Главная
 

МН: Жизнь назло статистике

7 августа 2002, 09:23
0
8

"За последний год в Донецке мало что изменилось. Город все так же утопает в зелени, а на центральной улице висит плакат "Возрадим духовность!". И опять, как и почти во все мои предыдущие приезды сюда, весь город хоронит погибших шахтеров. Как это ни цинично звучит, к гибели горняков здесь привыкли", пишет автор российской еженедельной газеты "Московские новости" Геннадий Петров.

На этот раз хоронят двадцать человек, погибших, как сказано в предварительном заключении правительственных экспертов, в результате грубого нарушения техники безопасности при проведении буро-взрывных работ.

В городе траур. Второй за этот июль. Первый был обьявлен после 7 июля. Тогда из-за пожара на шахте "Украина" погибли 35 человек. Снова женщины на кладбище бьются в истерике, снова приспущены флаги, снова венки, речи, обещания...

Парад обещаний

Обещает президент Кучма - провести ревизию всех украинских шахт и закрыть к чертовой матери все, не отвечающие нормам безопасности. Обещает губернатор Янукович - выплатить всем семьям погибших компенсации, причем адресно, чтобы деньги попали кому надо, а не исчезли, как всегда, в неизвестном направлении.

Обещает экс-министр Ефим Звягильский, глава совета арендаторов и бывший директор шахты имени Засядько, где произошла трагедия, - не допустить повторения трагедии.

И еще нужны субсидии. Из центра. Много. Иначе нельзя сменить устаревшее оборудование. А со старым оборудованием новой беды не избежать. Круче всех наобещал профсоюзный босс Анатолий Коломиец - посадить вышеназванного господина Звягильского - и тогда он, мол, предотвратит аварию и при имеющихся средствах.

О теплых чувствах, которые питает лидер независимого профсоюза горняков шахты имени Засядько к ее бывшему директору, в Донецке широко известно. Известна, кстати, и особенность профсоюзных боссов менять свою точку зрения в зависимости от воли областного начальства. Однако на этот раз господин

Коломиец, может быть, и не принимает желаемое за действительное. Во всяком случае, следствие по делу о взрыве будет вести Генеральная, а не местная прокуратура.

Деятельностью последней - в частности, проверкой законности закрытия уголовных дел по предыдущим взрывам на шахте имени Засядько - займется следственная группа из Киева. В этом заверил журналистов ее руководитель Александр Медведько. Присутствовавший на той же пресс-конференции прокурор области Виктор Пшонка загадочно улыбался. Охотно могу поверить, что где-то улыбался и господин Звягильский. За свою бурную карьеру этот патриарх донецкого клана чего только не повидал. Попав в правительство, он был обвинен в злоупотреблениях и скрывался от правосудия в Израиле, вернулся и стал без пяти минут заключенным, побывал депутатом и подозреваемым сразу по нескольким делам... Так что, наверное, переживет и грозную комиссию.

От буржуев до покойников

Если верить статистике, с начала этого года в шахтах Донбасса погибло 136 человек - на десять меньше, чем за аналогичный период 2001 года. По данным журнала "Корреспондент", больше всего жертв за последнее десятилетие пришлось на 1992 год - 445 человек. Меньше всего - на прошлый (222). Насколько верна эта статистика, сказать трудно. Есть еще и те, кто добывает уголь на свой страх и риск в безхозных шахтах - там, где уголь близко подходит к земле. У таких бедняг обычно не имеется даже отбойного молотка. Работают кайлом, как при царе Горохе. Сколько их гибнет, вообще никто не считал.

В последнее время власть меняет свою риторику. Сейчас донецких винить не принято: они пошли во власть. Значит, виноватых и вовсе нет. Есть только погибшие шахтеры
- А может ну его, этот уголь, раз он такой кровью дается? - спрашиваю я шахтера Ивана Михайловича Караваева, - Ушли бы с шахты. - Куда? - спрашивает Иван Михайлович. - В могилу? Нет, Иван Михайлович не пессимист. Просто жизнь у него такая.

В свои пятьдесят два года он побывал без пяти минут покойником (выжил после взрыва метана четыре года назад) и без пяти минут буржуем. После увольнения с шахты попытался заняться бизнессом: продавал строительные материалы. Вернее, пытался продавать. Потому что очень скоро понял, что шахта - дело более безопасное и выгодное. И вообще, между хорошей шахтой и бизнессом есть одна общая деталь - и там, и здесь надо взятки платить за возможность работать.

- Даже так? - Даже так.

"Праца" для русских

Из шестидесяти шахт Донбасса - десяток прибыльных. К их числу относиться шахта имени Засядько. Здесь шахтеры действительно работают по специальности и получают зарплату не углем, а деньгами. По местным меркам, просто фантастическими деньгами. Зарплата здесь доходит до тысячи гривен (5 тысяч рублей). Благодаря таким шахтам Донбасс остается единственным регионом Украины, куда едут на работу из России. Ради таких денег люди готовы мириться со всем чем угодно: и с оборудованием, которое не меняли с середины прошлого века, и с ужасными условиями работы и произволом начальства, и, конечно, с риском для жизни. Со всем этим время от времени пытаются бороться на остальных шахтах - там, где ничего не платят. Из их числа профсоюзы вербуют желающих постучать касками на Крещатике и перед администрацией президента.

Впрочем, ко всякого рода походам в Киев за правдой в шахтерском Донецке давно уже относятся скептически. Самый лучший итог давно известен - новые угольные субсидии для отрасли и сохранение нерентабельности угольного производства. - А вообще-то все здесь довольны, - неожиданно говорит Иван Михайлович и тут же поправляется: - все, кто работает. Какая бы ни была работа, она все равно работа. Она ни с голоду умереть не дает, ни спиться. А это самое главное.

У нас тут не Англия!

Рецепт решения шахтерских проблем в принципе давно известен. Решительная реструктуризация отрасли. Закрытие убыточных шахт. Новые рабочие места для уволенных шахтеров в строительстве и сфере обслуживания. Именно таким путем пошла Англия при Маргарет Тетчер, когда шахтерский фактор действительно стал реальностью английской политики. Но на Украине выбирают свой путь.

- У нас здесь не Англия, - говорит народный депутат Виктор Турманов, председатель профсоюза угольной промышленности. - Для перестройки инфраструктуры региона нужны деньги из бюджета, а их нет. И не будет. Уволим людей, и куда их потом? На улицу? Так что наш принцип таков: пусть шахта работает, пока там есть уголь.

Для профсоюзов нереформируемая отрасль - это возможность сохранять собственное влияние, для шахтеров - шанс не спиться, для местных угольных королей - возможность спихивать все свои беды на неуступчивый центр.

А центр, если кого и винит, то пресловутый донецкий клан, чье могущество зиждется в том числе и на существующей системе функционирования угольной отрасли. Впрочем, в последнее время власть меняет свою риторику. Сейчас донецких винить не принято: они пошли во власть. Значит, виноватых и вовсе нет. Есть только погибшие шахтеры.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях