Главная
 

МН: Книга второго украинского президента как рецепт политического выживания

9 сентября 2003, 16:20
0
7

"Президенту Украины исполнилось 65 лет. По его словам, он совершенно не чувствует своего возраста. Но это как раз тот рубеж, когда политики пишут мемуары. К тому же, по Конституции Украины, в следующем году должен быть избран новый глава государства - значит, самое время подвести политические и жизненные итоги", пишет журналист российского еженедельника "Московские новости" Николай Ковытев.

Схема третьей по счету книги Леонида Кучмы - "Украина - не Россия", столь удачно вышедшей под занавес Года России в Украине в московском издательстве "Время", в принципе стандартна: детство, юность, семья, работа, политика, "размышлизмы" о времени и о стране, президентом которой ему довелось быть.

Стоит заметить, что на протяжении всей новой истории Украины ее лидеры отличались страстью к книгописательству. Михаил Грушевский, считающийся первым украинским президентом, вообще был профессиональным историком, автором фундаментального одиннадцатитомника "История Украины-Руси". Глава Центральной Рады Владимир Винниченко известен как видный драматург и эссеист. Симон Петлюра, в прошлом бухгалтер, был по совместительству неплохим литературным критиком. Одна беда: неплохие писатели, все они оказались посредственными политиками. Ни один из них так и не смог отстоять свой пост и его основу - независимость Украины. Кучма прерывает эту порочную тенденцию.

Складывается впечатление, что автор книги "Украина - не Россия" захотел понравиться всем - как пророссийски настроенной части украинского политического класса, так и евроинтеграторам
Принес ли политик Кучма пользу Украине - о том историки еще скажут свое слово. Но есть один непреложный факт: на сегодня он абсолютный рекордсмен по времени пребывания во главе независимого Украинского государства. Он оставался у власти дольше, чем Кравчук, Петлюра и Грушевский, вместе взятые. Оставался в период украинской истории, который никак не назовешь стабильным. А значит, ему нельзя отказать в качествах профессионального политика: чутье, хватке и способности маневрировать между различными "векторами" как во внутренней, так и во внешней политике.

Коротко книгу главы Украинского государства можно характеризовать как необычную смесь воспоминаний и размышлений с политико-историческим обоснованием "украинской многовекторности". За этой "многовекторностью" легко угадывается его собственная линия, колеблющаяся в зависимости от ситуации.

Складывается впечатление, что автор книги "Украина - не Россия" захотел понравиться всем - как пророссийски настроенной части украинского политического класса, так и евроинтеграторам. Не забыты и правые радикалы. Любопытно, что некоторые из них уже оценили пространные пассажи президента о необходимости защиты украинского языка. Это тем более интересно, что на свой первый президентский срок Кучма шел с обещанием придать русскому языку статус второго государственного. Теперь же в своей новой книге он заявляет, что "об официальном двуязычии не может быть и речи".

В общем, многолик оказался Леонид Данилович. Его личность столь многогранна, что порой у читателя возникает вопрос - а где же его настоящее лицо?
Впрочем, и сторонникам российско-украинской интеграции, ностальгирующим по советским временам, президент посылает в своей книге утешительные сигналы. С удовольствием рассказывает о российско-украинской семейной "диффузии" (22 процента семей в обеих странах, оказывается, смешанные). А также великодушно берет под защиту своих русских граждан: "Я враг всякой русофобии". Несмотря на полемическое название, в 513-страничной книге нет ни одного "неполиткорректного" предложения.

Большая часть книги посвящена весьма убедительной критике советской системы, но при этом автор с удовольствием подчеркивает свою принадлежность к этой самой системе. Иногда даже непонятно, как такой убежденный украинский "почвенник" мог стать директором "Южмаша" - одного из крупнейших предприятий советского ВПК.

На вопрос удивленного читателя, как у ставшего президентом "технаря" хватило времени на работу над многостраничными главами о Богдане Хмельницком и Мазепе, у Кучмы тоже заготовлен ответ. Оказывается, в школе он очень увлекался гуманитарными предметами и даже хотел вернуться в родное село учителем истории.

Перед нами книга не пламенного публициста, а именно политика
В общем, многолик оказался Леонид Данилович. Его личность столь многогранна, что порой у читателя возникает вопрос - а где же его настоящее лицо? Возможно, он лишь на секунду открывает его нам, когда рассказывает о запорожском войсковом судье Антоне Головатом, приехавшем к Екатерине Второй в 1792 году и хитростью уломавшем ее отдать запорожцам тучные кубанские земли: "Добиваясь своего, Антон Головатый, скорее всего, внутренне потешался над теми, кто видел в нем простака, не понимая, что это маска".

Отметим: в книге Кучмы Головатый - один из немногих "незнаменитых" персонажей. Если выбор в качестве объектов для исследования Хмельницкого и Мазепы объясняется их исторической значимостью, то к Головатому у Кучмы, как видно, личная симпатия. Может быть, Леонид Данилович чувствует себя продолжателем его дела?

Ясно одно: перед нами книга не пламенного публициста, а именно политика. Об этом говорит и то, что у автора, помимо пропагандистских задач, есть и вполне практическая, сегодняшняя цель.

До сих пор литературные труды, выходившие под именем Кучмы, всегда вызывали подозрение своей "приуроченностью". Предыдущая его книга - "О самом главном" - вышла в 1999 году накануне президентских выборов, когда шансы на избрание Леонида Даниловича на второй срок выглядели сомнительно. А нынешний опус Кучмы вышел полгода спустя после избрания его главой Совета глав государств - участников СНГ и как раз накануне подписания договора между Украиной, Россией, Белоруссией и Казахстаном о создании Объединения региональной интеграции с его единым экономическим пространством. В этих условиях книга Кучмы представляет собой гуманитарное обоснование "особой" позиции Украины.

Позиция эта в целом не сильно отличается от методов вышеупомянутого запорожского хитреца Головатого. Автор убедительно перечисляет все подарки, сделанные Украиной России, - от украинских участников Октябрьского переворота и военачальников Великой Отечественной до оставшихся в Сбербанке вкладов украинских пенсионеров. А раз так, то Украина "имеет все основания претендовать на интеллектуальное хозяйство бывшей Российской империи". И не только на интеллектуальное, добавим.

В этом свете вполне логично выглядит платформа Киева на переговорах по пресловутому "единому экономическому пространству". Украинские руководители соглашаются на общую зону свободной торговли, но отказываются от создания единого валютного рынка и от формирования Совета глав государств. Дело Головатого живет.

Словом, каждый читатель книги Кучмы вынесет из нее много полезного. Кто-то узнает много нового об украинской истории, экономике, культуре. Кто-то (хотелось бы, чтобы это были российские политики) поймет, почему украинскую элиту оскорбляют попытки россиян рассматривать украинцев как братьев-близнецов ("Вы такие же, как мы, следовательно, вас - нет!"). А кто-то узнает, почему Леонид Кучма остается у власти на Украине уже почти десять лет, несмотря на все митинги оппозиции, обвинения с Запада и обиды России. Потому что в отличие от Грушевского и Винниченко Кучма - не писатель. Кучма - политик.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях