Главная
 

ГАЗЕТА: Александр Роднянский: "Наш зритель хочет видеть большую разноцветную праздничную сказку"

30 мая 2003, 10:41
0
13

"Год назад российский телеканал СТС возглавил новый генеральный директор, украинский продюсер Александр Роднянский. Вместе с новым руководителем на канале поменялся менеджмент, была разработана новая концепция. В результате за год СТС добился самого существенного прироста аудитории среди всех российских телеканалов", пишет в предисловии к интервью с Роднянским российское издание ГАЗЕТА.

Число зрителей старше 4 лет выросло на 3,2% пунктов доли. В процентном соотношении рост доли составил 54%. Это означает, что все больше зрителей отдают предпочтение неполитическому телевидению, которое предлагает "первый развлекательный канал". С генеральным директором СТС Александром Роднянским встретился журналист Евгений Кузин.

- К годовщине своего руководства развлекательным телеканалом подготовились?

- Нет.

- Почему?

- А как надо?

- Разве для вас это не праздник? Собрали бы коллег на природу, поблагодарили за высокие рейтинги, порадоваться успеху…

- Нет в этом никакого праздника. А успехам радуемся практически ежедневно. Неужели нужно отмечать год начала работы на новом месте?

- Можно отметить год изменений, год новой эры в жизни канала?

- Новая она или нет – решать не нам.

- А кто это должен решить? Может,  акционеры или зрители?

- Акционеры, насколько я понимаю, очень довольны и считают, что новая эра началась. Зрители же должны сами для себя прийти к такому убеждению – это процесс не короткий. Если не говорить зрителю, что канал полностью изменился, если не стереть, все что было до тебя и не начать строить с нуля, - то все остальные изменения нужно производить необычайно осторожно – в этом специфика телевидения. Любая неосторожность приводит к тому, что зрители обижаются и уходят, и это не шутка. Посему меняться СТС будет не меньше двух лет. За год произошло далеко не все, и перемены продолжаются. Я это говорю не для красивой формулы, мол, завтра будет еще лучше. Нет. Каждый этап наших перемен имеет определенные задачи.

- Что это за этапы?

- На первом этапе СТС из канала достаточно эффективно скроенного, но не более того, стал каналом, который предлагает достаточно качественный продукт: кино, сериалы, программы. Зритель должен к этому привыкнуть. Затем этот продукт должен диверсифицировано запомнится зрителю. Например, что на СТС всегда хорошее кино и когда ни включишь, оно будет качественное. Или что днем на СТС есть программы, которые соответствуют энергетике и ощущению жизни тинейджеров и молодых взрослых. Потом должно появиться ощущение, что это не просто развлечение, но нечто более широкое – появляются программы, в которых есть некоторый содержательный элемент. Но этот элемент не должен напоминать то, что привыкли видеть зрители на универсальных телеканалах с информацией или, скажем, на культурно-насыщенных, как я их называю, витаминозных каналах.

- Как это "витаминозного"?

Я не делю телевидение на витаминозное и , как мы его называем, развлекательное. К сожалению, слово "развлекательный" не несет в российской традиции того позитивного характера, как слово "entertainment" в английском языке. Оно включает гораздо больший смысл, нежели российское "развлечение", которое принято считать чем-то сродни безделию. Но кто-то любит играть в шахматы, кто-то смотреть кино, кто-то – читать книги. Все это "entertainment". Причем, одни для развлечения читают исторические мемуары, другие – философские эссе, а третьи – Дарью Донцову.

Мне кажется, что такую разнослоицу понимания жизненных людских пристрастий мы должны привнести и в эфир. До того момента, как мы с этим начали бороться, "entertainment" в телевидении воспринимался, как набор юмора – ситкомы, из фильмов желательно только комедии и юмористические передачи. Эта идея неплоха, но получится узкий нишевый канал. Если мы претендуем на определенную серьезную позицию на рынке, то комедийная ниша не даст нам возможность нормально реализоваться.

- На какую серьезность может претендовать – не противоречите ли вы сам себе?

- Конечно нет. Мы же не относимся к развлечению, как к безделию. Это ткань жизни, это самореализация человека в условиях свободного выбора. СТС для меня, это один из немногих телеканалов, аналогов которому нет в советской традиции - он рожден новым временем. И это новое время означает абсолютно демократическую ситуацию, в которой человек, во-первых, имеет возможность и пространство выбора. Во-вторых, воспринимает телевидение не как учителя, ментора или старшего брата, а как одну из возможностей своего личного времяпрепровождения и самореализации: хочу – учусь и познаю мир, хочу – смотрю ради интереса, отдыхаю, расслабляюсь. Этот выбор зритель делает сам, поэтому СТС должен быть разным – каналу не достаточно быть в комедийном сегменте, к тому же, построенном на качественном западном продукте, каковым канал был долгое время.

Именно поэтому мы начали поиск нового духа телевидения. При этом для меня очень важно, чтобы СТС становился российским, но при этом не ушел из того сегмента, который привлек на первом этапе молодую аудиторию, а сейчас начинает привлекать разновозрастную, которая скорее, физиологически и психологически требует иного пространства общения с телевидением. СТС – это ощущение выходного дня и праздника, когда вы не идете на работу, включаете телевизор не с целью узнать чего-то новое и посопереживать дискуссии на актуальную политическую тему и узнать, что случилось в парламенте, а когда для вас телевизор – один из возможных источников позитивного, хорошего настроение. Так вот такое телевидение выходного дня в большей степени соответствует слову "развлекательный".

Я вообще считаю, что все телевидение по сути развлекательное. Я уверен, что чем дальше, тем в больше степени будут размываться рамки, потому что как на СТС возможно появление документальных жанров журналистики, так и для каналов, привычно информационных, естественно появление больших и талантливо сделанных форматов.

- Не приведет ли такой путь к тому, что СТС из четко развлекательного телеканала превратится в универсальный?

- Но он с очевидной доминантой молодой аудитории – это является одной из наших целей. Если говорить о рубеже 10% аудитории, которые мы хотели получить в течение трех лет с момента моего прихода, и к которому мы уже так близки сегодня, то очевидно, что СТС из нишевого должен был превратится в универсальный. Ведь 10% зрителей – это доля канала-мейджора, игрока высшей лиги. Сейчас доля канала, который стоит на третьем месте по популярности, составляет 14%, а у четвертого по популярности еще недавно она была 6%. Так что мы хотим сдвинуть СТС в более широкий сегмент аудитории, но сохранив направленность на свою аудиторию – детей и молодежь. Аналоги есть. В Америке это Fox, с программной концепции которого несколько лето тому назад был срисован СТС, но там появились очень сильные новости, или Pro 7 в Германии.

Я пришел на СТС с идеей разобраться, а возможно ли телевидение совершенно другой парадигмы, другого типа? Для меня стало очевидным, что СТС может оказаться если не единственным, то, во всяком случае, одним из очень немногих телеканалов, способных если не конституировать, то констатировать и зафиксировать определенные исторические и психологические изменения, произошедшие в России. В последние годы появились совершенно другие люди, которые по-другому, не так как при Советском Союзе, строят отношения и с жизнью, и друг с другом: по-другому люди знакомятся, влюбляются, живут вместе, общаются, ходят в гости. Время меняется быстрее, чем телевидение. В конце 80-х произошел прорыв, когда на экране вдруг заговорили о том, что реально волновало людей. Но с тех пор за 12-15 лет телевидение никоим образом не изменилось. Оно так и осталось, если хотите, телевидением первого этапа искренности: мы по-прежнему говорим о социальных проблемах, смысл споров о независимости или ангажированности телевидения сводится к градусу политических дискуссий в ток-шоу или в новостях. А вот второго уровня искренности телеканалы пока не достигли.

- Что вы называете "вторым уровнем искренности"?

- На втором уровне искренности нужен переход к индивидуальным историям. Путь от идеологем, от того, что раньше называлось пропагандой, к телевидению как к пространству виртуальных дискуссий. Мы должны понять, что все без исключения люди имеют собственное представление о мире, имеют право высказать свои взгляды. Я говорю не столько о политике, сколько о ткани жизни. Ведь если еще двадцать лет назад мы все существовали в некоем тоннеле, где направления движения большинства людей были схожими, то сегодня очевидно, что проекции жизненного строительства у каждого из нас могут быть очень разными. И в этом смысле телевидение должно как-то рефлектировать этот процесс.

- Рейтинги показывают, вам уже удалось увеличить аудиторию. Анализировали, у кого из конкурентов отобрали зрителя?

- Есть же мигрирующая аудитория, не являющаяся лояльной по отношению к которому определенному канала. К тому же я всегда считал, что в момент изменения бренда НТВ аудитория, лояльная к нему, оказалась, скажем, в свободном плавании: ТВС появился, который начал прямо конкурировать с НТВ. Многое зависит от того, что канал показывает – есть на НТВ хороший сериал, канал смотрят, нет - зритель ищет, что посмотреть на других каналах. Иными словами, телеаудитория привязана к продукту, а не к бренду. СТС предлагает очень ясную систему координат, привычную и стабильную, для тех, кто хочет смотреть такие программы. Пусть нас смотрит тот, кто хочет. Я не говорю о том, что дорога развития СТС – единственно возможная. Но в нем есть ясное послание зрителю: "Мы вот такие. Мы предлагаем такое вот кино с жестким отбором. Вот такие-то сериалы… Снимаем программы, которые ведут определенные люди". Все вместе это образует некое пространство, которое, я надеюсь, необычайно цельное. Если эта цельность облика и, соответственно, того, что называется сегодня брендом, то аудитория будет расти всегда.

- Есть зрители, лояльные Первому каналу или "России", и нам их не оторвать – разве что на отдельные программы. Когда-то был очень активен в делении массовой аудитории НТВ. Потом началось появление все новых и новых каналов, и аудитория начала потихоньку распадаться и уходить по интересам, появились нишевые каналы, например, музыкальные. Да и зритель меняется, появляются новые социальные группы, которые я бы пока не называл средним классом, но это бесспорно люди, адаптировавшиеся к новым историческим условиям. Эти люди проектируют свою жизнь – отдых, карьеру, имидж, - самостоятельно, без помощи телевидения. Для них СТС очень полезный канал.

- Почему?

- Потому что СТС - для людей самостоятельных и воспринимающих содержательное телевидение подчас с раздражением, потому что часто так называемое содержание оказывается попыткой дидактики и нравоучений. Она воспринимается с раздражением. Устали многие и от информационных войн, и от использования телевидения в политических целях, от решения своих интересов. Для такого рода зрителя СТС, который не имеет ни знака "плюс", ни знака "минус" в политическом, идеологическом и пропагандистском виде, представляет из себя виртуальное пространство, способное увести человека в сказку, в мир на грани, в ирреальное состояние. Ведь сейчас число любителей подобного рода жанров и состояний необычайно велико. Посмотрите на лидеров кинопроката – это "Гарри Потер", "Властелин Колец", "Матрица", "Терминатор". СТС должен стать большой сказкой не только для детей, но и для взрослых. Я обратил внимание, что СТС хуже воспринимается, когда мы говорим о реальности "реально". А когда мы находим пути рассказать о мире, преломляя взгляд через определенные фильтры, когда создаем у зрителя ощущение возможности существования параллельных миров, нас смотрят с радостью. Иначе не работал бы так здорово в прайм-тайме западный сериал "Зачарованные" о трех красавицах-ведьмах - не смотрели бы столько людей, среди которых и стар, и млад. Сейчас мы пребываем в поисках таких жанров у иностранных коллег, думаем, как это сделать самим. СТС подходит ироничный взгляд на мир, несерьезный или, как говорят сегодня, стебный. Мы не можем показывать качественные патриотические сериалы без улыбки – наша аудитория этого не понимает. Наш зритель хочет видеть большую разноцветную праздничную сказку.

- Говоря о сказочности СТС, вы приводите примеры кино и сериалов. А программы могут быть сказочными?

- На фильмах мне проще объяснить. Что касается программ, грешно забегать вперед, но сейчас, когда появится программа Сергея Майорова и Артура Валеева "Истории в деталях", должна получится программа с похожим настроем. Это будут, если хотите реальные сказочные истории с очень точной особой повествовательной интонацией  ведущих, которым безумно интересно то, что они рассказывают. Телевидение Вульфа или Радзинского выигрывает не потому, что они рассказывают то, чего никто не знает – они рассказывают особым образом, у них есть личностная специфика и особая телевизионная страсть, которая в свое время сделала великим Адронникова. Это не дикторы и не ведущие, а Рассказчики историй.

Все наши попытки делать "Детали" сталкивались с привычкой к единой парадигме восприятия информационных программ, в которых уже знаешь, как человеку надо снять сюжет, взять разные точки зрения и рассказать об этом драматургично. Но нам этого мало, нам еще нужна сказочность, нам нужна Грейс Келли, выходящая замуж за принца. Нам нужны люди, приезжающие из горноалтайских деревушек и становящиеся звездами в Москве. Нам нужны ребята, в школьные годы решившие стать великими спортсменами и ставшие ими. Нам нужно ощущение возможности самого невероятного в жизни человека. Мы при этом не будем никого обманывать и покажем только правду. Эти "реальные" сказки для взрослых должны быть убедительными и оптимистичными.

Поэтому для нас было важно не показывать определенные программы из жанра скандальных ток-шоу. "Окна" для нас были слишком серьезными по тону. Хотелось поиграться и сделать остроумно и иронично, но "Большой Куш" не получился. На этом создание сказочного шоу не прекратилось и со временем мы его обязательно сделаем. Делается это не так просто, как рассказывается…

- Не обидно, что в сотню лучших программ всех телеканалов СТС попадает только благодаря заграничному кино, а не собственным телепрограммам, на которые затрачено столько сил?

- Все впереди. Но и отбор кино нельзя недооценивать потребовались усилия, чтобы СТС стал значительно лучше с точки зрения кинопоказа. Нужно время и привычка зрителей, чтобы ряд собственных программ, которые уже выходят в эфир или сейчас готовятся и выйдут осенью, вошли бы "топ 100". Уверен, что Вячеслав Петкун и его "Черно-белое" имеют все шансы обратить на себя внимание – очень неожиданной манерой ведения и особой искренностью разговора в студии. Думаю, "Кресло" будет замечено. Считаю, что хорошо развиваются проекты, пока еще не попадающие в сотню – «ОСП», «Скрытая камера», новое шоу Стрельникова «Супер». На мой взгляд, исключительно удачно шоу "Самый умный". И оно уже неоднократно входило в списки самых популярных.

- Означает ли то, что СТС достиг уровня запланированных в качестве конечной цели 10% зрителей, что можно больше не экспериментировать?

- Нет. Мы отдаем себе отчет, что конкуренция жесткая и осенью будет непросто. Мы на самом деле только начинаем приводить в действие те телевизионные механизмы, которые были заложены год назад. Например, с осени начнется линейка сериалов собственного производства. До следующей весны будем показывать только премьеры – это впервые в истории СТС. Это будут сериалы по Дарьи Донцовой, это "Умножающий печаль", "Кровавая Мэри", "Кавалеры морской звезды". Будет еще интересный и беспрецедентный проект, который мы делаем совместно с "А Медиа Групп" и Columbia Pictures. Впервые в истории российского телевидения в России будет делаться сериалы, построенные на российском материале, произведенные по американской технологии. Делаются они с участием американских сценаристов, работавших и в "Династии", и "Далласе", и в "Зачарованных" совместно с нашими профессионалами. Первые попытки есть уже сейчас – с 12 мая на канале сразу две отечественные премьеры: продолжения "Русских страшилок" и "Агентства НЛС".

Для меня ужасно важно, что впервые за всю свою историю СТС не проиграл праздники, а выиграл их – с 1 по 11 мая мы продержались на уровне 10% аудитории. Попробовали сделать по-своему и получилось. Мы поняли, что можем и здесь побеждать. Это результат того, что мы определились в отношениях с аудиторией. Да, СТС универсализируется, но он никогда не будет похожим на «Первый» или «Россию».

СТС, это телевидение сегодняшнего и даже завтрашнего дня, которое меняется, но не так стремительно, как два канала-лидера, потому что наша аудитория не так быстро реагирует на перемены. Убежден, что через год у нас будет много научно-популярного телевидения, появятся другие жанры, может быть даже те, которых сегодня нет на телевидении.

- Судя по всему, поможет с сериалами и созданная «Альфа-групп» компания, скупившая большой пакет известных сериалов, снятых на деньги Владимира Гусинского?

- Я считаю позитивным факт появления на рынке компании, которая сможет реализовывать широкому кругу телеканалов сериалы, бывшие раньше в монопольном пользовании НТВ. Позитивно уже потому, что НТВ потеряло монополию на эти сериалы, что обострило конкуренцию, дав шансы и СТС, и другим каналам отбирать хорошие сериалы, которые в свое время помогли четвертому каналу сделать рейтинги. Появился прообраз российского мейджора, который не зависит от каналов и накапливает библиотеку прав. Если говорить об американском рынке, то владельцы хороших библиотек со временем скупили телеканалы. Не думаю, что также получится и в России – каналы у нас пока значительно сильнее любого производителя и они определяют правила игры.

- Не опасаетесь ли вы, что с грядущими выборами зритель, привыкший к политике, уйдет с неполитизированного СТС на другие каналы?

- Я убежден, что наш зритель, политикой не интересуется. СТС смотрят не те, кто включает телевизор, чтобы узнать, что случилось за день в политической жизни. Я думаю о другом – а не устанет ли осенью народ от бесконечной политики и не станет ли искать отдушину на том канале, где политики нет. Во всяком случае выбора у нас нет – СТС строится по принципу неполитического канала. Опыт мирового развития показывает, что политическое телевидение будет терять популярность.

- После бурной весны на телевидении наступает летнее затишье. Каким образом СТС планирует удержать те высокие цифры, которых добился весной?

- Никто останавливаться не собирается. Вообще, на все что происходит с каналом с сентября прошлого года, я смотрю как на предварительный, подготовительный этап. В итоге должно произойти следующее – трансформация очень успешного коммерчески состоятельного, благополучного, отстроенного, структурно ясного, финансово прозрачного и очень управляемого западного механизма, каковым являлся канал СТС, в живой, деятельный, творческий, пусть гламурный, пусть развлекательный, но постоянно развивающийся российский телеканал. И, конечно, не менее управляемый и финансово прозрачный. Это принципиально. Поэтому для нас нет особенных перерывов и деления времени на привычные осенние, весенние и летние сезоны. Поэтому летом будут премьеры и новых российских сериалов, и новых западных сериалов, премьеры и тесты новых программ. Программ, которые должны появиться или могут появиться осенью и позже. В общем, затишья не будет.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях