Главная
 

Rzeczpospolita: Наша цель - Европа. Интервью Константина Грищенко

5 февраля 2004, 17:50
0
3

Известная польская газета Rzeczpospolita в номере от 5 февраля под заголовком "Наша цель - Европа" публикует беседу польских журналистов Татьяны Серветник и Славомира Поповского с министром иностранных дел Украины Константином Грищенко, находящимся в Польше с рабочим визитом.

- Господин Министр, однажды  Ваш соотечественник Богдан Осадчук сказал, что Украина все-таки странная страна: она уже не на Востоке, но еще и не на Западе. Как бы Вы определили ее место сегодня? Куда направляется Украина?

- Ответ прост. Если посмотреть на карту, посетить даже наиболее отдаленное украинское село, то не должно быть сомнений - мы находимся в Европе. Сравнение, употребленное в вопросе, интересно, но не до конца верно. Украина однозначно является европейской страной. А если уже говорить о каком-либо подвешенном состоянии, то только в том аспекте, что сегодня Украина на самом деле находится в ситуации, когда старое отходит в прошлое, а новое только рождается, при чем этого нового становится с каждым разом все больше. Об этом свидетельствуют показатели темпов нашего экономического роста. В прошлом году темпы прироста в промышленности превысили 15%, а в строительстве - 25%. Это не выдумки. При этом, что важно, эти показатели достигнуты благодаря росту производства. С этой точки зрения мы отличаемся от тех стран, которые строят свое развитие в основном на сырье.

- Социологические опросы свидетельствуют, что половина украинцев высказывается в пользу вступления в Евросоюз, и вместе с тем вторая половина - поддерживает создание единого экономического пространства вместе с Россией, Беларусью и Казахстаном. Не является ли это своего рода шизофренией? В конце концов, Украина должна будет сделать свой выбор.

- Шизофрения - это раздвоение личности, которое происходит в голове одного человека. Мы же говорим о разных взглядах в обществе на то, что является единым способом поиска наилучшей модели организации собственной жизни. Мы уже однажды строили лучшее будущее. Украинцы этим утомлены. Но поиски продолжаются. И главное в этом всем - вопрос, где на самом деле искать это лучшее будущее? Мой ответ однозначный - в Европе.

Другое дело - вопрос общего экономического пространства. Для нас это единый способ решения целого ряда проблем сугубо экономического характера. Речь идет прежде всего о выравнивании условий конкуренции. Мы будем двигаться в этом направлении, но это совсем не означает, что мы готовы отказаться от нашего европейского будущего.

- А российские предложения, касающиеся таможенного союза или, в будущем, общей валюты...

- Подобных предложений много. Мы внимательно их все анализируем. Наша позиция четкая: перед тем как переходить к высшим уровням интеграции, нужно пройти прежде всего первый этап. С Европейским Союзом мы также ведем переговоры о создании общего пространства свободной торговли. Важно, чтобы мы смогли и были в состоянии применять стандарты, которые действуют в ВТО (Всемирной торговой организации, - Корреспондент.net) и ЕС. С нашей точки зрения, здесь нет никаких противоречий. Все зависит от того, как такие предложения будут реализовываться.

- Если мы говорим об Украине между Востоком и Западом, то в подтексте всегда заложен вопрос о России. В Москве уже почти на официальном уровне говорят о том, что все пространство СНГ может рассматриваться как сфера исключительных интересов России. Как это воспринимается в Украине? Россия хочет, например, чтобы все государства СНГ вместе вступили к ВТО и ни в коем случае не раньше, чем это сделает Россия.  Не ли противоречит это интересам Украины?

- Мы с уважением относимся к всем соседям и хотим с ними сотрудничать. Вместе с тем Украина не считает, что какое-либо государство имеет право рассматривать другие страны исключительно в категориях какой-то территории. Государство само определяет свои национальные интересы и формирует политику. Возможно, Украина не делала этого идеально, но историю нельзя  изменить. Важно, что после получения независимости мы выработали стабильную государственную систему, и уже никто не говорит о каких-то делениях между украинским западом и востоком. Люди из Галичины работают в Донецке, а из Донецка - во Львове. Возможно, временами мы реагируем эмоционально, но никогда наши эмоции не перерождаются в насилие. После 13 лет независимости мы способны сами решать проблемы цивилизованными методами, без применения силы. Повторяю: историю не удастся изменить, и ни одна другая страна не повлияет на наш долгосрочный стратегический выбор.

- Чего Украина ожидает от Европейского Союза?  Удовлетворяет ли Украину статус "специального, близкого соседа"?

- Повторяю, что наша цель - Европа. Но мы понимаем, что это длительный процесс, который одновременно требует усилий с нашей стороны. В отношениях с ЕС мы четко ставим проблему. Во всех беседах акцентируем на том, чтобы выразительно очертить цель. ЕС имеет полное право требовать от Украины соблюдения европейских стандартов, но мы ожидаем четкого ответа на главный вопрос, сможем ли мы и когда войти в европейские структуры, а также какие стандарты мы должны выполнить и какие пройти этапы для достижения этой главной цели. Важно еще одно: не только политики и ученые должны быть убеждены в необходимости и пользе вступления в ЕС. Это ощущение должно существовать также на уровне рядового украинца. В более близкой перспективе для нас важно решение визового вопроса, минимизация отрицательных следствий расширения ЕС и вопрос экспорта стали на европейские рынки.

- Начинается Год Польши в Украине.  Есть ли шанс, что окончательно будет решен вопрос кладбища Орлят в Львове? В свою очередь, Год Польши начался фальстартом: милиция и антитеррористические бригады в Львове заняли офис польско-украинской фирмы "Магнус".

- Дело "Магнуса" - предмет интереса наших государственных структур, которые уже ею занимаются. Мы должны делать все, чтобы подобное больше не повторялось. Но это не имеет ничего общего с Годом Польши. Тут речь идет о чем-то другом.

Хочется, чтобы организованные в рамках Года мероприятия не ограничивались исключительно сферой культуры, но также служили налаживанию контактов между учеными, предпринимателями, молодежью и т.п. Словом, речь идет о том, чтобы добрые отношения между Польшей и Украиной не сужались лишь к уровню политиков, официальных контактов между Киевом и Варшавой. Они должны стать повседневными для обычных украинцев и поляков.


Неофициальный перевод с польского языка на украинский размещен на сайте МИД Украины.

Оригинал материала Nasz cel: Europa доступен на сайте Rzeczpospolita.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях