Главная
 

El Universal: Останки Чернобыля

26 апреля 2004, 14:35
0
14

В апреле исполняется 18 лет со дня взрыва чернобыльского ядерного реактора. Канадский фотограф Роберт Полидори побывал в закрытой зоне и описал в своей книге "Zones of exclusion" ("Зоны отчуждения") весь увиденный там ужас, - пишет Лола У. Мачадо в статье "Останки Чернобыля", опубликованной 18 апреля.

Для обложки своей книги Роберт Полидори (Robert Polidori) выбрал одну из тех фотографий, который совсем нелегко забыть. На классной доске в одной из школ Припяти - украинского города с 50-тысячным населением, ближе всего находившегося к Чернобыльской АЭС - кто-то написал: "Назад дороги нет. Все кончилось". И рядом - дата: 28 апреля 1986 года. Вероятно, автор этих слов вывел их в надежде, что когда-нибудь кто-нибудь сможет вернуться в город и прочесть эту надпись, что все станет так, как было прежде.

Но в Чернобыле уже никогда не будет как прежде. Ни в радиусе нескольких сотен километров вокруг него, в некоторых районах Белоруссии, Украины и России: за два дня до даты, проставленной на той классной доске, произошла самая страшная ядерная катастрофа всех времен. 26 апреля в 1 час 23 минуты взорвался 4-ый реактор Чернобыльской атомной станции и окрестные территории превратились в ад: воздух наполнился бессчетным количеством опасных радиоактивных элементов. Мир узнал о произошедшем лишь несколько часов спустя, потому как в первый момент факт взрыва скрывался; до тех пор пока одна из шведских станций не сообщила о высоком уровне радиации, показываемом ее счетчиками. Ветер подхватил радиоактивное облако и понес его, заражая Беларусь, Россию, другие районы Украины и... подбираясь к Европе. Речь шла о катастрофе, последствия которой предсказать было невозможно: выброс радиоактивных веществ превзошел во много раз последствия взрывов атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки в 1945 году.

Официальное число погибших в тот день в Чернобыле: 30 человек. По сведениям украинских и российских источников, из почти 800 тысяч человек, которые без специальной защиты помогали тушить пожар и строить защитный саркофаг, погибло 8 тысяч человек. Получивших различные заболевания, вследствие заражения радиоактивными веществами: 12 тысяч человек. Согласно данным ВОЗ, в будущем от последствий аварии могут умереть еще 500 тысяч человек. По данным ООН, через десять лет после взрыва последствия радиоактивного заражения испытывали на себе 7 миллионов человек, половина из которых - дети. Площадь зараженных территорий: около 160 тысяч квадратных километров.

Роберт Полидори (Монреаль, 1951) посетил чернобыльскую зону отчуждения в мае 2001 года. Результатом того путешествия стала книга его работ, в которой этот известный фотограф (регулярно сотрудничающий с такими журналами, как The New Yorker , Geo и Architectural Digest) показывает, что сегодня осталось от зоны, чье название до взрыва ничего не говорило большинству смертных.

"Чернобыль - это катастрофа цивилизации. Катастрофа, показывающая недостаток ответственности человека", - говорит Полидори. И этот кошмар продлится еще многие годы: "Для нас, возможно, 50-100 лет, для Украины - тысячи".

И кто может сегодня однозначно сказать, какое воздействие со временем будет оказывать столь масштабное радиоактивное заражение на природу, животных, людей? Борьба чисел и попытки минимизировать последствия катастрофы теми, кто преследует свои личные политические и экономические интересы, продолжается и сегодня, спустя 18 лет после взрыва. Вокруг того, что произошло тогда в Чернобыле, возведена стена гробового молчания.

Атомная станция, превращенная в пороховой склад

Книга Полидори - картины уничтоженной жизни, пейзажи индустриальной и человеческой трагедии. Вселенная ржавых, скрипучих, древних, необитаемых конструкций, где не чувствуется ни намека на те самые новейшие технологии, которые теоретически должны быть связаны с использованием всего, что имеет отношение к атому. Безлюдный пейзаж. Пустынный. Бесплодный. Но все же реальный и вполне доступный, по рассказам Полидори. Стоит лишь заплатить кому следует. Долларами.

"В России и Украине все достигается с помощью денег". Заплатив, можно даже пробраться в саркофаг, где под грудой цемента и металла захоронен 4-ый реактор. "Войти можно даже туда, - иронизирует Полидори, - проблема лишь в том, что никто не сможет вернуться оттуда, чтобы рассказать увиденное. Достаточно всего двух-трех секунд чтобы конец ваш был решен".

Приехав в Чернобыль, канадский фотограф узнал, что в запретной зоне, установленной вокруг ЧАЭС, продолжают работать около 5 тысяч человек (предположительно, в зоне заражения проживает более 1,5 миллионов человек). "В большинстве своем это техники, охранники, старики, уборщики, милиционеры... Они работают сменами по 15 дней, потому как из-за радиоактивности дольше находиться в этой зоне нельзя". По словам Полидори, Чернобыль "это настоящий пороховой погреб. А сейчас его хотят превратить в огромное ядерное кладбище".

Как говорит канадский фотограф, принятые в стране законы по охране окружающей среды позволяют импортировать и проводить захоронения использованных радиоактивных материалов. Жители причернобыльских территорий с большой надеждой смотрят на такую возможность. Не так давно там даже проводились манифестации с требованиями открыть один из реакторов ЧАЭС, благодаря чему местные жители могли бы получить работу и необходимую электроэнергию. Тем не менее, по данным Greenpeace, нет никаких доказательств, что какая-либо из стран хранит в Чернобыле свои ядерные отходы или хотя бы намеревается делать это.

Благодаря фотографиям Полидори можно ощутить этот исчезнувший мир, услышать запахи разрушенного города, хранящего следы многих разбитых судеб. "Сделать фотографии было легко, но совсем непросто смотреть на них, печатать. Там нет ни единого проблеска счастья, жизни, надежды". Окрестности Чернобыльской АЭС были вынуждены покинуть более 100 тысяч человек. Это произошло через десять дней после взрыва, и было уже слишком поздно пытаться избежать последствий радиоактивного заражения: люди бросали все - оставляли на столах еду, игрушки... Вокруг Чернобыля сохранились пустующие дачи, брошенная прямо посреди дороги техника, машины...

Самой Припяти довелось пережить взрыв, радиацию и грабежи. Зараженные вещи продаются и покупаются. "Опаснее всего - это еда", - говорит канадский фотограф. Заражено все. И, прежде всего, вода: в реке Припяти, впадающей в Днепр, в окрестных озерах. В ту зону возвращаются лишь старики, потому как "в пожилом возрасте раковые заболевания развиваются гораздо медленнее, чем у молодых".

Чернобыль поразил Полидори: "Теперь я уже больше не верю в Бога. Раньше верил, теперь - нет". По словам фотографа, Чернобыль - это ошибка человека, расплата за его безответственность. На вопрос о том, виновен ли человек в чернобыльской трагедии или же это сила ядерной энергии, повинна в случившемся, Полидори отвечает: "Разве может одно поколение людей так рисковать здоровьем стольких будущих поколений?".


Перевод с испанского - ИноСМИ.

Оригинал статьи Los restos de Chernobyl доступен на сайте El Universal.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях