Главная
 

Мелкие пакости для Украины

20 октября 2000, 09:56
0
21

В борьбе с воровством украинского газа у России, как у богатыря из сказки, всегда есть три дороги. Первая - цивилизованное решение вопроса, что является очень сложным. Второй путь – чеченский сценарий, также является невозможным, так как украинскую независимость признали даже пингвины. Таким образом, Россия избрала третий вариант – путь старухи Шапокляк, то есть путь мелких пакостей, которые, при ближайшем рассмотрении, оборачиваются мелкими неприятностями для самой же России.

Вот странно: «незалежнисть» и почти откровенно враждебная России политика никак не мешают Украине красть (а другими словами это никак не называется) наш газ, причем украинское правительство факт воровства вовсе не отрицает, предпочитая спорить с российскими коллегами об объемах украденного.

Впрочем, какая разница, на 700 миллионов газа сперли или на несколько миллиардов. Хотя Запад и признает Украину страной со «специальным режимом рыночной экономики» — Россия до звания страны с «рыночной экономикой» пока не дослужилась, — состояние бюджета соседей таково, что отдавать нам долги будут десятки, если не сотни лет. В непосредственной близости от журналистов и видеокамер лидеры двух стран вынужденно обмениваются улыбками и дипломатичными фразами о необходимости сотрудничества, но есть небезосновательное подозрение, что в отсутствие представителей массмедиа тексты произносятся совсем иные.
       

Но у богатыря на распутье, как известно, есть три дороги.
Первый путь — решать вопрос цивилизованно. Сложно. Очень сложно. Потому что, как бы цивилизованно ни вела себя Россия, газовая труба является украинскими «недрами». Наши недра, они под землей, а украинские — в трубе. Дорого стоит российским властям бывшая ударная комсомольская стройка «Уренгой — Помары — Ужгород».
       

Второй вариант — поступить по «чеченскому сценарию». Местность для танковых ударов больно располагающая — равнина, степь, хорошо! Или хотя бы организовать вооруженную охрану трубы. Единственная неприятность — Украину в отличие от Чечни—Ичкерии за девять лет успели признать в качестве самостоятельного государства даже пингвины, и мировое сообщество очень сильно возбудится. Еще и к нам охрану приставит, чтоб глупостей не делали.
       

Третий вариант — вариант старухи Шапокляк, то есть мелкие гадости юго-западному соседу. Вы нам так — а мы вам вот так. При полной видимости действий и одобрении со стороны общественного мнения не надо искать трудных и политических, и экономических решений.
     

 «Только что-то выходят боком все нехитрые наши хитрости».
Жить и работать по методу старухи Шапокляк — да простят нас строгие ревнители морали и этики — в принципе можно. Но лучше брать на вооружение пример хотя бы той же Украины. Потому что бесконечные несанкционированные «подключения» к газопроводу и неоплата энергоносителей явно полезны для украинского государства и позволяют латать дыры в бюджете. У нас же получается — даже не Черномырдину — много хуже.
      

 Сначала ввели квоту на ввоз сахара-сырца, явно направленную против украинских производителей данного продукта. После «неожиданно» выяснилось, что на Кубе и в Бразилии засуха, а в Краснодарском крае, наоборот, в мае случились заморозки и вообще свеклы посеяли на 10% меньше, чем год назад. Если в начале года цены на сахар-сырец в России колебались около 280 долл. за тонну, то к концу 2000-го они, по прогнозу Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), могут подняться до 585 долларов. Почти двукратному росту цен не радуются даже продавцы: запасы сахара сокращаются и торговать скоро будет просто нечем.

Мера, направленная в защиту отечественного производителя и против производителя украинского, больнее всего ударила по российскому потребителю, которого до конца года, по прогнозам того же ИКАРа, ждет 15—20%-ное увеличение розничных цен. Ладно, чай будем пить без сахара, что, говорят, и полезнее. А вот что нам придется делать, если будут введены ограничительные меры на поставки украинских труб, надо еще разобраться.
       

Расследование, предшествующее введению специальных защитных мер, было начато в марте еще Минторгом, а после реорганизации правительства перешло в ведение грефовского Минэкономторга. Судя по тому, что еще в августе Минэкономторг предложило украинской стороне официально прокомментироть результаты расследования, а предусмотренный законом «О мерах по защите экономических интересов РФ» срок, отводимый для подобных разбирательств, истекает, решение должно быть принято в ближайшее время.
       

Когда-то давно, а именно в начале 90-х годов, украинские трубопрокатчики действительно серьезно конкурировали с российскими. Однако, по данным Госкомстата, последним благоприятным для украинских труб годом был 1996-й. Тогда Россия импортировала 34,5% стальных труб, из которых более половины (19,1% от общего объема импорта) приходилось именно на Украину. Спад импортных поставок начался еще до дефолта и активно продолжился в 1998-м, когда цены на российскую и украинскую продукцию практически сравнялись.

С тех пор дела у российских предприятий пошли явно лучше, и только за прошлый год рост производства труб составил 85%. Те же темпы роста сохраняются и в 2000-м. Если российские трубники произведут к концу года планируемые 4200 млн тонн, то Украина с ее постоянно снижающимся ввозом труб в Россию едва дотянет до 15% от всего рынка.

Желая быть то ли от греха (то есть от политики) подальше, то ли по иным причинам основной объем украинского импорта металлопродукции приходится вовсе не на нас, как принято считать, а на... Тайвань, куда, по данным Международного союза металлургов, отправляется почти половина всей произведенной на Украине металлопродукции. 

Казалось бы, копья ломать вообще незачем: украинский импорт никому не мешает, а если очень хочется, можно и ввозные пошлины поднять... Но ситуация сложнее.В отличие от сахара трубу большого диаметра в хозяйстве не приспособишь. Используется продукция украинских трубников почти исключительно для нужд нефтяных и газовых компаний. Которые — не украинские трубы, разумеется, а отечественные газовики и нефтяники — наше все. И которые уже страдают от... дефицита.

Российские трубопроизводители стоят у порога, за которым дальнейшее увеличение производства станет невозможно по технологическим причинам и из-за отсутствия мощностей. Строительство и кардинальная модернизация на российских предприятиях ведутся — чего стоит один план по строительству завода по производству труб большого диаметра на базе Нижнетагильского меткомбината (НТМК), но это требует времени, причем исчисляемого годами.

А трубы нужны сегодня, или, если точнее, вчера: плохое техническое состояние магистральных газо- и нефтепроводов вызывают не только обеспокоенность специалистов, но и мрачные прогнозы спасателей и прочих борцов с катаклизмами, предрекающими, что если в ближайшие годы не принять экстренных мер, то через несколько лет даже потери от воровства соседей покажутся мелочью на трамвай. Между прочим, если дефицит на российском рынке стальных труб приведет к значительному росту цен (а дефицит к нему приводит, для этого и крупным экономистом быть необязательно), то в ближайшей перспективе это чревато значительными потерями... для тех же самых российских металлургов. Да-да, именно для них, потому что увеличение спроса на продукцию отечественных предприятий обусловливается ее относительной дешевизной. Как только цены на внутреннем рынке вплотную приблизятся к мировым — что без украинских конкурентов случится очень быстро, — потребители и будут покупать трубы, произведенные в Германии и Японии, отличного качества, но пока слишком дорогие. Но и это еще не все. Лет ...дцать назад, когда строились все крупнейшие предприятия, мы жили в одной стране, и на всю эту страну хватало одного комбината, выпускающего «эксклюзивную» продукцию, которой в нашем случае являются трубы большого диаметра. По иронии судьбы — ну зачем Украине трубы, если у нее есть труба, — им оказался Харцызский трубный завод. Если продукция Харцызского завода попадет в общий перечень, то «Газпром», единственный потребитель, останется без своего единственного поставщика.

Наверное, именно поэтому «Газпром» и самые крупные нефтяные компании оказались в первых рядах борцов с решением о введении запретительных пошлин на продукцию украинских трубных заводов. Мелкие пакости — они приятны, сердце радуют, но до чего обидно бывает поскользнуться на банановой шкурке, так заботливо расстеленной для лучшего друга.

Договариваться с Украиной придется. Медленно, долго, тратя нервы и время. Договариваться, понимая, что все равно чуть-чуть обманут, по долгам не заплатят, решений не выполнят и газ перекачивать не прекратят. Но и «маленькие гадости» хороши только до тех пор, пока не превращаются в большие неприятности для самих себя.

ТЕГИ: детирадость
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях