Главная
 

КП: Не нужен мне берег хохляцкий, родная земля мне нужна

25 октября 2003, 11:14
0
11

"Злосчастный островок Тузла вовсе не в Керченском проливе. Он - в Тмутаракани! Именно так в Киевской Руси назывались Таманский полуостров и его береговая коса Тузла, вероломно размытая почти век назад морскими штормами. Из-за этого тмутараканья и приключается здесь сегодня неприятность межгосударственного масштаба", пишет Андрей Седов, журналист российской Комсомольской правды.

Центр Тмутаракани - российская казачья станица Тамань. На ее площади танк - памятник защитникам Родины. В октябре 1943-го из Тамани выбили фашистов. В октябре 2003-го здесь снова фронт. Мимо танка раз в минуту монотонно и зло громыхают "КамАЗы" с камнями и глиной. Идут к морю. На их бортах не хватает только надписи "На Тузлу!". Может, когда-нибудь рядом с танком здесь поставят и "КамАЗ" - памятник возвращавшим России узкую полоску земли между Черным и Азовским морями.

На крыльце таманской администрации топчется мужичок. Подбегает к каждому встречному:

- Вы не из Москвы?

- Из Москвы, - говорю ему я.

- Ой, - хватает мужичок меня за рукав. - Мне срочно надо передать два письма: министру иностранных дел Иванову и в "Комсомольскую правду". Им надо знать, что Тузла - наша земля.

- Я как раз из "Комсомолки", давайте письмо.

- А не врете?

Показываю удостоверение. У мужичка наворачивается слеза. Он уже не может говорить и только машет рукой в сторону моря, куда идут и идут груженые самосвалы.

Прыгаю в первый же "КамАЗ". Шофер - худенький парнишка Алий. Он черкес, и машина у него из Карачаево-Черкесии. На грунтовке, укатанной так, что отражается солнце, самосвалы с краснодарскими, адыгейскими, ставропольскими, татарскими, саратовскими и даже ямало-ненецкими (!) номерами. Чем не всероссийская стройка?!

- Платят немного, тысяч десять, - говорит Алий. - Но нас сюда никто не гнал, сами, как про дамбу услышали, бригадой приехали.

- Русскую землю отвоевывать?

- Не-е, - улыбается черкес. - Заработать.

В карьере, где грузят самосвалы, валяется бетонная болванка размером с комнату: случайно откопали дот времен войны. В другом карьере - древнее городище. Этой пылью великих империй - от Эллады до СССР - и засыпается дамба. Вдоль нее ходят геологи, подбирают ручки от греческих амфор. А что делать? Тмутаракань.

Ширина дамбы - метров 15 - 20, еле разъезжаются два грузовика. Никакой охраны. Пограничник Сергей стоит в гражданской кожаной куртке, саперы Игорь и Женя в бейсболках и свитерах. Объясняют:

- Если с той стороны увидят, что здесь военные, такой шум поднимут.

Сергей смотрит на "ту сторону" - остров Тузлу - в бинокль. Там противотанковые ежи. Алий едет по дамбе, как циркач по канату. И с ребячьим "оп-па!" ссыпает камни в море. Он уже отвоевал у воды 3800 метров - по 100 в день. Осталось 300.

- А если остановят? Скажут, хватит, сворачиваемся?

- Поеду работать в другое место. Но на том берегу, на Тузле, развернуть машину и нажать на сигнал хочется! Целый месяц туда идем, - в глазах шофера азарт.

Разношерстная шоферня, ставшая на месяц одним полком, обедает на полевой кухне, накрытой камуфляжной сеткой. В углу телевизор, который тянет лишь украинские каналы. Украина каждые 15 минут трещит о коварных русских, захватывающих Тузлу. К речам из украинской Рады тут привыкли. Но вот показывают репортаж с улиц Москвы. Опрашивают россиян: вам нужна Тузла? "Где это?" - отвечают москвичи. Шоферня мрачнеет: "А мы тут для кого корячимся?"

Начальство стройки сидит в вагончике, притащенном сюда из какого-то детского лагеря.

- Да, ракетами стреляют, - усмехается начальник дамбы Александр Грищенко. - Наверное, радуются, что мы соединяем два славянских народа.

- Да они на пути вам понтоны поставили! - возражаю я.

- Значит, уважили нашу работу! - не теряется Грищенко. По-украински "уважить" - значит утяжелить. - Но мы можем их и обойти. А можем и прямо по ним строить.

- Сколько же денег вбухано в стройку?

Молчание.

- Хорошо, а вот рабочие жалуются - платите мало.

- 300 миллионов рублей уже отдали, еще 15 отдадим сегодня, 20 - завтра.

- А какой бюджет Тамани? - спрашиваю уже у таманского главы Родиона Остапенко.

- Ну за год миллионов 10 рублей, - отвечает он.

Выходит, стройка в 30 раз дороже содержания самой Тамани.

Кавалькада краснодарского губернатора Ткачева въехала на дамбу 30 сверкающими машинами. Ткачев смотрит в бинокль на остров.

- Ну надо же, - говорит он с досадой насчет понтонов. - Стыдно так действовать украинской стороне.

За час до него с Тузлы на дамбу взирал в бинокль президент Украины Кучма:

- Как бесстыдно захватывает нашу землю Россия.

Строители ждут Ткачева на берегу.

- Должен же руку пожать, - мечтает Гусаков. Но кавалькада проезжает мимо.

- Я получил распоряжение от премьера Касьянова остановить строительство на время переговоров с Украиной, - скажет потом Ткачев, но не строителям, а в телекамеры. И добавит. - Но мы настроены активно!

- Нельзя останавливать, - переживает Гусаков. - Хорошей погоды неделя осталась. Потом дожди, шторма.

- Снесет дамбу, если не соединить с островом, - приговаривают прорабы. - Сколько денег на дно уйдет.

Раздается команда: "КамАЗы" не останавливать, будем идти не в длину, а вширь.

- А ночью немножко и в длину, - бьют по рукам водители самосвалов. Гудят и едут в карьеры.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях