Главная
 

Известия: Пустите нас в дурдом

Известия, 4 октября 2002, 12:34
0
41

"В четверг жители села Токаревка Харьковской области собрались на митинг. Около полусотни человек отправилось от здания сельсовета в сторону украинской заставы, чтобы в очередной раз попытаться через нее проехать к себе на работу", пишет журналист российских "Известий", отмечая, что в сущности жители Токаревки оказались в положении российских граждан, живущих в Калининградской области.

Жители Токаревки, живущие в нескольких километрах от российской границы, накануне оказались отрезаны от другого украинского поселка - Стрелечье, где расположена областная психиатрическая больница. До сих пор между двумя населенными пунктами, разделенными 7 километрами российской территории, ходил украинский рейсовый автобус. Теперь российский участок дороги перекрыт, и санитарам психбольницы приходится идти до работы 15 километров в обход. В сущности, жители Токаревки оказались в положении российских граждан, живущих в Калининградской области. Только Россия, требующая от Литвы облегченного доступа в свой эксклав, в этой ситуации придерживается позиции, которую заняла Литва, - не пускать.

Капелька России

Василий Иванович Лукаш, замначальника ОАО "Харьковское автотранспортное предприятие", подошел к карте Харьковской области и показал на небольшой участок границы с Белгородской областью. В этом месте граница делает загиб в сторону Украины - частичка Белгородчины, как капелька, свисает сверху. Слева от этой капельки - Токаревка, справа - Стрелечье, между ними - дорога длиной 7 километров, проходящая через российское село Журавлевка.

- Эту трассу построили лет тридцать назад, - рассказал Василий Иванович. - А после распада СССР часть дороги оказалась украинской, часть - российской. До сих пор на ней действовал режим упрощенного пропуска жителей Дергачевского района, от Харькова до Стрелечье через Токаревку и Журавлевку ходил наш автобус, маршрут номер 153. По российской территории он шел без остановок. В четверг этот маршрут прекратил свое существование. Теперь автобус доходит лишь до Токаревки, разворачивается и возвращается в Харьков.

Василий Иванович достал документ, в котором я ничего не понял:

"В зв"язку з тим, що Росiйскою Стороною при обговореннi питання щодо вiдкриття пункту спрощеного пропуску для мешканцiв прикордоння обох Cторiн, домовленостi не досягнуто, мною отримано розпорядження з Державного комiтету у справах охорони Державного кордону про припинення руху мешканцiв, автобусiв та транспортних засобiв на зазначеному напрямку. Крим цього дорога сполученням Токарiвка - Журавлiвка - Стрiлече вiдповiдно до розпорядження Харкiвськоi областноi державноi адмiнiстрацii вiд 27.08.1998 року № 717 увiйшла в перелiк шляхiв якi необхiдно лiквiдувати".

- Это письмо от начальника Харьковского пограничного отряда подполковника Нероды. Он пишет, что вопрос об открытии пункта упрощенного пропуска для жителей приграничной территории обсуждался с российской стороной, но понимания достигнуто не было. Украинский государственный комитет по охране государственной границы вынужден, выполняя свои обязательства, закрыть этот участок границы для прохода жителей и проезда автобусов. Этим письмом Нерода обязывает нас прекратить движение маршрута номер 153 по российскому участку дороги, иначе наши водители будут привлекаться к административной ответственности. А те 7 километров внесены в список дорог, подлежащих ликвидации.

- Ее что, перекапывать будут?

- Зачем перекапывать? Там мост есть. Мост разломают - и все дела.

- А как санитары будут ездить в психбольницу?

- Сейчас есть два пути, - Василий Иванович снова подошел к карте. - Если санитары на их зарплату в 120 гривен (примерно 600 рублей) умудрятся купить себе машины, то они смогут объехать границу вот по этим дорогам, - Лукаш очертил на карте петлю по объездным дорогам, раза в 3 большую той, что делает граница. - Зарплаты как раз хватит на бензин. Но машин ни у кого из них нет. Поэтому единственный выход - идти вдоль границы пешком километров пятнадцать

- Они - это сколько человек?

Мой собеседник положил на стол еще один документ. Это письмо главврача психбольницы Елены Ивановны Вовк. В нем она просит Василия Ивановича принять все возможные меры к восстановлению маршрута. "В психиатрической больнице, - пишет Вовк, - содержится 1100 пациентов, к которым ежедневно приезжает около 300 посетителей. Кроме того, 70 санитаров больницы живут в Токаревке и прилегающем к ней поселке узла связи и еще 30-40 больных ежедневно должны ездить в больницу на амбулаторное лечение".

- Мы ходили на прием в администрацию области, - Василий Иванович убрал папку в стол. - Там тоже озабочены этой проблемой. Насколько я знаю, уже готово письмо к послу России на Украине Виктору Черномырдину. Ждем, надеемся и верим.

Главврач психбольницы Елена Ивановна тоже ждет, надеется и верит. Но разговаривать с корреспондентом "Известий" не имеет возможности. Из Управления здравоохранения руководству больницы пришло распоряжение не вмешиваться в приграничный конфликт. Позже выяснилось, что токаревский инцидент может быть использован для решения в психбольнице некоторых проблем. В последние годы число пациентов уменьшается и наметился избыток персонала. Врачи и руководящий состав живут преимущественно в Стрелечье. Поэтому если часть санитаров из Токаревки сломается и подаст заявление об уходе, их упрашивать не будут.

- Теперь приходится добираться сюда, как через линию фронта, - Татьяна Шарыгина из Токаревки работает в 1-м отделении санитаркой уже 23 года. - Единственная машина, которая сейчас имеет право беспрепятственно ездить по российской дороге, - это уазик связистов. Иногда они меня подвозят. Но нас по ту сторону России живет несколько десятков человек, и на всех связистов не хватит. Вот сегодня на велосипеде добиралась. И в среду на велосипеде. Упала уже один раз на льду. Еще упаду - и сама в больницу лягу.

Похоже, разговор с Татьяной не прошел незамеченным для руководства больницы. Все корпуса, в которые мы попытались попасть, вдруг оказались закрыты, а санитарки за окном лишь сочувственно разводили руками: "Не велено".

- Очень правильная табличка, - засмеялся санитар Виктор Омельченко, проходящий мимо входа во второй корпус. - "Отделение аффектной патологии и пограничных состояний". Только буква "и" тут лишняя.

Виктор тоже из Токаревки.- Если ничего не изменится, наш поселок обречен на полную деградацию, - Виктор Омельченко говорил настолько серьезно, что стал похож не на санитара, а как минимум на хирурга. - Работать в Токаревке негде. Сейчас еще ладно - можно прогуляться 24 километра: по 12 в каждую сторону. Но скоро мухи белые полетят, зима начнется. Это уже не шутка. Можно и замерзнуть в дороге.

- Я тоже пешком хожу! - вмешалась в разговор буфетчица Татьяна Пилькина. - Я иду, а таможенники с пограничниками ездят туда-сюда и еще издеваются: "Физкультпривет!" Нет чтобы подвезти!

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях