Главная
 

The Times: Еще одно сражение в тысячелетнем сведении счетов между Россией и Грузией

12 августа 2008, 17:22
0
9
The Times: Еще одно сражение в тысячелетнем сведении счетов между Россией и Грузией
Фото: AP
Захватив Цхинвали, Саакашвили пошел на огромный риск – сделал ставку, что Россия не вмешается

Задача по отвоеванию Южной Осетии – это лишь один из элементов российской кампании, цель которой – восстановить господство над Кавказом и бросить вызов Америке, пишет английский историк и писатель Саймон Сибэг Монтефиоре в статье, опубликованной сегодня в The Times.

Российские танковые колонны, с грохотом входящие в Грузию, – это проявление ярости тигра, который наконец-то прихлопнул лапой мышь, много лет дразнившую его. Ситуация в Южной Осетии может казаться такой же далекой от нас, банальной и запутанной, как вопрос о Шлезвиг-Гольштейне в XIX веке, но негодование России вызвано далеко не только судьбой осетин. Кавказ имеет для российской стороны большое значение по самым разным причинам, но самая главная причина – тот факт, что теперь он важен и для нас.

Неуклюжая ярость России может стать искрой, которая воспламенит кавказскую "пороховую бочку", и даже Москва будет бессильна затушить этот пожар.
Передряги в Грузии – это еще не аналог убийства эрцгерцога в Сараево. Но вполне возможно, что историки будут указывать на эту мелкую войну, наряду с великолепной олимпийской презентацией возрожденного Китая, как на начало угасания единоличной мировой гегемонии Америки. Если новая "Большая игра" ведется за кавказскую и центральноазиатскую нефть, то Запад, возможно, движется к проигрышу в этой игре.

Я езжу в Грузию с 1991 года, когда распался СССР. Я был знаком со всеми тремя президентами Грузии после провозглашения независимости и был очевидцем войн и революций в кавказской "пороховой бочке". В 1991 году вождь грузинских партизан на первой осетинской войне – зубной врач, переквалифицировавшийся в военачальники – возил меня по селам в окрестностях Цхинвали (красивым высокогорным районам, где растет буйная зелень), где шла яростная война между грузинскими и осетинскими крестьянами: они сражались пылко, так, как могут ссориться лишь ближайшие соседи, используя вместо танков комичные бронированные трактора.

Хозяева-грузины, прислонив автоматы к дереву, повели меня пировать под открытым небом за столом, уставленным деликатесами. То были поминки по местному мальчику, убитому в тот день.

Пир длился долго, вино текло рекой; я спросил, где похоронен мальчик. "Его не похоронили, – ответил хозяин дома, – он у вас под ногами". Побледнев, я заглянул под стол: да, там, вытянувшись на земле, лежал покойник, утопающий в букетах цветов.

Чтобы понять события последних дней, нам следует совершить экскурс в прошлое на тысячу лет назад: задолго до возникновения России Грузия была царством христиан-воинов. Кавказ был естественной границей трех великих империй Ближнего Востока – полем брани, где сходились православная Россия, исламская Оттоманская империя и Персия. В 1783 году царь Ираклий II, осаждаемый со всех сторон, был вынужден попроситься под покровительство князя Потемкина, любовника и соправителя Екатерины Великой. В период с 1801 по 1810 год Россия поглотила последние княжества Грузии. В 1918 году Грузия обрела независимость и пользовалась ею три года, пока Сталин снова не подчинил страну Москве.

Никто не понимал сложных этнических проблем и стратегического значения Грузии лучше, чем Сталин, этот грузинский романтик, переродившийся в российского империалиста, уроженец Гори – города, только что взятого российскими войсками. Ныне над хибаркой, где родился Сталин, выстроен мраморный храм. Осетины, жившие по обе стороны границы, довольно рано устремились к союзу с Россией, чем навлекли на себя презрение грузин. Именно поэтому враги обвиняли Сталина в принадлежности к осетинскому народу: его отец был из осетинского рода, который, впрочем, давно огрузинился. Сталин прочертил границы союзных республик таким образом, чтобы в составе Грузии оказались автономные национальные образования: Южная Осетия, Абхазия и Аджария, что позволяло Москве держать Грузию в узде.

Ради вступления в НАТО президент Саакашвили захотел покончить с нестабильным положением Грузии, вернув себе Южную Осетию и Абхазию.
Когда Грузия – эта гордая нахальная курочка-бентамка – в 1991 году обрела независимость, российский двуглавый орел был унижен таким развитием событий. С тех самых пор Грузия страдает от вмешательства России в ее внутренние дела и мошеннических уловок Москвы. Россия поощрила Южную Осетию на создание карликового государства внутри Грузии, а некомпетентный, безумный первый президент Грузии Звиад Гамсахурдиа распалял межнациональную напряженность. Я сидел в кабинете Гамсахурдиа, когда осетины воевали с грузинами, которые, со своей стороны, восстали против власти президента. Гамсахурдиа был ученым-шекспироведом, в разговоре со мной он цитировал "Короля Лира".

Гамсахурдиа то ли был убит, то ли покончил с собой. В 1993 году его преемник Эдуард Шеварднадзе, бывший министр иностранных дел СССР и член Политбюро, потерял Абхазию в результате другой кровавой войны, которой дирижировала Россия. Зато Шеварднадзе завоевал себе мирную жизнь. Грузия, давно жаждавшая стать частью Европы, приветствовала западную демократию и охотно подружилась с Соединенными Штатами. Но Шеварднадзе признавал, что возможности Грузии бросать вызов другим ограничены; однажды в 1993 году, на борту своего самолета Шеварднадзе (он как раз летел мириться с Кремлем) сказал мне: "Судьба России отражается на Кавказе, точно солнечные лучи – в капле воды".

Старый автократ Шеварднадзе был смещен в результате "революции роз" 2003 года. Ему на смену пришел энергичный и порядочный, хотя и импульсивный юрист Михаил Саакашвили, получивший образование в США. Новый президент надеялся навеки ускользнуть из-под власти Москвы, вступив в ЕС и НАТО. Ту же цель преследовало и крупное государство по соседству с Россией – Украина. Эта перспектива оказаться в кольце, скованном победоносной Америкой, возмутила Россию. Вообразите себе, что Уэльс, провозгласив независимость, тут же нагло вступил бы в Варшавский договор?

Россия больше не является тем бесхребетным гигантом, которым была в 90-е годы: мускулистый, вскормленный нефтяными прибылями авторитарный режим Владимира Путина активно возрождает мощь России. Раздавив Чечню, Путин уже проявил свою беспощадную решимость стать хозяином на Кавказе. Присутствие НАТО в Грузии перечеркнуло бы эти достижения. Кремль пользуется своими государствами-нахлебниками – Абхазией и Южной Осетией – как троянскими конями, чтобы подрывать независимость Грузии. В последнее время он обострял напряженность, предложив всем жителям Южной Осетии российские паспорта и испытывая самообладание Грузии вылазками через границу: таков капкан, расставленный опытной империалистической державой.

Грузия тут вовсе не безвинна: большинство грузин, с которыми я знаком, мало ценят Южную Осетию, хотя она и является частью территориально целостной Грузии. Но ради вступления в НАТО президент Саакашвили захотел покончить с нестабильным положением Грузии, вернув себе Южную Осетию и Абхазию. Захватив Цхинвали, Саакашвили пошел на огромный риск – сделал ставку, что Россия не вмешается. За это решение Грузия расплачивается дорогой ценой. Замкнутый круг окончательно замкнулся: российские удары демонстрируют, как остро Грузия нуждается в покровительстве со стороны ЕС и НАТО, но этого покровительства Грузия никогда не обретет, пока она погрязла в боевых действиях.

Кавказ имеет для российской стороны большое значение по самым разным причинам, но самая главная причина – тот факт, что теперь он важен и для нас.
Отвоевание Осетии – лишь второстепенный элемент российской кампании. Гораздо значимее удары по Грузии как таковой: они вновь подтверждают гегемонию России на Кавказе, утоляют боль от унижений последних 20 лет, подрывают грузинскую демократию – а также бросают вызов статусу Америки как сверхдержавы и вырывают у нее клыки. То, какой горделивой походкой перешел через границу Владимир Путин, ныне премьер-министр, – настоящий мачо в белой кожаной куртке и джинсах в обтяжку – свидетельствует: это он, а не президент Медведев, остается верховным лидером России.

Эта война – в действительности апофеоз яростной силы на плоскости глобальной мощи, опасный прецедент. Западу следует протестовать против нее с единодушной решимостью: Россия, презирая западное лицемерие, в то же время жаждет одобрения со стороны Запада. Демократическое правление и суверенитет Грузии – это важно. И снабжение наших стран нефтью – тоже: Запад проложил нефтепровод для доставки нефти из Азербайджана и Центральной Азии через Грузию в Турцию, по зоне, свободной от российского вмешательства.

Неуклюжая ярость России может стать искрой, которая воспламенит кавказскую "пороховую бочку", и даже Москва будет бессильна затушить этот пожар. Но столкнувшись с возмущением со стороны Запада, Кремль, возможно, ответит президенту Бушу фразой Сталина: "А много ли у Папы Римского дивизий?" Ни одной: Вашингтон и Лондон не направляют в этот регион ни 101-ю воздушно-десантную дивизию, ни САС.

Россия – по-видимому, она вводит свои танки в Грузию, чтобы свергнуть ее правительство, избранное демократическим путем – со злорадством продемонстрировала ограниченность мощи США и судьбоносное предназначение Москвы как регионального гегемона и возрожденной сверхдержавы XXI века. Империя нанесла ответный удар и расшатала мировой порядок.

Оригинал статьи: Another battle in the 1,000 year Russia-Georgia grudge match

Перевод с английского: ИноПресса

СПЕЦТЕМА: Россия - Грузия: годовщина пятидневной войны
ТЕГИ: войнаРоссия-ГрузияЮжная Осетия
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях