Главная
 

Три газовых проблемы

25 октября 2000, 08:45
0
6

"Обреченность на интеграцию" в прошлом. Сегодня важнее гарантии Украины, что утечек газа больше не будет. В своем сегодняшнем номере газета «Известия» публикует предысторию трех главных проблем украино-российских отношений в области энергетики.

На днях должно быть подписано специальное межправительственное соглашение Украины и России по регулированию поставок российского газа в Украину и транзита туркменского газа в эту страну по территории России. Встреча президентов двух стран в Сочи, которая была специально посвящена условиям экспорта российского газа, завершилась достижением договоренностей общего характера. Теперь их необходимо детально закрепить. Между тем три главныe проблемы взаимоотношений двух соседних славянских государств в области энергетики имеют длительную предысторию.

Арифметика такова. По российским трубопроводам через территорию Украины транзитом в страны Европы прокачивается 120 млрд кубометров газа в год. Потребности самой Украины - около 80 млрд кубометров, в том числе примерно 60 млрд кубометров импортируется. Половина этого количества (30 млрд кубометров, четверть всего объема прокачки по стоимости) - плата "Газпрома" за транзитные услуги, другая половина поставляется на коммерческих условиях. В прошлом году Украина оплатила только половину установленной суммы. С учетом задолженности, накопленной в предшествующие годы, ее долг достиг астрономических значений.

Проблема счета

Каких? По этому вопросу нет согласия. Украина до сих пор признает общую задолженность в размере менее 1,5 миллиарда долларов. Но "Газпром" помимо долгов за легальные поставки, которые он оценивает как превышающие 2 млрд долл., вменяет партнерам в вину тот самый "несанкционированный отбор", называя цифру в 7,5 млрд кубометров. Украинская сторона, в свою очередь, пока соглашается признать долги такого рода лишь за 1 млрд куб. м, ссылаясь в том числе на недостаточную доказательность расчетов "Газпрома". После неоднократных демаршей руководства "Газпрома", российского правительства и даже двукратных отключений Украины от нефтяной (но не от транзитной газовой) трубы прошлой зимой дело дошло до президентов - сначала в Киеве, а затем в Сочи.

На встрече в Сочи обсуждалось несколько взаимосвязанных вопросов: цены на российские поставки и способы погашения долгов, согласие на транспортировку через российскую территорию в Украину газа из Туркмении, пресечение незаконного отбора и реэкспорта в Европу транзитного российского газа. По всем этим проблемам вроде бы приняты положительные решения, и теперь процесс вошел в стадию их конкретизации в ходе работы специальных правительственных комиссий.

Помимо спора о величине долга расходятся и оценки стоимости украинской транспортной инфраструктуры, которую российская сторона рассматривает как обеспечение государственного долга Украины: 26 млрд долларов, с точки зрения украинских официальных лиц, и 15 млрд, по мнению независимых оценщиков, на которых ссылается российская сторона.

"Газпром" и без "украинского фактора" сталкивается с серьезными экономическими трудностями, включая колоссальные неплатежи в России. Система его магистральных трубопроводов находится отнюдь не в лучшем состоянии: почти половина из них близка к предельному сроку эксплуатации. В то же время перед ним стоит и ряд нерешенных задач стратегического значения. Прежде всего это очень низкий уровень газификации России. По данным профессора Иванцова (РАО "Нефтегазстрой"), даже в центральных районах России он не превышает 13-15 процентов - при том что единая система газоснабжения страны имеет протяженность 150 тыс. км.

Целый ряд дорогостоящих проектов должен быть осуществлен "Газпромом" как экспортером. Главное ограничение - ориентированность российских транснациональных трубопроводов строго на запад и "упертость" их в границу с Украиной. Чтобы вывести российский газовый экспорт на стратегические просторы, пришлось приступить к строительству трубопровода "Ямал - Европа" через Белоруссию, начать осуществление ставшего знаменитым благодаря смелости инженерного решения проекта "Голубой поток" (по дну Черного моря в Турцию), а также заняться проработкой северного европейского маршрута и проекта транспортировки сибирского газа в Китай и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Невозможно до бесконечности отмахиваться от проблемы перехода от использования природного газа в качестве топлива и экспортного товара к его глубокой переработке. Тем более на фоне снижения добычи: с 643 млрд куб. м. в 1991 г. до 563 млрд куб. м. в прошлом году.

Словом, существует масса причин быть недовольными украинскими партнерами, даже грозить им обратиться в международный арбитраж. И все же это еще недостаточный повод для экстренной встречи двух президентов. Сегодня экономические проблемы сплелись в тугой узел с геополитикой.

Проблема долга

В отношениях, которые существуют между Россией и Украиной, налицо пережитки идеологии и политики того раннего этапа эволюции СНГ, когда было принято говорить об "обреченности на интеграцию". Этот романтический период заканчивается - так же как закончился он в отношениях России с западным сообществом и международными финансовыми организациями. А в Украине интеграционные настроения трансформируются в нехитрый тезис: "В Европу на российских нефти и газе".

Если взглянуть на результаты недавней встречи двух президентов с этой точки зрения, то они предстают более интересными, чем может показаться на первый взгляд. Прежде всего изменился сам российский подход к проблеме украинского долга. Осознав, что спор о его размерах и конкретных способах погашения может тянуться до бесконечности, российская сторона решила просто поднять статус долга на принципиально иной уровень. А именно: предложила трансформировать украинские долги за газ в государственный долг.

Ведь одно дело - решение в пользу "Газпрома" Международного арбитражного суда по его возможному иску к Национальной акционерной компании "Нефтегаз Украины" в отношении долгов за газ и совсем другое - дефолт государства. Одно - обещания украинского руководства прекратить незаконный отбор транзитного газа, другое - требование ввести запретительные пошлины на его экспорт. Один вопрос - обсуждать, почему Россия отказывается открыть свой внутренний рынок для свободного ввоза украинских стали или сахара, другой - иметь дело с настойчивым требованием Украины погашать государственный долг посредством передачи российской стороне контроля над украинскими газопроводными системами. Например, через создание консорциума, в котором России принадлежал бы 51% акций.

При новом статусе украинских долгов Россия вправе апеллировать к международному сообществу, в том числе и к МВФ, у которого, кстати говоря, к Украине свои претензии. Недавно ей пришлось даже вернуть фонду 95 млн долларов в счет полученных ранее траншей, согласившись с обвинением в предоставлении заниженных данных о своих золотовалютных резервах. Многие на Западе вообще считают Украину ненадежным экономическим партнером, а ее хозяйство - недостаточно рыночным. Поэтому руководству этой страны трудно рассчитывать на европейскую альтернативу поставкам российского газа - скажем, в виде норвежского.

Проблема транзита

Не менее интересна проблема транзита в Украину через территорию России туркменского газа. На первый взгляд в ней нет ничего особенного: речь идет о прокачке 30 млрд куб. м газа в год. На самом деле здесь существует целый клубок противоречий.

Сам факт согласия Туркмении на поставки значительных объемов газа Украине после перерыва, вызванного регулярными задержками платежей, свидетельствует о важных изменениях в оценке его руководством ситуации на южных границах Центральной Азии. Туркменбаши, как известно, признал режим талибов и с интересом относится к проекту транзита своего газа через Афганистан и Пакистан, но сейчас, видимо, оценивает его перспективы достаточно низко.

Для России это хороший момент, чтобы направить туркменский газ в зону своих экономических интересов - пусть и в Украину. Попутно можно поспособствовать реинтеграции евразийского экономического пространства, а также снять с себя (скорее всего, на какое-то время) головную боль от неплатежей Украины за легальные поставки газа.

Видимо, подобными соображениями отчасти объясняется принципиальное согласие российской стороны на льготные тарифы на прокачку туркменского газа. Экономическая и геополитическая ситуация на пространствах бывшего Союза сейчас такова, что никто не может чувствовать себя полностью свободным в выборе и вынужден маневрировать. Отсюда и тяга к неформальному общению в сочетании с угрозами апелляции к международным органам. Ведь весьма вероятно, что Украина не сможет обеспечить требуемую предоплату за туркменский газ (она будет взиматься по очень жесткой схеме).

А значит, надо заранее подготовить механизм цивилизованных отношений по поводу расчетов. Прежде всего таких, при которых наши соседи должны были бы предъявлять достаточно надежное обеспечение проекта. Под таким обеспечением сейчас можно понимать только то, чем они реально располагают, - контроль над трубопроводными системами.
ТЕГИ: Библияконец света 2012
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях