы во время войны эшелонами вывозили чернозем, бывший председатель колхоза с компаньонами арендует 1,5 тыс.га земли. Положение у них отнюдь не процветающее, но за землю они держутся крепко. Большая ее часть лежит в парах, но через 3 года, говорят они, придет западный капитал и Украина снова станет европейской житницей. Таким образом запасаются землей депутаты, политики ...

Какой эффект принесет эта своеобразная модель модернизации сельского хозяйства? Ученые говорят: хорошо, что через десять лет хоть что-то дрогнуло и люди начали понимать, насколько важна частная собственность на землю. Но прогнозы очень скептические.

Перевод Иносми.ru

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях