Главная
 

Время МН: Словарь Крыма

18 июня 2002, 12:12
0
7

"- В Крым на машине? С ума сошли. Да вас на украинской таможне как липку обдерут. А что останется — на дорогах отдадите. Машину с московскими номерами будут на каждом посту тормозить. Знаете, как их "Державна автоинспекция" сокращенно? ДАЙ. Летите-ка лучше самолетом. Так отреагировал наш друг на просьбу дать советы касательно маршрута Москва — Симферополь", так начинает свой материал о Крыме ведущая колонки в российской газете "Время МН" Алла Латынина.

Отличный автомобилист, он в прошлом не раз ездил в Крым и знал трассу назубок. Но после того, как его промытарили несколько часов на свежеоборудованной украинской границе, он решил забыть туда дорогу. Мы не послушались — и оказалось, что все совсем не так страшно. Говорят, украинские власти спохватились, что совсем туристов от Крыма отвадили. Но что поражает, так это какая-то неправдоподобная, даже устрашающая пустынность шоссе, наступающая вскоре после пересечения границы: тревожное, лишившееся жизни пространство "зоны" Стругацких — Тарковского.

Молодая государственность Украины утверждается через отрицание русского языка. Для этого, впрочем, не надо ехать на Украину. (В Украину — требует писать Киев, но наши лингвисты справедливо возражают, что Кучма не властен над законами русского языка). Однако пересечение границы дает некоторую пищу для занятных лингвистических наблюдений. Процедура требует заполнения "Иммиграционной карты". Вопросы — на украинском и английском. А вот реклама на оборотной стороне — гостиницы, стоматологической клиники, казино и автосервиса — по-русски.

В маленькой Финляндии вторым государственным языком признан шведский — на нем говорит аж 8% населения. Права этих восьми процентов требуется соблюдать. На Украине русскоязычных едва ли не большинство. Их права соблюдает не власть, а коммерсанты.

В Крыму это особенно бросается в глаза. Киеву можно только посочувствовать — вся система доказательств общности судьбы Украины и Крыма терпит крах при столкновении с упорным нежеланием населения украинизироваться. На рынках Ялты гривну называют рублем. Книги в киосках и на лотках — русские, газеты — в основном тоже (на украинском не покупают, пояснил мне киоскер). Кафе, рестораны, гостиницы, пансионаты изъясняются по-русски. Однако официальные вывески — на украинском. Телевизионная реклама — тоже ( здесь политика прищемила коммерцию). Несколько лет назад, прочла я в одной статье, вышло распоряжение из Киева заменить все тексты в Ливадийском дворце на украинские.

Музейщики воспротивились. Пока держатся. Зато вузы постепенно переходят на украинский. Что ж? Вот и кадры будущих преподавателей. Вода камень точит. Да вот только русский миф о Крыме может оказаться прочнее камня.

Этот миф питается историей двух с лишним веков и великой литературой. Он вбит в сознание даже полуобразованного выпускника советской и постсоветской школы мерцанием обрывочно-хрестоматийных образов и событий. История: князь Потемкин-Таврический, путешествие Екатерины Великой, оборона Севастополя, адмирал Нахимов, адмирал Ушаков, подпоручик Лев Толстой на бастионе осажденного города, императорская резиденция в Ливадии, Ялтинская конференция "большой тройки". Литература — юный Пушкин на скале: "Прощай, свободная стихия", "Бахчисарайский фонтан", "Севастопольские рассказы", фотография бородатого Толстого в Гаспре, дом Чехова в Ялте, "Дама с собачкой", дом Волошина в Коктебеле, поэтическая вольница конца Серебряного века на скалах Кара-Дага.

А сколько писателей в советскую эпоху побывали в домах творчества в Ялте и Коктебеле! Можно сколько угодно издеваться над новоязовским словосочетанием "дом творчества", но никуда не уйти от того, что Коктебель был Меккой русской литературы. Думаю, что из коктебельского опыта Аксенова произрастает емкая метафора "острова Крым", которой столь охотно пользуются ныне противоборствующие силы полуострова. (На книжных развалах Ялты продаются почти все книги Аксенова, но "Остров Крым" надо поискать: раскупают). Только празднично-курортное восприятие пространства могло заставить Аксенова увидеть за облупившимися виллами начала века, унылыми советскими "здравницами" и теснящимися лачугами Крым альтернативной истории: Симферополь, превратившийся из заштатного городишка в "поле соревнования самых смелых архитекторов мира", "благодатную землю", где "мелькали прямоугольные, треугольные, овальные, почковидные пятна плавательных "пулов" и где в "больших кадиллаках" ездили друг к другу в гости зажиточные крымчане.

Новейшая русская литература подобной метафоры уже не родит. В свеженьком, июньском номере "Нового мира", сетевую версию которого я скачала на дискету в одном из ялтинских Интернет-клубов со скверной связью, наткнулась на рассказы Сергея Шаргунова, в свои 22 года успевшего уже получить премию "Дебют". Оценивать их не буду, обращу внимание лишь на один, с нарочито кичевым названием "Крошка моя, я по тебе скучаю".

"Красивая крымская девочка", в которую влюбляется рассказчик, живет с матерью и братом в хилой лачуге в деревне Ливадия, "нет ни радио, ни даже книг в доме... По экрану старого телевизора идет серая рябь...".

Мать красотки иногда торгует тряпками, брат тусуется на пятачке в центре Ливадии с ровесниками. "Пацаны тягуче сплевывают в горячую пыль (это стиль тут такой — плевать тягуче!) и ждут машин, какие бы помыть, к вечеру нажираются, укуриваются хэша". Сама же чудо-девочка в свои четырнадцать лет работает "с восхода над морем до заката. Ее и других наняли за бесценок в подвал, час за часом она обтягивает скользкие бутылки бумажными наклейками, бутылки поддельного вина".

Это совсем другое крымское пространство. Там, где писателю поколения Аксенова открывалась Ливадия — резиденция последнего русского императора, с ее прекрасным дворцом и великолепным парком (стоит прикрыть глаза — мелькнут тени великих княжон в белых туалетах и прогуливающейся под руку императорской четы), — там Сергей Шаргунов увидел жалкую деревню, дома-развалюхи, нищету, криминал, наркотики, проституцию — жалкую изнанку заштатного грязноватого курорта.

Таким и станет Крым, если лишить его сакрального языка, на котором он беседует с русской историей и культурой.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях