Главная
 

Solidarność: Солдат Ватикана на Украине

11 апреля 2002, 11:02
0
15

Польский еженедельник Solidarność публикует интервью с ксендзом епископом Станиславом Падевским о католицизме на Украине, а также о религиозных аспектах взаимоотношений между Польше, Украиной.

- Скажите, сколько поляков на Украине?

- О, это очень трудный вопрос. Загляните, например, в телефонную книгу 600-тысячного города Винницы. Вы увидите множество польских фамилий. Но являются ли они поляками? Я знаю семьи, в которых отец поляк, мать - русская, а дети - украинцы. Так обстоит дело во Львове и других городах. Очень много смешанных семей. Но зато я могу сказать, сколько на Украине католиков, - по моему мнению, около 2 миллионов.

- Как долго вы находитесь на Украине?

- Начнем с того, что я родился в 1932 году в Новой Гуте близ Монастыжиск в Тернопольском воеводстве. Мне было 12 лет, когда нас выселили и я оказался в Зеленогурском воеводстве. Я вступил в орден капуцинов и после три года находился в Пиле. В 70-е годы я начал ездить на Украину к знакомым ксендзам, чтобы помогать им в работе. Тем самым я нарушал законы СССР и поэтому действовал инкогнито, переезжая с места на место, чтобы не дать себя поймать. Поскольку я умею играть на органе, я написал в 1988 году письмо знакомому ксендзу в Баре Брониславу Бернацкому, чтобы он меня принял на работу на три месяца в качестве органиста. Потом я продлил право на пребывание на следующие три месяца и еще на три. В конце концов мне удалось получить временное удостоверение личности и остаться на длительный срок.

Не обошлось без проблем с властями: меня вызывали для бесед в отдел по делам религий (де-факто КГБ). Помню одного чиновника по имени Тимофей Матренко. Он обладал немалыми знаниями и был трудным партнером для местных ксендзов. Ко мне он обратился с такими словами:

"Ты хитрый! Приехал сюда как турист, но ты не турист. Ты священник! Не только священник: ты монах! А раз так - ты солдат Ватикана!"

Интересная вещь: он ничего мне не сделал. Знаю, что он ездил на все религиозные церемонии. "Здравствуйте, Тимофей!" - приветствовал его я, когда на него наткнулся. А он на это: "Я тебя не знаю!"

Мягкость Матренко, наверное, была обусловлена тем, что это был уже период упадка СССР, и он пытался обеспечить себе алиби перед лицом неясного будущего. Но у ксендза Падевского хватало и других проблем.

После 1920 года Сталин, опасаясь польской пятой колонны, выселил в Сибирь всех поляков, проживающих в пограничной полосе шириной 100 километров к востоку от реки Збруч. Те, кому удалось вернуться после его смерти, не получили назад своего наследства и разбрелись кто куда. Католицизм однако сохранился - среди самых пожилых. Поэтому мы поступали так: прежде всего надо было найти адрес какой-нибудь бабушки-католички и вступить с ней в контакт. По ее приглашению мы прибывали к ней домой, где и устраивали первое после многих лет богослужение. Для нее и приглашенных ей родных и знакомых. Когда собиралось не менее двадцати желающих (теперь достаточно 10) мы могли зарегистрировать общину и проводить легальные богослужения. Внешний нажим враждебности по отношению к богу и религии вызывал огромное воодушевление у этих людей.

- Представляю, что они ощущали в себе огонь первых христиан… А каковы были следующие этапы вашего служения после Бара?

- В качестве помощника священника я работал в Полонном - почти полностью польском городе. Потом перебрался в Старый Константинов - резиденцию русской провинции капуцинов, где нам удалось получить костел. Потом я жил в монастыре в Виннице. Сейчас на Украине существует 6 капуцинских общин. В Киеве мы строим большой монастырь и костел. Пустить корни было нелегко. Но с божьей помощью и благословением падре Пио мы справляемся.

В 1995 году я был назначен вспомогательным епископом в Каменец-Подольске. Огромный епископат! Наиболее удаленная парафия - Керчь - расположена в 1500 километрах от кафедрального костела. Поэтому существует проект создания двух новых епископальных администратур - одесско-симферопольской и харьковско-запорожской. Мы надеемся, что Святой Отец примет такое решение в середине этого года.

В 1998 году я был переведен во Львов для помощи ксендзу кардиналу Марьяну Яворскому, митрополиту львовскому и главе епископата Украины.

- Возможно, многие наши читатели не знают, что такой епископат вообще существует…

- В общей сложности нас 8 епископов. То есть на такую большую территорию - немного. В наших конференциях принимает участие апостольский нунций в Киеве ксендз епископ Николай Етерович, хорват по происхождению. Помимо львовского архиепископата, в котором работают около 100 ксендзов, мы имеем на Украине 4 епископата или администратуры: луцкая (несколько десятков священнослужителей), каменецкая ( около 130), киевско-житомирская ( около 80) и закарпатская (около 40). Преимущественно на Украине работают "импортные" священники. Но у нас уже есть три семинарии: в Грудке Подольском ( около 80 семинаристов), в Ворцеле близ Киева (около 50) и в Брюховичах возле Львова (около 60).

- Имеют ли влияние выступления Алексия II и вообще Русской православной церкви на политику Киева по отношению к римской церкви на Украине?

- Прежде всего, там, где московская церковь имеет свои приходы и, стало быть, где есть сильная пророссийская фракция. Но если брать в целом, украинское патриотическое движение за независимость (чтобы не употребить слово националистическое) настроено недоброжелательно по отношению к России, а ее нападки на Ватикан воспринимает враждебно. Московская церковь выражала протест по отношению к планам поездок Иоанна Павла II, но украинцы показали, что они не обращают на это внимание, что они независимы. Может быть это парадокс, но деятельность католического костела на Украине на руку движению за независимость: Украина тяготеет к Западу, а универсальный римский костел может ей в этом только помочь.

- И все-таки мы в Польше часто имеем впечатление, что Украина тяготеет к Москве…

- Понимаете, единая Украина - это географическое понятие. С другой стороны, с точки зрения ментальности существует как минимум пять Украин. Итак, во-первых, Закарпатье. Это та часть Украины, которая до войны принадлежала Чехословакии. Это другой мир, другой язык. Тамошние словаки тяготеют к Словакии, венгры - к Венгрии. Существует словацко-венгерский национальный конфликт, но пророссийских тенденций там нет. В то же время такие тенденции и весьма сильные существуют на восток от Днепра до границы с Россией. Это во-вторых. В третьих, Крым, который никогда в прошлом не был украинским. Тут задают тон татары и мусульмане. Но у нас есть в Крыму 7 римско-католических приходов. В-четвертых, средняя Украина от Збруча до Днепра. На этой территории нет национальных проблем. Здесь у нас больше всего католиков, особенно в Житомире и Виннице. Тут дольше всего сохранялись сплоченные польские общины. Только третий раздел разрушил их. И наконец, в-пятых, Западная Галиция. Это для нас самая трудная территория!

Приведу примеры: на этой территории мы претендуем на 10 костелов, которые по очевидным причинам должны быть переданы нам. Но националисты сказали: "Нет!" В Комарне побили ксендза, чтобы показать, что "ляхам" костела не отдадут. У нас есть конфликт в Хирове вокруг бывшей иезуитской коллегии. Во Львове мы напрасно пытались получить разрушенный дворец львовских епископов. В конце концов удалось, но лишь благодаря фортелю: когда приближался визит Святого Отца, мы воспользовались историческим фактом: в этом дворце ксендз Кароль Войтыла был посвящен епископом Эугениушем Базяком. Путем различных усилий мы смогли добиться того, что Иоанн Павел II выразил желание посетить это место и этот пункт был включен в программу его поездки. Таким пожеланием папы власти не смогли пренебречь. Мы пошли на компромисс, выделив свои бригады для поспешного обновления фасада и ремонта крыши. Оставшуюся часть ремонта украинские власти проведут до 2005 года, но Курия может постепенно туда переселяться уже до этого срока.

Другой болезненный пример - это вопрос о Кладбище Львовских Орлят. Как я слышал, львовские власти требуют плату с польских туристов за посещение этого кладбища. А с польской телевизионной бригады потребовали 2000 долларов за право съемки на территории кладбища…Такой недоброжелательной атмосферы нет ни в какой другой части Украины.

- А почему Киев не вмешивается?

- Потому что немного может сделать. С большим упрощением скажу, что на Украине существует своеобразное явление непослушания: власти области не подчиняются распоряжениям столицы. А власти районов не слушаются областных властей. Ситуация непроста также и с точки зрения религиозной: в Западной Галиции кроме нас действует также московская православная церковь, киевская православная церковь и греко-католическая церковь. И все они не ладят друг с другом.

Мы должны действовать с большим тактом. Поэтому везде, где польский язык непонятен, мы пользуемся украинским языком даже в общении с теми прихожанами, которые объявляют себя поляками. По этой причине некоторые политики в Польше упрекают нас в "украинизации поляков". Я уверяю вас, что чувствую себя поляком по крови и плоти, но моей миссией является евангелизация, превращение людей в христиан. И поэтому, когда польский язык оказывается неэффективным, я перехожу на украинский. Мне приходится встречать людей, которые прекрасно читают "Отче наш" на великолепном польском языке так, как их когда-то в детстве научила бабушка, но разговаривают только по-украински.

Перевод: ИноСМИ

Оригинал статьи: здесь

ТЕГИ: пенсионная реформа
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях