Главная
 

ЕЖ: Простого выхода нет. Интервью Ющенко

31 октября 2002, 11:23
0
5

"Виктор Ющенко в России воспринимается как радикальный националист. На самом деле он вполне умеренный демократ. До тех пор, пока революционная ситуация в Киеве как-нибудь не разрешится", пишет в предисловии к интервью с Виктором Ющенко автор российского "Еженедельного журнала" Максим Матвейченков.

– Насколько серьезен политический кризис на Украине?

– Это самый серьезный кризис за 11 лет украинской независимости. В его основе лежит глубокий системный кризис власти. Украина развивается в ложном направлении. Во внешнеполитическом курсе долгое время декларировалась политика "многовекторности", и мы пришли к тому, что нас сегодня не понимают ни Россия, ни Европа. Мы заявили о стратегической цели – интеграции в ЕС, но дефицит политической воли так и не дал сделать конкретные шаги в сторону Европы. Мы говорим о стратегическом партнерстве с Россией, а между тем в двусторонних отношениях остается масса нерешенных проблем.

Политический процесс в самой Украине глубоко коррумпирован. Одной из главных проблем остается проблема свободы слова, независимых СМИ в стране не существует. Вся пресса жестко контролируется администрацией президента.

Разные политические силы имеют разные мнения о характере нынешнего кризиса. Одна точка зрения – это политический кризис, последствия которого проецируются на экономику и социальную сферу. На самом деле у нас есть кризис власти, а все остальное второстепенно. Главная беда в том, что за годы независимости мы не смогли создать систему, которая бы гарантировала демократию, у нас нет прозрачной политической системы и ответственной власти. Симпатии избирателей получили одни политические силы, а власть находится в руках у других. По последним социологическим опросам, нынешнюю власть поддерживают только 7% граждан, 75% украинцев – за досрочные президентские выборы, но при этом 56% убеждены, что в этой стране честные политические выборы провести вообще нельзя. Никогда рейтинг президента не был настолько низок. Но не следует персонифицировать проблему. Точнее, она не сводится только к личным качествам действующих лиц политического истеблишмента Украины. Создана целая система, и если мы хотим устранить причину кризиса, мы должны изменить систему власти. Прежде всего получить эффективно работающий парламент, а не такой, в котором большинство приходится собирать с бору по сосенке.

– Леонид Кучма тоже обеспокоен парламентским большинством.

– Когда о парламентском большинстве говорит администрация президента, она имеет в виду административно сколоченное большинство. Мы говорим о другом большинстве – оно должно формироваться в стенах парламента. Украинский парламент не должен быть филиалом администрации президента, он должен стать самостоятельным органом власти, центром принятия политических решений. Сейчас для этого у нас есть все предпосылки. Проблема в том, поймет ли власть, поймет ли администрация президента, что уже не то время и уже не тот парламент, в котором можно насильственно создавать административное большинство.

– А если не поймет?

– Придется действовать радикальнее. Важно вот что: с одной стороны, мы понимаем, что любое противостояние кончается переговорами. С другой стороны, очень важно держать руку на пульсе переговорного процесса и говорить обо всем публично. Ведь что бы ни делала наша власть, она все делает в тени, под ковром, за кулисами.

– В Варшаве переговоры велись в присутствии высших должностных лиц Польши.

– В Варшаве 15–16 октября прошел форум "Украина на пути в Европу". Прекрасная конференция была. Но одно мероприятие не может дать результата.

– Будет продолжение?

– Мы верны переговорному процессу, но мы имеем дело с глухой и слепой властью, которая предпочитает вести кулуарную политику византийского типа.

– С кем помимо лидеров СПС Бориса Немцова и Ирины Хакамады вы встречались в Москве?

– Главная цель моей поездки в Москву – установление межпарламентских связей. Относительно нашего блока в России существует множество мифов, а мы заинтересованы в том, чтобы российские политики, журналисты, представители деловых кругов, все жители России имели адекватное и неискаженное дезинформацией представление о блоке "Наша Украина", который поддерживает четверть населения Украины.

В Москве, кроме встречи с лидерами СПС и парламентской фракцией СПС, было еще несколько встреч, но говорить об этом не время. Мы знаем, что за каждым нашим шагом в Москве очень внимательно следили. Нашим контактам хотели помешать. Были предприняты блокирующие, упреждающие действия, включая информационные атаки в прессе. Например, некоторые российские СМИ в день моего приезда в Москву сообщили, будто я во время встречи с секретарем Совета национальной безопасности Грузии Тедо Джапаридзе обещал помочь ему в приобретении "украинских средств ПВО... для борьбы с российскими летательными аппаратами". Я не знаю, где такие средства ПВО в качестве товара "обретаются". В Москве должны бы знать, что на Украине есть только один человек (и адрес его известен), который осуществляет все операции по торговле оружием.

– Вы будете добиваться досрочных президентских выборов?

– Для меня есть более важная цель. Нужно произвести системные изменения – в парламенте, правительстве, местном самоуправлении... Если кто-то думает, что можно разрешить кризис власти в Украине, только сменив личности, он ошибается. Старая система будет мимикрировать и воспроизводиться с новыми персонажами. Меняя лица, мы только можем загнать болезнь вглубь, сделать ее хронической. Нужно изменить систему. Это довольно сложно, поскольку требует от политиков отказа от деления на своих и чужих. Это требует умения различать не только черное и белое, потому что уровень сложности проблемы гораздо выше.

– Подписав призыв к президенту добровольно уйти в отставку, вы оказались в одной команде с Юлией Тимошенко, Петром Симоненко и Александром Морозом. Насколько эта коалиция жизнеспособна?

– Это решение митинга. Это не решение лично Ющенко, это не решение моей партии. Это воззвание митинга, который проводился 16 сентября, когда на площади собрались 45 тысяч человек. Я понимаю те чувства, которые двигали митингующими. Я понимаю, почему 75% украинцев приветствуют добровольную отставку президента, но мы сейчас говорим о другом. Мы прекрасно понимаем, что столь сложные политические проблемы решаются, в конечном счете, не на митинге, а в парламенте, за столом переговоров. "Наша Украина" – еще раз подчеркиваю – настаивает на переговорном процессе. Мы говорим о таком разрешении политического кризиса, которое обеспечило бы нормальное развитие Украины в долгосрочной перспективе. В нашем неприятии подковерных действий нынешней власти мы находим взаимопонимание с демократическими и оппозиционными силами, которые считают, что сегодня украинской власти не хватает прозрачности и публичности. Таких сил очень много, и не только в оппозиционном лагере.

Теперь относительно вашего вопроса об отставке президента. Украинские политические силы расходятся во мнении относительно того, каким методом инициировать импичмент. Украинская конституция не конкретизирует правовой механизм досрочной отставки президента. Когда писалась конституция, такая отставка казалась невероятной. Теперь идет парламентская дискуссия – одни настаивают, что дело не терпит, и надо требовать немедленной отставки президента. Другие говорят: если мы сейчас инициируем отставку президента Кучмы, то столкнемся с правовой проблемой, у нас нет механизма процедуры импичмента. Наша позиция такова: давайте вначале примем закон об импичменте, где будут четко выписаны все механизмы подобной процедуры. А потом уже в рамках этого закона можно принимать конкретное правовое решение об отставке Леонида Кучмы. Мы считаем, что правильное решение лежит в правовой плоскости.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях