Главная
 
Цей матеріал опубліковано на Корреспондент.net у рамках офіційної партнерської угоди з BBC Україна

Би-Би-Си: Зачем Украина стремится в НАТО?

BBC Україна, 10 апреля 2004, 12:25
0
40

Украина рассчитывает в недалекой исторической перспективе стать членом Североатлантического альянса. О том, что привлекает бывшую советскую республику в НАТО, в интервью Би-би-си рассказал начальник Управления евроатлантического сотрудничества Генерального штаба вооруженных сил Украины генерал-майор Леонид Голопатюк. С ним беседовал Сергей Берец.

Би-би-си: Леонид Станиславович, как строятся отношения Украины с Североатлантическим альянсом? Зачем Украине сотрудничать с НАТО? Как объяснить необходимость этого сотрудничества "человеку с улицы"?

Леонид Голопатюк: Небольшая ретроспектива. Фактически среди всех бывших советских республик, которые разлетелись кто куда в начале 1990-х годов, Украина первой подписала рамочный документ и присоединилась к программе НАТО "Партнерство во имя мира".

Период с 1994 по 1997 год можно назвать периодом, как я бы сказал, "юношеского романтизма". Во-первых, шла притирка, процесс узнавания друг друга. Была и определенная настороженность с обеих сторон. Но я думаю, что это очень короткий период. За три года мы друг друга узнали и поняли и пришли к общей точке зрения, к одному выводу: мы необходимы друг другу.

1997 год - новая точка отсчета. Все это стало перерастать в некую смысловую оболочку. В 1997 году подписывается Хартия об особых отношениях между Украиной и НАТО. Это первый в истории документ для такого рода отношений. Термин "особые отношения" стал мотивацией для Украины. Партнеров было 27, и из этого числа только два - Украина и Россия - получили особый статус.

Хартия включала в себя целый ряд направлений сотрудничества. Это и политические вопросы, и военно-политические, и множество других, заканчивая сотрудничеством в научной области.

Что касается оборонной составляющей, то, уже начиная с 1997 года, она была направлена на достижение одной цели - реформирования вооруженных сил. Т.е. количество должно было перейти в качество. Изучив опыт стран НАТО, мы пришли к пониманию того, какими должны быть вооруженные силы.

Мы поняли, что из опыта НАТО должно лечь в наш план реформирования вооруженных сил. Таким образом, сотрудничество с НАТО было направлено на достижение конкретной цели нашего государства: реформировать вооруженные силы, создать современную оборонную структуру, способную обеспечить национальную безопасность.

Следующий этап, в ходе которого уже не осталось места "юношескому романтизму". Это май 2002 года. Принимается без преувеличения исторический документ, историческое решение - стратегия Украины в отношении НАТО.

Теперь речь уже идет не о сотрудничестве, которое перешло в партнерство. Этого недостаточно. Для полной безопасности, для полного обеспечения национальных интересов основной целью должно стать членство в НАТО.

Все это направлено не только на реформирование оборонной сферы государства, но на реформирование всего общества. Для чего? Для того, чтобы быть полноправным, влиятельным игроком в этой команде, в альянсе, необходимо отвечать тем требованиям, которые предъявляются каждому члену этого альянса.

Главный смысл - не членство ради членства. Нет, самому альянсу это не очень нужно. Это нужно в первую очередь Украине.

НАТО и безопасность Украины

Би-би-си: Что Украина предполагает получить для себя в результате членства в НАТО, и есть ли иные варианты обеспечения безопасности страны?

Л.Г.: Некорректно будет мне, военному, говорить за всю Украину. Моя тема - вооруженные силы. Членство в НАТО выгодно для любой страны. Во-первых, это семья, в которой тебе гарантируют безопасность. Какие альтернативы есть у Украины? Это НАТО, ОДКБ, нейтралитет. Нейтралитет отпал.

Короткая история нашей независимости показала, что нейтралитет не гарантирует национальную безопасность Украины. Кто может гарантировать нам нейтральный статус? Совет безопасности ООН, ну, кроме Бога, конечно.

Но при современных вызовах кто и что может гарантировать защиту от техногенных катастроф, защиту от международного терроризма, распространения оружия массового уничтожения, миграционных процессов, распространения наркотиков? Никто! Мы не можем даже гарантировать безопасность собственных границ. Тузла это показала. Конечно, имело место недоразумение. Но если бы подобные действия были предприняты в отношении члена НАТО, можно представить себе, какой был бы ответ.

Би-би-си: Нейтралитет отпал. Вы упоминали о другой возможности - Организация Договора о коллективной безопасности.

Л.Г.: ОДКБ - организация, в которой доминирующую роль играет Россия. Не нужно быть глубоким аналитиком, чтобы увидеть: это организация, которая не показала свою жизнеспособность. Пока еще. Она основана на такой аморфной организации, которая называется СНГ. По мнению Украины, СНГ - организация, которая обязана обеспечивать экономические интересы государств, которые в нее входят.

Би-би-си: Вы сами сказали, что у ОДКБ пока не было возможности показать себя.

Л.Г.: Такой возможности не было. Зачем идти туда, где нет потенциальных возможностей? Другой аспект. Украина и Россия, западная ее часть, принадлежат европейскому сообществу. Культура наша ближе к нему. Взгляды, менталитет ближе к европейским ценностям. ОДКБ объединяет государства с разными культурами. Если говорить об общей безопасности, нужно учитывать эти знаменатели - конфессиональный, культурный, ментальный.

Трансформация НАТО

Би-би-си: То есть, для вас остается один путь - в НАТО?

Л.Г.: Да, в адрес Североатлантического альянса раздается много обвинений. НАТО сейчас трансформируется, у нее иногда бывает недостаток политической воли, сложно бывает достичь консенсуса и тому подобное. Но опыт показал, что эта организация, со всеми ее недостатками, пока что единственная, которая способна себя защитить. Более того, она начинает оказывать влияние на те регионы, на те конфликты, которые выходят за пределы зоны ее ответственности.

Би-би-си: Но НАТО оказалась неспособной защитить ни Соединенные Штаты от нападения террористов, ни Испанию. Статья 5 обязывает всех членов альянса выступить на защиту того из них, кто стал объектом нападения. Но кроме Афганистана, отправки туда войск НАТО, других примеров что-то не видно.

Л.Г.: Я скажу так. Когда началась трансформация НАТО? После 11 сентября, если проанализировать практические шаги. Если рассмотреть все документы, которые были приняты в Праге и будут в скором времени рассматриваться в Стамбуле, можно сделать четкий вывод. НАТО понял: появились новые вызовы и угрозы; та военная машина, которая была приспособлена для отражения угроз времен "холодной войны", сегодня уже не нужна.

Пять лет назад, когда Украина стала партнером, кто думал про то, что потребуются специальные подразделения по борьбе с терроризмом? Никто. Говорилось только о необходимости учитывать попытки террористов заполучить и использовать оружие массового поражения. Какая другая организация в мире способна быстро учесть новые реалии и начать перестраиваться в соответствии с ними?

И я уверен, что в ближайшее время будет создана структура по комплексной борьбе с терроризмом. Это будет идеология и философия борьбы, и методология, и средства борьбы, включая все новейшие технологии. Ни одна другая организация на это неспособна.

Кто Украине ближе?

Би-би-си: Возьмем другую ситуацию - 1999 год. Речь идет о бомбардировках Югославии. Если бы в то время Украина являлась членом НАТО, она несла бы такую же ответственность за бомбардировки родственной православной страны. Как бы чувствовала себя Украина, принимай она участие в акции против страны, которая куда ближе к ней, чем многие другие?

Л.Г.: Вопрос, конечно, умозрительный. Но если действительно вдаваться в теорию, можно рассматривать такой вариант. Пожалуй, в альянсе появилось определенное чувство сожаления в связи теми событиями и решением о бомбардировках Югославии, сожаления в связи с предпринятыми тогда действиями. Может быть, эти действия и не были на сто процентов оправданы. Но с другой стороны, режим Милошевича не считался ни с кем, и в самой меньшей степени с собственным народом. Практически это была акция против Милошевича. Никто не может опровергнуть и факты геноцида и чисток против албанцев.

Би-би-си: Сейчас-то процесс пошел в противоположном направлении.

Л.Г.: Ошибка НАТО, с моей точки зрения, заключалась в том, что он слишком рано успокоился. Но тот вредоносный процесс, начало которому положил Милошевич, бумерангом ударил по сербам. Сербы в определенном смысле остались заложниками той политики, которая начала проводиться более десяти лет назад.

Это еще один вызов для альянса: как действовать в случае возникновения конфликта на межконфессиональной основе. Обратите внимание и на другое обстоятельство. Сербия и Черногория теперь повернулись в своей внешней политике лицом к Западу и НАТО в том числе.

Что украинцы делают в Ираке?

Би-би-си: Ирак. Операция в этой стране не является сугубо делом НАТО. Но в ней принимают участие старые и новые члены блока, и страны, стремящиеся в блок, и государства, не имеющие к нему отношения. Подходы членов альянса, если говорить только о государствах-членах, оказались диаметрально противоположными. Украина, хотя и не является членом НАТО, а только планирует вступить в ряды организации, оказалась с теми, кто направил войска в Ирак. Чем определялся такой выбор?

Л.Г.: Такой выбор определяется стремлением обеспечить безопасность страны на дальних рубежах. Кроме того, любой армии нужна интенсивная подготовка в условиях, как можно более приближенных к боевым.

Солдат должен быть морально и ментально готов к выполнению своих профессиональных обязанностей. Военные должны проверять себя в деле. В противном случае происходит деградация военного механизма, снижение боевой готовности. Люди, прошедшие Ирак, более подготовлены к защите Отечества и способны на основании своего опыта воспитывать других.

Кроме того, это и еще народная дипломатия. Благодаря службе наших военных и в Африке, и на Ближнем Востоке, и в том же Косове, люди в других частях мира лучше узнают Украину.

Но в наибольшей степени Украину привлекают возможности защиты национальных интересов, суверенитета, целостности территории, т.е. в самом широком смысле безопасность государства.

Если Украина будет чувствовать себя в безопасности, в эту страну пойдут инвестиции, она будет привлекательна для экономического сотрудничества, потому что будет известно, что это государство предсказуемо, последовательно в своей политике, и защищено так же надежно, как любой другой член блока НАТО.

По материалам: BBC Україна
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях