Главная
 

Ъ: Единая экономическая прострация

25 мая 2004, 08:08
0
14

Лидерам четырех государств не удался ливадийский дворцовый переворот, - пишут корреспонденты российской газеты "КоммерсантЪ" Андрей Колесников и Петр Нетреба в статье "Единая экономическая прострация", опубликованной 25 мая.

Вчера в Ливадийском дворце под Ялтой лидеры России, Белоруссии, Казахстана и Украины провели саммит, посвященный процессу создания единого экономического пространства (ЕЭП). В результате, по мнению специального корреспондента Ъ Андрея Колесникова, идея единого экономического пространства превратилась в недосягаемую мечту о нем.

Мне с самого утра хотелось понять, смогли о чем-то договориться накануне президент России Владимир Путин и президент Белоруссии Александр Лукашенко или остались друзьями. Они как-то вяло старались произвести впечатление если и не друг на друга, то хотя бы на журналистов. Мне показалось, что ничего у них не получилось. Но я мог сгоряча и ошибиться.

С твердой целью разобраться, что происходило накануне, я, приехав утром в Ливадийский дворец, где уже ждали глав государств, подошел к пресс-секретарю президента Белоруссии Наталье Петкевич.

- Они о чем-то договорились вчера? - прямо спросил я.

- Конечно! - воскликнула она. 

- О чем? 

- Об этом вы узнаете в свое время. 

- Неужели решили что-то конкретное? 

- Разумеется! 

- По ценам на газ? 

- Почему сразу по ценам? Им что, поговорить больше не о чем? Кроме того, вам же вчера Александр Григорьевич лично сказал, что никаких проблем с газом у нас в Белоруссии нет. Это у вас проблемы. 

- Подождите, - чуток оторопел я. - Но это же вы хотите покупать наш газ по нашим внутренним ценам. 

- Вы не все понимаете, - сказала мне госпожа Петкевич. 

- А вы расскажите. А то пока всем ясно, что никто на этом саммите ни с кем ни о чем договориться что-то не может. 

- Нет, не расскажу. Пока время для вашего понимания не наступило.

Тем временем к входу во дворец подъехал президент Украины Леонид Кучма. Проходя мимо журналистов, он бросил: 

- Хорошо мы по ходу сделали?

И зашел внутрь здания, оставив меня ломать голову над тем, кого он успел здесь уже сделать.

Дело в том, что до сих пор настроение Леонида Кучмы было не таким оптимистичным. Вчера в резиденции "Заря", выйдя после встречи с Владимиром Путиным на свежий воздух и увидев скучающего в ожидании своей очереди президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, он бросился к нему как к родному и, махнув рукой на свою же резиденцию, как-то жалобно произнес: 

- Это такой бордель, бля...

Нурсултан Назарбаев очень участливо отнесся к проблемам собеседника (все равно ему было нечего делать). Президент Казахстана как мог утешал коллегу, пока тот время от времени еще вскрикивал, всплескивая руками: 

- Но почему мы?!

Господин Назарбаев говорил в ответ, что не надо отчаиваться, а надо работать и что лучше принимать на саммите не 61 документ, а свести все к одному общему... 

- Ну если мы убедим их завтра, что мы не просто подписали, а что действительно у нас что-то начинает получаться... Все еще будет хорошо, - говорил президент Казахстана.

Интересно, кого он имел в виду? Так или иначе, понемногу господин Кучма как-то успокоился и даже сник.

И вот президент Украины, приехав на следующее утро в Ливадийский дворец, уже говорил, что кого-то сделал. Что такого произошло вчера поздним вечером, когда лидеры четырех стран ужинали?

Проанализировав сказанное президентом Украины, я неожиданно пришел к обескураживающему выводу: ничего. Фраза "хорошо мы по ходу сделали" означала на самом деле "хорошую мы погоду сделали". Все дело в характерном фрикативном "г", фигурировавшем еще в моем вчерашнем репортаже из Мухолатки.

Между тем в Ливадийском дворце появились уже и президент Казахстана, и президент Белоруссии (оба ничего не сказали ни о том, кого они сделали, ни о том, какая погода на дворе). И втроем они уже довольно долго ждали президента России. Хотя было известно: выехал вовремя.

О том, что в эти мгновения происходило с президентом России, рассказал мне один высокопоставленный источник. Он шел по территории резиденции по направлению к Ливадийскому дворцу. 

- И вдруг вижу: прямо на меня на большой скорости мчится кортеж президента России. Я прямо замер: это же дорога в тупик! Я сам только что оттуда пришел! Но я-то заблудился. А почему с ним так поступают? За что? Ничего себе саммит! 

Позже выяснилось, что регулировщик направил президентский кортеж не по той дороге (сам регулировщик уверял, что его не так поняли). В результате Владимир Путин появился перед коллегами с серьезным опозданием. Через пять минут заседание началось. Леонид Кучма открывал его. Он признал, что не все гладко, в том числе и у него на Украине, с реализацией плана ЕЭП. Но, заявил он, подготовлено уже более 100 документов, которые надо подписать, чтобы сформировать ЕЭП. Он считает, что начинать надо с создания полномасштабной зоны свободной торговли без изъятий и ограничений. Для этого достаточно подписать всего 13 документов.

Леонид Кучма явно хотел запомниться человеком, который является образцом конструктивного подхода к решению сложнейших проблем. Так, он рассказал, что непременно надо использовать опыт аналогичной латиноамериканской организации MERCOSUR (Mercado Comun del Sur - Южноамериканский общий рынок). 

- На днях, - подчеркнул Леонид Кучма, - у меня состоялась встреча с президентом Бразилии Лулою да Сильва, который выразил заинтересованность в установлении диалога между MERCOSUR и ЕЭП.

"Вы видите, как много я делаю для нашего бедного ЕЭП, - словно хотел сказать президент Украины. - С Лулою увиделся, он заинтересованность выразил, хотя никакого ЕЭП вообще в помине нету. А вы что?"

А они не оценили. Президент Белоруссии Александр Лукашенко говорил совсем другое. Его интересовало не создание свободной экономической зоны, а Всемирная торговая организация. Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке, вот в чем на первый взгляд был его главный пафос. Все страны понимают, что надо вступать в ВТО, говорил он, и если делать это по отдельности, хлопот не оберешься. Стоит там оказаться одной из четырех стран, как она уже ни о чем не сможет договориться с тремя другими без санкции ВТО.

- Надо нам вчетвером договариваться уже сейчас, и очень важно, Леонид Данилович, договориться уже прямо сегодня, - заявил господин Лукашенко. - Если не удастся, то это будет началом бесперспективной работы.

На самом деле президент Белоруссии, видимо, надеется, что вместе с безусловно "проходными" странами, такими, как Украина и Россия, может, "до кучи" примут и Белоруссию.

Следующим выступал господин Путин. Он решительно поддержал господина Лукашенко: 

- Я согласен с Александром Григорьевичем, что надо поручить подготовить соответствующие проекты документов, и думаю, что к 2005-2006 году можно выйти на конструктивные договоренности.

Ничего, что эта фраза на первый взгляд прозвучала как издевательство над президентом Белоруссии и всеми его идеями. Гораздо важнее, что между двумя нашими странами нет принципиальных противоречий, а диалог, как подчеркнул президент России, двигает наши потенциалы.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев рассказал, как четыре президента "тринадцать месяцев мотались по всем четырем столицам".

- Закончили ратификацию договоров. Это здорово. Стоит задача, чтобы эта работа не пошла насмарку.

Они все так боялись, что все пойдет насмарку, что становилось абсолютно ясно: опасность этого чрезвычайно велика. 

- Оказалось, приоритеты у нас у всех разные. Мы применили эпитет "разноскоростное движение", - признался президент Казахстана. - Не знаю, будет ли это иметь смысл? Скорость должна быть единой вообще-то. Нам предстоит разработать около 100 соглашений.

Лидеры четырех стран словно договорились свести с ума здравомыслящих журналистов. Каждый президент называл поразительно отличающиеся друг от друга цифры соглашений, которые надо подписать, чтобы происходящее не стало началом бесперспективной работы. Эти цифры колебались от единицы (предложение господина Путина принять общую конституцию) до ста (предложение господина Назарбаева). Все, мне кажется, понимали, что это не предел.

Казахстанский президент предложил начать переговоры с создания таможенного союза, а продолжить транспортным, а господин Кучма только что ведь сказал, что сначала надо договориться о свободной экономической зоне, а не о таможенном союзе.

- Иначе я не понимаю, что мы дальше будем делать, - повысил голос господин Назарбаев.

Начались переговоры за закрытыми дверями. Было понятно, что если эти уверенные в себе люди останутся "при своих", то о едином экономическом пространстве народам наших стран, замершим в ожидании решений своих лидеров, придется забыть.

Через два часа президенты вышли из Ливадийского дворца. В таких случаях протоколом принято улыбаться, хочешь ты этого или нет. Но ни один из четверых не предпринял даже попытки улыбнуться. Господин Назарбаев сказал, что вице-премьерам четырех стран дано поручение к сентябрю, когда состоится встреча лидеров "четверки" в столице Казахстана Астане, подготовить пакет документов. На этот раз их цифра увеличилась до 110.

И господин Назарбаев опять сказал, что сначала надо создать таможенный союз. А господин Путин повторил, что в начале 2006 года можно подписать первый пакет документов.

Самым мрачным выглядел господин Лукашенко. 

- Надо сделать что-то конкретное, чтобы все понимали, что наше счастье здесь, в едином экономическом пространстве, - буквально с мольбой в голосе произнес он.

Я понял: это провал. Дальше, по верному замечанию Александра Лукашенко, им всем предстоит бесперспективная работа. Владимир Путин, отвечая на один из вопросов, неожиданно обратился к журналистам, и тоже почти с мольбой:

- Очень многое зависит от того, как вы это преподадите! Нам очень нужна ваша поддержка!

И я вспомнил, что говорил господин Назарбаев коллеге Кучме накануне в резиденции "Заря": "Ну если мы убедим их завтра, что мы не просто подписали..."

Именно журналистов они и имели в виду. Им все было понятно в самом начале. Никаких иллюзий у них не было, кроме одной: что удастся убедить журналистов.

Владимир Путин повел коллег по кругу

Договор о едином экономическом пространстве подписан 19 сентября 2003 года в Ялте президентами России Владимиром Путиным, Украины Леонидом Кучмой, Белоруссии Александром Лукашенко и Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Документ получился обширным - 116 пунктов, объединенных в 22 раздела, но декларативным. Его необходимо дополнить конкретными соглашениями. Из вчерашней встречи президентов следует, что до этого еще далеко. В свое время от одобрения самой идеи (господа Путин, Кучма, Лукашенко и Назарбаев договорились создавать ЕЭП 23 февраля 2003 года) до подписания договора прошло восемь месяцев. За еще восемь месяцев - вчерашний саммит первый после сентября 2003 года - ни одного нового соглашения не появилось даже в проекте.

Лидеры объединения в единое пространство и сами уже осознали, что воплотить их идею в реальность непросто. Владимир Путин вчера утверждал, что "наши эксперты выделили группу соглашений из 61 проекта" и "мы дали поручение экспертам в рамках этих приоритетных 61 проекта постараться выделить что-то самое главное". "Если им удастся это сделать, мы узнаем об этом на следующем саммите ЕЭП в Астане", - сообщил господин Путин. Следующий саммит президенты договорились провести 15 сентября 2004 года. Вчера же коллеги господина Путина обрисовали продвижение ЕЭП несколько иначе, чем он. По словам Леонида Кучмы, на встрече согласовали около 80 международно-правовых документов, подлежащих разработке до конца 2004 года. Тем не менее, по мнению господина Кучмы, на первое время хватит и 13 соглашений по созданию зоны свободной торговли. Собственно говоря, ради этой зоны Украина и присоединилась (менее охотно, чем другие) к ЕЭП. Главная же выгода Киева здесь в том, чтобы заставить Россию отказаться от ограничений в двусторонней торговле, и прежде всего добиться права получать НДС на российские энергоносители на Украине. (Сейчас НДС на нефть и газ уплачиваются в России.) Речь идет о призе в $1 млрд ежегодно.

При этом один из российских правительственных чиновников на правах анонимности утверждал, что противоречия между участниками ЕЭП слишком велики. "Казахстан заинтересован в снижении тарифной транспортной нагрузки. Украина - в снижении нагрузки по железнодорожным тарифам. Среди ключевых интересов России - установление национального режима для инвестиций". Открыто усомнился в будущем ЕЭП Александр Лукашенко, который простодушно заявил, что "если не будет конкретных результатов по итогам сегодняшней встречи, то ЕЭП рискует превратиться в структуру, подобную СНГ".

Помимо СНГ страны-участницы вчерашнего саммита состоят в еще по меньше мере восьми различных союзах. Например, с 1996 года до недавнего времени в России была популярна идея построить союзное государство с Белоруссией, но когда дело дошло до распределения белорусской собственности и права на эмиссию, этот союз развалился. Таможенный союз и зона свободной торговли в СНГ тоже были созданы еще в 1995 году, но так и остались на бумаге. В 1999 году президенты стран СНГ даже подписали договор о таможенном союзе и едином экономическом пространстве. Но он не заработал, так как не удалось прийти к единому мнению об уровне таможенных тарифов.

Вчера Нурсултан Назарбаев сообщил, что в рамках ЕЭП в первую очередь надо вновь создавать таможенный союз. Причем оформить его до вступления стран-участниц ЕЭП в ВТО. "Иначе я не понимаю, что будет дальше", - развел руками казахский президент. По всей видимости, союзное строительство будет продолжаться. Тем более что у каждой страны-участницы за 13 лет подготовлен солидный запас чиновничьих кадров, готовых заняться союзным строительством любой сложности.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях