Главная
 

Газета СНГ: Украина обречена повторять российские политтехнологические сценарии

12 августа 2002, 15:25
0
7

По мнению автора российского интернет-издания Газета СНГ Андрея Окарі, Украина является не генератором, а ретранслятором общезначимых политических импульсов, технологических схем, моделей элитного и электорального поведения.

Как-то однажды некую безголосую и убогую российскую эстрадную певицу спросили в телеинтервью: а что, наверное, можно любого бомжа на улице подобрать и при наличии денег найти ему композитора, песни, студию, продюсера и сделать из него за полтора года суперзвезду? Что нужно для популярности: средства и связи или всё-таки врожденный талант и трудолюбие? Певица, кстати, уроженка Западной Украины, смутилась, а ее папа — композитор и продюсер, также присутствовавший в студии, злобно огрызнулся: "А вы сами попробуйте - подберите на улице бомжей и наделайте из них поп-звезд!". Почти такая же задача стоит и перед организаторами предвыборных президентских и парламентских кампаний на Украине - сделать из заведомо нетехнологичных, слабохарактерных и, как правило, нехаризматичных типов виртуальных суперзвезд.

УКРАИНА: ПОЧЕМУ НЕ ГЕНЕРАТОР, А РЕТРАНСЛЯТОР?

Существенной особенностью украинского политического пространства и политического сознания украинцев является их относительно небольшая самостоятельность и сравнительно низкий креативный потенциал (или объективное отсутствие возможности его проявить). Одним из симптомов неразвитости политической системы может служить тот факт, что Украина является не генератором, а ретранслятором общезначимых политических импульсов, технологических схем, моделей элитного и электорального поведения.

Подобную ущербность, "младшебратовость", запаздывание в развитии можно объяснять различными причинами - в частности, отсутствием на протяжении столетий независимого украинского государства, денационализацией элиты, недосформированностью национального мифа и т.д. Однако для современного политического процесса важны не причины, а следствия — в самом деле, ведь не пояснять же свою теперешнюю несостоятельность и вторичность ссылками на исторические реалии XVI века? Именно из вторичности проистекает присущая украинскому электоральному полю боязнь риска и патологическая тяга к повторению чужих социальных, политических, экономических сценариев (прежде всего российских), пусть даже не самых удачных на родине и откровенно сомнительных в специфически украинских условиях. Поэтому разнообразные инновации, имевшие место в России и показавшие там свою несостоятельность, на Украине воспринимаются как должное и неотвратимое - это как покорность судьбе. Даже откровенные русофобы и ненавистники России в украинском истеблишменте часто повторяют российские сценарии и стратегии развития, политтехнологические ходы и т.д. Украинцы морально и психологически готовы претерпевать все те страдания, которым подверглись россияне: приватизация, ваучеры, финансовые пирамиды типа «МММ», каменные церетелеобразные монстры в центре Киева и прочие социальные «аттракционы» появились на Украине уже после того, как Россия на собственном примере доказала всю порочность подобного рода проектов. И хотя украинцы всё видели и всё понимали, но, вдоволь напотешавшись над Ленями Голубковыми и доверчивостью российских «лохов», через полгода-год, когда отделения этих грабительских контор открылись на Украине, сами добровольно понесли туда свои «скарбы».

Понятно, что смысловая разреженность украинского политического пространства, подобно вакууму, просто не может не привлекать оборотистых людей из Москвы — разнообразных политтехнологов и пиарщиков, чьи реальные успехи часто ограничиваются лишь раскруткой (иногда суперуспешной) собственных имиджей и брендов. Некоторые даже, вместо реальной деятельности на благо заказчиков, норовят стать самостоятельными игроками — рассуждают, как поставят в 2004 г. «своего» президента. И хоть ситуации в обеих странах весьма схожи, на Украине очевидно запаздывание и повторение российских схем и сценариев политического развития, а особенно - виртуального мусора, - хронотопы украинской политики «отстают» от российских примерно года на три. Об этом свидетельствуют, как минимум, избирательные кампании и электоральные процессы последних лет. Вопрос в том, что именно является причиной «запаздывания»: леность московских «гуманитарных технологов», уверенных, что народ «схавает» и залежалый «second-hand», или готовность украинского электората к подобного рода «гуманитарным» экспериментам над собою?

РОССИЯ-1996 / УКРАИНА-1999: «ГОЛОСУЙ ИЛИ…» ИЛИ КАК?

Почему-то Украина из российского опыта заимствует чаще именно худшее. А лучшее - например, государственнический тип мышления, способность отстаивать свои геополитические и экономические интересы на международной арене, способность к глобальному мышлению, - это всё как-то не об украинских политиках.

Образы и имиджи российских «отцов отечества» тотально довлеют над их украинскими коллегами. На уровне подсознания россияне как бы дают санкцию - мол, и так тоже можно себя вести в политике. Например, киевский городской голова Александр Омельченко, без сомнения, ощущает себя «украинским Лужковым» - один из его предвыборных слоганов звучал так: «Россия - Украина. Москва - Киев. Лужков – Омельченко». Не по этой ли причине его рука не дрогнула повторить то непотребство с майданом Незалежности, которое Юрий Лужков в свое время учинил с Манежной площадью? Исторические объекты в центре Киева уничтожаются примерно с таким же трогательным вдохновением, как несколькими годами раньше - исторический центр Москвы. И хотя киевская «Тетка на стволе» менее отвратительна, нежели московский Колумб в образе Петра I, никому от этого, есть подозрение, не легче.

А вот, скажем, первый президент независимой Украины Леонид Кравчук похож не на первого президента России Ельцина (на него похож Кучма, причем как в первой редакции, так и во второй), а, скорее, на Михаила Горбачева, вплоть до параллелей в постпрезидентской жизни: они оба превратились в свадебных генералов - учредителей разнообразных фондов, институтов, социал-демократических партий, звезд презентаций, рекламантов пиццы и, кажется даже, авторов бульварных газет. Впрочем, когда надо «освятить» какое-нибудь событие вроде конституционного переворота зимы 2000 г., где Кравчук возглавлял «парламентское большинство», или перевыборы Кучмы на второй срок, потребность в нем и, соответственно, его политический вес значительно возрастают. Горбачева по понятным причинам не приглашают даже на такие роли.

Украинские президентские выборы-1999 вообще совпали с российской предвыборной кампанией-1996 вплоть до персональных параллелей: Кучма - Ельцин, Симоненко - Зюганов, Марчук - Лебедь, Витренко - Жириновский. История криво усмехнулась даже при подборе личностей председателей Центризбиркомов: Николай Рябов в России-1996 и Михайло Рябец на Украине-1999.

В России-1996 в ситуации угрозы непереизбрания Ельцина наблюдалась невиданная ни ранее, ни когда-либо после консолидация олигархов – «семибанкирщина». На Украине-1999 наоборот: несколько предвыборных штабов Кучмы, не в пример «семибанкирам», жестко конкурировали между собою - видимо, это роковая черта украинской политики и, шире, украинской ментальности вообще. Несомненной технологической новацией украинских президентских выборов стало создание «каневской четверки» - противокучмовского союза Мороза, Ткаченко, Марчука и Владимира Олийныка. Сама идея концептуально не такая уж и плохая, но только не для Украины - не для украинского политического менталитета, склонного к компромиссам и не склонного к групповой борьбе. Сам Кучма время от времени повторяет с лукавой улыбкой: «Де два українця, там три гетьмани», и в Украине это всегда действует безотказно - в отношении врагов или соперников нет необходимости «разделять и властвовать» - разделятся они и сами по себе, еще и фотографии друг другу «подкорректируют».

Апокалиптический сценарий угрозы «красного реванша» был тогда разыгран как по нотам: никому так не должен быть благодарен нынешний президент Украины за свое переизбрание, как лидеру коммунистов Петру Симоненко - даже в большей мере, чем Ельцин Зюганову. Александр Мороз тогда явно не вписался в политтехнологический расклад, придуманный московскими «гуманитарщиками» и киевскими рулевыми «админресурса», - его информационно «зачистили» - «отключили» от электоронных СМИ. Тогда это помешало Морозу стать президентом Украины - на последних парламентских выборах весной этого года точно так же поступили с «неформатной» Юлией Тимошенко, практически полностью изолировав ее от телевидения: ведь именно видеообраз «украинской Жанны д’Арк» является одной из самых эффектных составляющих ее имиджа. Однако ей это скорее помогло, чем помешало.

В целом, несмотря на переизбрание на излете тысячелетия Леонида Кучмы, о той пиар-работе сложно отозваться как о высококлассной и оригинальной. Хотя и Никколо Макиавелли, и доктор Йозеф Геббельс, пускай и вправе себя считать учителями и вдохновителями организаторов победы, могли бы многому у них поучиться.

РОССИЯ-1999 / УКРАИНА-2002: «МЕДВЕДЬ» ИЛИ «БОЛЬШАЯ ЖРАТВА»?

Одно известное московское интеллектуальное сообщество, занимающееся, помимо прочего, политическим PR и причастное, по слухам, к рождению в 1999 году «Единства»-«Медведя», получило в конце прошлого года заманчивый заказ из Украины на изготовление «украинского Единства». Однако никакого «Медведя» не получилось, и вовсе не по той причине, что в украинских лесах, за исключением Карпат, этот зверь больше не водится. Стать «Медведем» хотели сразу двое - объединенные социал-демократы и «заедисты» (блок «партий власти»). Московские «дрессировщики» были ангажированы первыми, да вот только объем «дрессировочной» работы был сравнительно небольшим: масштаб мышления заказчиков и возможности их влияния на «админресурс» были значительно меньше, чем привыкли исполнители заказа. Так что вместо целой медвежьей «стаи» они изготовили только одного настоящего «крутого мужика» - «медведя», так сказать, - Виктора Медведчука.

Власти предержащие решили самостоятельно, практически без московских технологов, сделать своего «Медведя» - блок партий «За єдину Україну»: вместо «Единства» получилась «Еда» (сокращенно «За єдУ»). Обидно, что колоссальный ресурс власти пошел не на укрепление государственнической парадигмы, не на восстановление внешне- и внутриполитической субъектности Украины, а на бездарное и экстенсивное «впаривание».

Достаточно посмотреть на выражение лиц агитаторов этого блока, чтобы понять всю метафизическую тоску казенного дискурса. Ничего подобного не было в России-1999: «Медведь» на некоторое время консолидировал чуть ли не всё российское общество, создал позитивный образ власти - там сыграл и фактор разоренной ельцинским режимом, лишенной прежнего величия страны, и фактор ожидания перемен, и желание смены доминантных элит, и появление харизматической фигуры. При этом фактор чеченского конфликта отнюдь не был определяющим, как многие думают.

У украинских «заедистов» не нашлось иных мотиваций своей воли к власти, кроме тех, что лидеры проекта действительно хотят неплохо кушать - такая себе «Большая жратва». Эти люди показывают критическую неспособность нынешней власти к державническому мышлению и действию, кроме как массированное давление «админресурсом». В том числе, из-за подобных проектов идея украинского государства как такового в массовом сознании терпит крах. Скоро за такую державу всем перестанет быть «обидно».

Российское «Единство» персонифицировалось в 1999 г. прежде всего «фэйсами» «настоящих крутых мужиков»: борца с кризисами Сергея Шойгу, борца с мафией Александра Гурова и самого что ни на есть «медведя» - борца-чемпиона Александра Карелина. Сообщество с обличиями Литвина - Пустовойтенко - Кинаха - Семиноженко не похоже не то что на партию Шойгу - Карелина - Гурова, но даже на «Наш дом – Россия»-1995: нет своего Никиты Михалкова. Единственного молодого и относительно телегеничного Сергея Тигипко задвинули куда подальше, на седьмое место в списке, Андрея Деркача - на одиннадцатое. (Правда, теперь они оба неплохо устроились в новой системе власти: первый шаг за шагом продвигается к премьерскому креслу и возглавляет парламентскую фракцию, второй, видимо, мечтает о президентском.) И эти двое, конечно, не фонтан, но остальные… Это напоминает анекдот о концлагере. Над ямой, в которой сидят евреи, усиленная охрана: мол, один вылезет - всех за собой вытянет. Над ямой, в которой сидят русские, тоже охрана, но поменьше: хоть один, да вылезет. Над ямой, в которой сидят украинцы, - никакой охраны. Почему? Оказывается, один кто-нибудь пытается выбраться, так остальные его за ноги вниз стаскивают… Именно подобная модель поведения наиболее характерна для украинской политики.

Но если не «Медведь», то какой зверь политкорректен для украинской политической ментальности? Был в 1998 г. блок либеральных партий «Слон», успешно доказавший, что вовсе не Украина является родиной этих чудесных животных. Кто еще остался в политтехнологическом зоопарке: Заяц, Волк, Шакал, Кабан? Симптоматично, что в Киеве всю околополитическую общественность называют не иначе как «политикум». В Московском зоопарке это, кажется, называется «экзотариум». Еще одна команда пиар-технологов-«методологов» из Москвы пыталась создать и раскрутить «украинский СПС» - команду то ли озимого, то ли оранжевого поколения, но тоже без особого успеха.

Прошедшие парламентские выборы показали, что в политике всегда актуален только творческий подход - даже при копировании чужих, казалось бы, безотказных сценариев.

РОССИЯ-2000 / УКРАИНА-2004 (?): «УКРАИНСКИЙ ПУТИН» - «DEUS EX MACHINA»

Российская технология «Путин» разлагающе повлияла на украинское политическое сознание - теперь в Украине все ждут чуда, «Deus ex machina» («Бога из машины» - неожиданно появляющегося политического персонажа, который разрешает все драматические коллизии). А оно не случится. И сразу по нескольким причинам, главная из которых - кадровая. Французский геополитик Жан Парвулеско назвал Путина Человеком Судьбы, имея в виду воплощаемые в фигуре российского президента элементы провиденциализма и мистической харизмы. Украинское политическое сообщество просто не привыкло мыслить в подобных категориях. Кроме того, и Кремль, и московские политтехнологи, владельцы know-how, сами не заинтересованы в политической самостоятельности Украины, а ведь главная составляющая проекта «Путин» - именно в обретении государством своей субъектности во внешней и внутренней политике. Впрочем, эта избирательная технология имеет несколько составляющих компонентов образа будущего президента: «преемство» от действующей власти, личностная фактура кандидата, его желательно спецслужбистское прошлое, фокусировка в нем надежд и чаяний широких народных масс.

Тем не менее, проект «украинский Путин» не так давно, в начале 2001 г., в период «Кучмагейта», чуть было не запустили: в недрах украинских спецслужб разрабатывались сценарии возможных на тот момент досрочных президентских выборов. Нация должна была психологически сплотиться вокруг новой «сильной руки» и «стальной воли». В качестве возможных очагов нестабильности рассматривалось усугубление межнациональной напряженности в Крыму и осложнение украинско-румынского конфликта вокруг острова Змеиный. Но гипотетический приход «украинского Путина» или «квази-Путина» мог бы повлечь и «зачистку» или «нейтрализацию» некоторых ключевых на тот момент «олигархов». Кроме того, в аморфном украинском «политикуме» не сыскалось претендента на «сильную руку».

По всей вероятности, с будущим президентом Украины особых неожиданностей не будет - его изберут из круга хорошо известных лиц - будь то при поддержке нынешнего режима, будь то при его колоссальном противодействии: Сергей Тигипко, Виктор Ющенко, Олег Дубина, Виктор Пантелеенко, Юлия Тимошенко наиболее часто рассматриваются в качестве реальных кандидатов. Парламентские выборы показали, что нынешний спикер Владимир Литвин и нынешний глава администрации президента Виктор Медведчук не имеют никаких шансов на президентское кресло. При этом из игры окончательно не исключаются представители старшего поколения: Евгений Марчук, Александр Мороз, Леонид Грач, Леонид Кучма, но уже не в качестве реальных кандидатов в президенты, а в качестве технологически важных фигур. Теоретически еще возможна передача власти преемнику путем преобразования Украины в парламентскую республику, что сделает пост президента неактуальным.

Будет также ряд малопроходных кандидатов-самовыдвиженцев, создающих «белый шум» и отбирающих голоса у тяжеловесов. Несомненно, Наталья Витренко-как-женщина будет использована на президентских выборах 2004 г. против Юлии Тимошенко - точно так же, как в 1999 г. против Александра Мороза была использована Витренко-как-социалист. Возможно, против Тимошенко «выставят» и хорошенько забытую к 2004 г. «украинскую Хакамаду» - Инну Богословскую. По личностной же фактуре к образу Путина-2000 пока что в украинской политике ближе всего именно Юлия Тимошенко.

На Украине некие веселые политтехнологи прорабатывали еще один довольно оригинальный сценарий обретения президента, отвергнутый в свое время в России, под условным названием «Юрий Гагарин». В качестве кандидата рассматривается какой-либо публичный и суперхаризматичный деятель культуры или спорта, чей авторитет и популярность ни у кого не вызывают никаких сомнений (в России, например, думали о Никите Михалкове). Из «колоды» персоналий вытаскивали то фотографию Сергея Бубки, то астронавта Леонида Каденюка.

В постсоветской Украине, почти как и в постсоветской России, был провален один весьма технологичный президентский сценарий. В 1991 г. единственный, кто мог бы составить реальную альтернативу Ельцину на президентство, был Александр Солженицын. Однако кто-то предусмотрительно подкинул «вермонтскому затворнику» пару вагонов белоэмигрантской архивной макулатуры для его очередного «Колеса», так что миссию по «спасению России» пришлось отложить на несколько лет. Аналогично, чуть ли не единственным претендентом на высший государственный пост Украины, харизматиком из неполитической среды мог бы в свое время стать (и такие предложения были!), но, опять-таки, не стал украинский поэт и общественный деятель Борис Олийнык. В отличие от Солженицына, эпопей не писал, макулатуру по архивам не перекладывал, но, видимо, огромная занятость в Фонде культуры не позволила выделить немного времени для «спасения Украины».

РОССИЯ-2003 / УКРАИНА-2006 (?): ЕВРАЗИЙСКАЯ ИДЕОКРАТИЯ?

В России «этатистский» проект «Медведь» до конца себя не оправдал. Идея «просто центризма», лишенная исторического сверхсмысла и глобальной устремленности, перестала работать, проект «путинского рывка» исчерпал резервы развития. Уже во второй половине 2001 г., особенно после событий 11 сентября, стала вполне очевидной неспособность власти к адекватному пониманию ситуации и управлению ею. Где та новая, неизбитая идея, которая способна была бы объединить всех без исключения россиян, стать новым общим знаменателем для партии власти? Едва ли избиратели во второй раз купятся на образы Карелина или Шойгу, если за ними не будет стоять реальных перспектив для России и россиян.

Кажется, необходимая идея появилась на горизонте: это неоевразийство. Основанная на концептах «классического» евразийства (Савицкий, Трубецкой, Георгий Вернадский, Алексеев, Лев Гумилев и др.), подобная система смыслов в настоящий момент способна смоделировать новую парадигму развития России. Из идеологов, не исключено, будут востребованы Александр Дугин, Александр Панарин и т.п. Судя по всему, на следующих выборах в российскую Госдуму в конце 2003 г. «партией власти» будут взяты на вооружение именно евразийские и неоевразийские идеи, что приведет к радикальному изменению не только всей политической риторики, но и всего государственнического измерения как такового.

Подобное идеологическое перерождение российской «партии власти» может существенно повлиять и на изменения в официальной риторике и внешнеполитических предпочтениях Киева. Если следующие украинские парламентские выборы не будут досрочными, среди ключевых смыслов, понятий и «брендов», задействованных «партией власти» и маскирующимися «под власть» группировками, будут примерно такие: «евразийство», «идеократия», «гарантийное государство», «особый путь», «цивилизационная уникальность», «серединная земля», «между Европой и Азией», «растянутая инфраструктура», «мобилизационный тип развития», «нулевая изотерма января» и им подобные. Охотников рассуждать о европейской и евроатлантической интеграции поубавится весьма, даже несмотря на недавние заявления Кучмы и Марчука о готовности вступить в НАТО…

Несомненно, одна из главных причин политической вторичности и «недопроявленности» Украины - это украинская элита. Но дело даже не в отсутствии у ее представителей каких-либо важных познаний в политических технологиях или практического опыта, который есть у элит государств, являющихся реальными субъектами международной политики. Определяющим выступает вовсе не интеллектуальный уровень элиты, а ее личностные свойства: чтобы быть полноценным генератором политического бытия, необходимы прежде всего сверхчеловеческие качества новой элиты - жертвенность, служение высоким идеалам, способность к духовному саморазвитию, идеологический тип мышления, перспективное видение и моделирование ситуации в общемировом масштабе, свободный дух. Только такая элита сможет стать основой обновления страны. В противном случае Украина будет обречена на повторение чужих сценариев, на роль мирового аутсайдера - свалки разнообразного интеллектуального и технологического «second-hand’а».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях