Главная
 

Известия: 80 дней до момента истины

Известия, 11 июля 2008, 08:55
0
7
Известия: 80 дней до момента истины
Фото: Reuters
Лужков предлагает не продлевать Большой Договор

В отношениях России и Украины наступает время, когда следует исправить ошибки прошлого и сохранить общее будущее, пишет в сегодняшнем номере газеты Известия мэр Москвы Юрий Лужков.

Глядя на сегодняшнюю Украину, постоянно возникает странное ощущение, что вот - сосед, друг, родственник, которого давно не видел, а тут встретил вновь и просто не узнал. Встретил и поразился произошедшему с ним необъяснимому, но разительному изменению. На вопрос "Брат мой, ты ли это?" - он то отводит в сторону глаза, то отвечает что-то невнятное.

Что же происходит в наших отношениях?

При огромном количестве "самостийности" и "незалежности" наш сосед так и не решил вопрос о собственной независимости и самостоятельности. Понятно почему. Главный и самый сложный вопрос тут заключается в том, что в начале 1990-х годов была разрезана по живому общая судьба и разорвана общая жизнь наших народов. Это стало одной из величайших трагедий и катастроф в нашей истории еще и потому, что разлом произошел по сугубо искусственным, советским административным границам.

Хотя украинские власти в том открыто никогда не признаются, но неуверенность в исторической справедливости и юридической чистоте многих вопросов современной украинской государственности, прежде всего касающихся Крыма и Севастополя, они прекрасно понимают. Потому и отводят все время в сторону глаза и не хотят честного диалога. Потому и начинают делать все, чтобы не пускать к себе тех, кто может открыто и смело сказать всю правду. Потому и идея отдаления от России, борьбы с Россией постоянно и во многих случаях становится самоцелью украинских властей.

Именно так происходит с другой, уже сугубо современной, но не менее болезненной ситуацией в российско-украинских отношениях - договором о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между нашими странами. Сама эта дружба достигла, с позволения сказать, уже такого "апогея", что все, что происходит сегодня на Украине, не просто не соответствует сути договора, но сознательно направляется украинскими властями на то, чтобы разрушить и его дух, и его букву.

Бог весть, сколько еще украинские апологеты самоутверждения собираются играть с нами в эти игры. Однако сегодня наступил тот момент, когда Россия не только, наконец, может, но и должна перевернуть ситуацию с головы на ноги и, сказав соседу правду, вернуть его к реальности. Нужно ведь только спокойно и объективно разобрать факты, документы, суть дела. Думаю, что тогда здравомыслящие и ответственные политики на самой Украине тоже поддержат нашу позицию.

Фальшивая дарственная

Вопрос о Крыме и Севастополе так важен в отношениях России и Украины потому, что по нему, как по лакмусовой бумажке, сразу становится видно, кто стоит на твердой почве истории и правды, хочет честного и справедливого решения всех наших проблем. А кто - все время пытается эту историю переписать, чувствует свою неправоту, постоянно и по любому вопросу юлит, а вместо разговора по существу подсовывает народу фальшивки и мечтает навсегда стереть из народной памяти правду.

А суть дела в том, что с конца XVIII века, когда Крым в результате завоеваний Екатерины II вошел в состав Российской империи, и вплоть до наших дней эта земля никогда не входила в состав украинских земель, никогда не принадлежала Украине по праву.

Севастополь всегда был военно-морской базой Черноморского флота России.
Надо сказать, что Никита Хрущев, который всегда испытывал известное неравнодушие ко всему украинскому, сделав своему любимому народу поистине царский и баснословный подарок, тем не менее, подложил Украине свинью. Принимал он это решение, вероятно, в порыве эмоций и в возбуждении всяческих чувств. И совсем не озаботился соблюдением правовых норм и конституционных процедур решения таких вопросов, как изменение административно-территориальных границ. Подарок был поспешно упакован в обертку крайне сомнительных правовых документов. Решения Президиума Верховного Совета - не того уровня резолюции для столь существенных вопросов. А необходимого по закону общереспубликанского референдума в РСФСР не провели вовсе. Видимо, решили, что и так сойдет, поскольку кто же тогда посмел бы перечить генсекам. В результате получилось неправомочное и юридически ничтожное решение.

Но даже когда Никита Сергеевич радовался, Украина праздновала, а Россия молча недоумевала по поводу передачи Крыма, "щедрый генсек" вовсе не дарил Украине город русской славы Севастополь. На это прямо указывают все правовые основания и документы.

Севастополь всегда был военно-морской базой Черноморского флота России. Он исторически возник как город для обеспечения флота. Во все периоды нашей истории, включая и имперский, и советский, имел фактически особый порядок управления из столицы (Петербурга или Москвы) по линии военного ведомства. Город всегда находился в руках военно-морской администрации, назначаемой из центра. Например, в досоветский период во главе стоял генерал-губернатор, который одновременно являлся и командующим Черноморским флотом. Севастополь не входил в состав Крыма, столицей которого всегда был Симферополь. Всегда имел свою собственную, обособленную - и, кстати, режимную, закрытую, охраняемую с суши, моря и воздуха - территорию. При этом с XIX века Севастополь имел официальный статус "главного военного порта", в который был практически запрещен вход гражданским кораблям.

На момент передачи Крыма Украине правовой статус Севастополя был основан на целом ряде государственных решений и документов. В частности, это были Постановление Совета Министров СССР 1948 года "О мероприятиях по ускорению восстановления города Севастополя", Указ Президиума Верховного Совета РСФСР "О выделении города Севастополя в самостоятельный административно-хозяйственный центр" и Постановление Совета Министров РСФСР "Вопросы города Севастополя". Город в границах своего округа административно был выведен из Крымской области и относился к городам прямого республиканского подчинения РСФСР. Такой статус в РСФСР имели кроме Севастополя только Москва и Ленинград.

И в 1954 году, когда Крымскую область волюнтаристски отдали Украинской ССР, ни в одном постановлении, указе и законе союзных и российских органов власти о Севастополе и его передаче не было ни слова. А ведь передать его можно было только отдельно, особо, поскольку если он и имел отношение, то только к полуострову Крым, но не к этой самой Крымской области.

При этом с точки зрения функционального управления Севастополем как военно-морской базой он и до 1948 года, и после него, и даже после 1954 года всегда находился в прямом подчинении общегосударственных органов Военно-Морского флота СССР. И эта ситуация сохранялась вплоть до распада Союза в 1991 году.

"...население РСФСР на референдуме никогда не голосовало даже за передачу Крыма (не говоря уж о Севастополе), а органы власти РСФСР никогда и ни в одном документе не передавали Украине не входивший в Крымскую область Севастополь".
И вновь следует напомнить - население РСФСР на референдуме никогда не голосовало даже за передачу Крыма (не говоря уж о Севастополе), а органы власти РСФСР никогда и ни в одном документе не передавали Украине не входивший в Крымскую область Севастополь. А в 1993 году статус Севастополя как города федерального подчинения в административно-территориальных границах городского округа по состоянию на декабрь 1991 года, то есть на момент распада СССР, был дополнительно подтвержден постановлением Верховного Совета Российской Федерации.

Наконец, вспоминая не только о букве, но и о не менее важном духе законов и договоров, следует сказать и еще об одном. В 1954 году подарок Украине был сделан Хрущевым в честь 300-летия воссоединения Украины и России, в знак и под лозунгом этого вечного единства, незыблемой братской дружбы и искренней любви. Однако если потом, в 1991 году, произошло рассоединение наших государств, то Украине после такого "развода" следовало вернуть то, что ей не принадлежит. Еще не поздно вернуть не свое и сейчас. Это было бы, как у нас говорят, и по совести, и по правде.

Большая панама дружбы

Именно по всем этим основаниям автор этих строк выступил в 1997 году против Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной, который подмахнули тогда президенты Ельцин и Кучма. Два года - с момента подписания и до его вступления в силу в 1999 году - договор был незаконнорожденным плодом вопиющего самообмана и простодушия, угара волюнтаризма, политической слепоты и пренебрежения национальными интересами. Все это время многие политики и общественность России сопротивлялись утверждению договора. Но его ратификация на излете 90-х годов, к несчастью, лишний раз подтвердила всю стыдобу и чудовищность тогдашней государственной слабости нашей страны.

Безбрежная щедрость России, вновь понадеявшейся тогда на честное слово соседа, заключалась прежде всего в том, что, не получая ничего взамен, она удовлетворила ключевое вожделение правящих кругов Украины, признав в качестве государственных границ России и Украины сугубо искусственные административные границы между бывшими советскими республиками РСФСР и УССР. Так, благодаря редко опиравшейся на трезвый расчет, но часто производимой за счет национальных интересов щедрости души тогдашнего политического руководства страны Россия существенно осложнила себе возможность всерьез обсуждать и решать многие вопросы развития отношений с Украиной.

А что Россия получила в ответ? Договор не дал России определенности ни в искренности дружбы соседа, ни в масштабах сотрудничества и механизмах реального партнерства с Украиной. Поразительны и ссылки сторонников договора на то, что, мол, у России аналогичные, чуть ли не слово в слово договора с другими странами, включая даже - святая простота! - некоторые страны НАТО, а также - вершина дипломатии! - отдельные банановые республики. А ведь это был тот самый случай, когда такое писание договора с Украиной под копирку с другими межгосударственными соглашениями свидетельствовало не только о лености и расхлябанности власти в Кремле, но и о циничном игнорировании реальных исторических традиций и современных обстоятельств отношений между нашими странами.

В результате при обилии громких слов и "сердечных" формулировок договор не содержал никаких механизмов сохранения и упрочения братских отношений наших народов. Не было ничего, что на деле защитило бы потом миллионы русских и русскоязычных граждан Украины от дерусификации и переписывания истории, чем сегодня занят официальный Киев. Не было реальных гарантий и прямых, называющих все своими именами формулировок обязательств не заключать с третьими странами соглашений, направленных против друг друга, и не допускать использования своей территории в ущерб взаимной безопасности.

Это ведь так комфортно, когда в обмен на согласие быть "обозным полком" НАТО и сидеть лет двадцать на табуретке под дверью Евросоюза можно под защитой благосклонных взглядов вашингтонских и брюссельских друзей предаваться любимому занятию - борьбе с Россией.
Именно это позволяло и до сих пор позволяет украинским властям, задрав штаны, бежать вприпрыжку в НАТО. Позволяет шантажировать Россию то повышением арендной платы, то вообще перспективой изгнания Черноморского флота из Севастополя. Позволяет закрывать русские школы, изгонять русский язык из жизни и культуры страны, не вспоминая о своих же обещаниях (предвыборных, правда) придать русскому языку статус второго государственного на Украине. Позволяет, постоянно кромсая свой народ по живому ради желания отделить украинцев от Русской православной церкви и стуча "униатской дубинкой" по православию, пренебрегать традициями и культурой собственной страны.

Украинским правящим кругам оказалось мало полного выхолащивания договора, его превращения для себя в пустую, ни к чему не обязывающую бумагу, хотя для России договор всегда был и оставался обязывающим и неукоснительно соблюдаемым документом. Главная беда в том, что украинская политическая элита теперь цинично использует слова про дружбу и партнерство как дымовую завесу, как прикрытие своих истинных намерений.

Построенная на этом политика в духе "ой, я шо-то прям не знаю, как усе это получилося" периодически проклевывалась у украинских властей уже после 1999 года, хотя во всем своем великолепии она раскрылась, конечно, после "оранжевого угара" 2004 года. Именно тогда стало окончательно ясно, что вместо независимой, самостоятельной, рациональной политики созидания и развития страны в дружбе и партнерстве с Россией украинские власти на практике живут лишь идеей присоединения, поглощения, перемалывания своей страны Западом.

Это ведь так комфортно, когда в обмен на согласие быть "обозным полком" НАТО и сидеть лет двадцать на табуретке под дверью Евросоюза можно под защитой благосклонных взглядов вашингтонских и брюссельских друзей предаваться любимому занятию - борьбе с Россией. Разъясняя при этом народу (разумеется, за бюджетный счет), что НАТО - это и есть светлое будущее "украинской незалежности", а самый верный путь в "военный Североатлантический коммунизм" - это антироссийская политика.

Но рациональность такой позиции все сложнее и сложнее объяснить народу Украины. Наши народы являются братьями - и по своей общей истории, и по единой культуре. Они связаны многочисленными родственными узами, переплетены в экономическом отношении. Даже будучи независимыми государствами, нам предопределено быть рядом, вместе и рука об руку идти в будущее. Безнаказанно дурачить и Россию, и собственный народ дальше не получится.

Возвращение к реальности: обратный отсчет

За полгода до истечения срока действия Великого Договора, то есть не позднее 1 октября 2008 года, любая из сторон имеет право уведомить другую о своем выходе из договора в одностороннем порядке.
Сожалею сегодня о том, что мы, протестовавшие десятилетие назад против ратификации такого российско-украинского договора, не смогли заблокировать то позорное решение, не продержали оборону хотя бы еще год. Уверен, что уже в 2000 году после избрания новой Государственной думы и нового президента страны этот документ никогда бы не вступил в действие. И все последующие годы нам не пришлось бы мириться с тем, что этот договор породил.

В договоре, к сожалению, нет пунктов, которые позволяли бы остановить его действие или пересмотреть его положения, пока не истек десятилетний срок, на который он заключен. Если бы такие положения были, то, убежден, что Россия уже давно не стала бы терпеть многого.

Но есть, к счастью, в российско-украинском договоре еще один вполне конкретный пункт, гласящий, что за полгода до истечения его срока, то есть не позднее 1 октября 2008 года, любая из сторон имеет право уведомить другую о своем выходе из договора в одностороннем порядке.

Для того чтобы принять решение, у нас есть еще 80 дней. Но, пожалуй, с учетом всего исторического и современного контекста наших взаимоотношений уже и сейчас понятно, что непродление договора - это самое мягкое решение, которое мы можем принять. И нужно использовать такое решение как окно возможностей, чтобы в отношениях России и Украины все встало на свои места, восторжествовало подлинное взаимное уважение и партнерство. Сверхважно эту возможность не упустить, иначе это самое окно не только захлопнется, но будет при помощи разного рода шустрых строителей глобализации наглухо заложено кирпичами еще на десятилетие вперед. А возможно, что и навсегда.

К тому же украинская сторона де-факто сама ведет дело к расторжению договора. Украинские власти, пытаясь уже сейчас заявить об отказе рассматривать вопрос о продлении пребывания Черноморского флота в Севастополе после 2017 года, дезавуируют тем самым и межгосударственный договор. Он подписывался "в пакете" с Соглашением между Россией и Украиной о статусе и условиях пребывания Черноморского флота России на территории Украины. И только с учетом этого был ратифицирован в 1999 году российским парламентом.

В этих условиях наш выбор прост. Или Россия и дальше будет делать вид, что она состоит благодаря Договору в дружбе, сотрудничестве и партнерстве с Украиной. Или мы просто скажем украинским властям об очевидном - договор не обеспечивает решения тех задач, ради которых он заключался. Настоящей дружбы, честного сотрудничества и искреннего партнерства, к сожалению, нет и в помине.

Поэтому мы считаем, что этот документ должен остаться в прошлом, и следует то время, которое остается до истечения прежнего соглашения, максимально эффективно и энергично использовать для того, чтобы подготовить новый проект по-настоящему "большого" - не по наименованию, а по реальному смыслу, содержанию и глубине - договора. Более того, чтобы этого времени было больше, нам не нужно ждать до 1 октября, не нужно тянуть эти 80 дней, а следует заявить о своем решении и проинформировать о нем Украину уже сейчас.

Российская позиция давно известна и прозрачна. Нам не может быть безразлично отношение Украины к русскоязычному населению.
Совместная работа над новым договором с Украиной даст нам хороший шанс ясно и четко обозначить, а также предельно конкретно и в безусловной для исполнения обеими сторонами форме зафиксировать те приоритеты, без которых отношения двух братских стран так и останутся в зыбкой зоне самообмана и недоговоренностей.

Российская позиция давно известна и прозрачна. Нам не может быть безразлично отношение Украины к русскоязычному населению. Для нас не в меньшей степени, чем развитие экономических отношений, существенно не просто сохранение, но и безусловное закрепление на новом уровне общности в культуре, языке, в нашей с соседями славной истории. Русскоязычные школы и положение Русской православной церкви не менее важны, чем военно-политическое присутствие Черноморского флота в его исторической базе - русском городе Севастополе. Последнее, кстати, означает, что непосредственно в новом договоре с Украиной необходимо четко и однозначно зафиксировать не только бессрочный статус военно-морской базы флота в Севастополе, но и вернуться к вопросу об особом статусе города Севастополя как такового.

Политики России и Украины должны найти наконец в себе силы прийти к честным, ответственным, по-настоящему равноправным, дружественным и действительно взаимовыгодным отношениям между нашими странами и во имя подлинных интересов наших братских народов. Россия это уже осознала. Украина - еще ищет себя. И чем энергичнее мы ей в этом будем помогать, тем лучше.

Тем скорее можно будет говорить, что Украина стала наконец самостоятельным, ответственным и независимым от своих собственных страхов государством. Тогда более реальными станут и мысли о том, что наши народы в будущем снова обретут единую стратегию развития. Об этом мечтает любой здравомыслящий человек и в России, и на Украине.

ТЕГИ: Украина-РоссияЛужков
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях