Главная
 

РЖ: Общее будущее

11 июня 2004, 16:29
0
7

В интервью "Русскому журналу", опубликованному 11 июня под заголовком "Общее будущее", директор Международного Института Гуманитарно-политических исследований (ИГПИ) Вячеслав Игрунов рассказал о взаимоотношениях и общем будущем Украины и России после выборов украинского Президента.

Символично, что именно на этот, юбилейный год 350-летия воссоединения Украины с Россией приходятся президентские выборы на Украине. С воссоединения 1654 года, в сущности, началась история России как европейского государства. В 2004 году двум суверенным державам вновь предстоит решить, как строить свои взаимоотношения и каково будет общее будущее России и Украины.

РЖ: Вячеслав Владимирович, как Вы оцениваете сегодняшний уровень экономического взаимодействия Украины и России? Какие изменения в этом вопросе произошли в последнее время?

В.И.: Если говорить не о политической составляющей сотрудничества, а об экономике, то существует надежная статистика, в соответствии с которой наши инвестиции в украинскую экономику постоянно растут, уровень товарооборота также растет существенными темпами, то есть внешние показатели этого процесса достаточно хорошие. В последнее время был сокращен объем проблемных вопросов, уменьшены ограничения в нашем торговом обороте с обеих сторон. Тут ситуация обстоит довольно неплохо. Проблема заключается в другом: на Украине, на мой взгляд, происходит перелом прежней парадигмы, при которой абсолютным приоритетом являлась ориентация на Запад. Если мы посмотрим, к примеру, на историю с нефтепроводом Одесса-Броды, то его западная ориентация была обусловлена доминированием западного давления на Украине. Во-первых, он планировался и был построен как альтернатива российским нефтепроводам, и в течение долгого времени все украинские правительственные эксперты настаивали на том, чтобы он использовался в прямом режиме, несмотря на то что он простаивал в течение долгого времени. Россия же предложила реверсный режим, что не устроило Запад и прежде всего Соединенные Штаты Америки. Кучма в последнее время пошел на беспрецедентные шаги. Во-первых, он абсолютно жестко заявил о том, что Украина заинтересована в реверсном использовании нефтепровода, поскольку если не использовать его для прокачки российской нефти, он превратится в металлолом. Он уволил тех чиновников, которые этому сопротивлялись, другие чиновники сами подали в отставку, видя переориентацию Украины на единое экономическое пространство с Россией. Поэтому здесь, на мой взгляд, гораздо важней наблюдать эту политическую составляющую нашего экономического сотрудничества.

РЖ: Когда появилась эта благоприятная тенденция?

В.И.: Дело в том, что это не поступательный процесс. Он имеет в своем развитии некоторые синусоиды, является неустойчивым, и нельзя сказать, что на сегодняшний день он уже совершенно необратим. Но этот тренд к улучшению ситуации начался, на мой взгляд, в 2001 году, после кризиса Гонгадзе. Трудно делались первоначальные шаги в течение года Украины в России, но потом Украина двигалась в этом направлении более уверенно.

РЖ: Какие направления для развития сотрудничества Украины и России Вы бы назвали актуальными на сегодняшний день?

В.И.: Во-первых, это преодоление препятствий для российских инвестиций в Украину, это важнейшее препятствие на пути сотрудничества. Во-вторых, обоюдное снятие остающихся торговых ограничений между Украиной и Россией. И самое главное, это развитие сотрудничества в высокотехнологичных областях, которое невозможно только на уровне частного бизнеса, оно должно получить поддержку государства.

Хотя на сегодняшний день Украина ограничивает участие России в экономической жизни, а приватизация на Украине ведется таким образом, чтобы минимизировать российское участие, мы тем не менее шаг за шагом налаживаем отношения с Украиной.

РЖ: Когда, на Ваш взгляд, можно будет говорить о создании единого экономического пространства Украины и России?

В.И.: Пока это похоже на мифологему. Для того чтобы об этом говорить всерьез, не в качестве политической риторики - в таком качестве это можно и даже нужно использовать прямо сейчас, - если говорить о серьезном развитии ситуации, то существует еще так много препятствий, что сегодня я не рисковал бы делать какие-нибудь прогнозы.

РЖ: Как Вы сами отметили и повторяли в различных интервью, в отношениях Украины и России политика предшествует экономике. Украина по действующей конституции является президентской республикой, поэтому многое в наших отношениях зависит от того, кто станет следующим президентом Украины. Существует мнение, что Россия практически не прилагает усилий к поддержке прорусских настроений на Украине, тогда как Запад всеми средствами, от дипломатических до использования неправительственных организаций (НГО) и фондов, активно поддерживает лояльную ему оппозицию. Каково Ваше мнение?

В.И.: Начнем с того, что Запад действительно более активен на Украине, и прежде всего я бы выделил активность Соединенных Штатов. Я не вижу особого энтузиазма со стороны европейских государств, за исключением Германии. Германия действительно достаточно активна на Украине, так же как и в России. Но беспрецедентное давление на украинское общественное мнение оказывают именно США. У США есть четкие представления о своих национальных интересах, они совершенно отчетливо поставили задачу минимизации присутствия России на украинском пространстве и всеми возможными способами добиваются этой цели. На это нацелено как межгосударственное сотрудничество, так и активная работа неправительственных организаций (НГО) и американских политтехнологов. Также на избирательную кампанию будут оказывать мощное влияние публичные заявления высших официальных лиц США, кампании в американской прессе. Все это будет воздействовать не только на украинское общественное мнение, но и будет отражаться на позициях многих европейских СМИ.

Россия не ведет подобной работы вообще, в России нет устойчивой политики в отношении Украины, эта политика то проявляет себя, то исчезает как таковая. Кроме того, политическая линия не всегда одинакова, иногда в ней случаются неожиданные зигзагообразные отклонения, поэтому порой кажется, что Россия меняет ориентацию в отношении Украины. В любом случае государство не разработало каких-то особых приемов работы с Украиной, которые бы приносили уверенный позитивный результат в сотрудничестве с этой страной. Что же касается использования общественных организаций, я могу привести один частный пример. В течении года Украины в России многие программы реализовывались при тесном сотрудничестве государства с общественными организациями, в частности - с моим Общественным советом украино-российского сотрудничества, однако очень быстро этот интерес угас. Здесь надо подчеркнуть, что Россия теряет огромные возможности влияния на украинскую ситуацию. Вместе с тем я не стал бы недооценивать ресурс влияния России на ситуацию на Украине. Если вы посмотрите на последние переговоры с Украиной, каких блестящих успехов добивается Янукович на переговорах с Россией, то, конечно, вы увидите, что это спланированная Россией дипломатия, которая призвана повышать статус Януковича. И это бронебойное орудие на короткой дистанции гораздо более сильно действует, чем всякая работа западных НГО. Кроме того, у России есть мощное средство влияния на Украину, которого нет у Запада - на Украине половина населения первым своим языком считает русский. Русская пресса, русское телевидение является постоянно присутствующим фактором на Украине. И в этом смысле бесплатный канал влияния на Украину у России несопоставимо больше, чем у Запада в целом.

РЖ: Однако на Украине есть силы, которые всеми средствами стремятся к ограничению телевещания и распространения российских СМИ на Украине.

В.И.: Если говорить о бесплатном вещании, то это действительно так. Государственные и частные общеукраинские каналы действительно не всегда дают достаточно российских материалов, хотя за последние годы присутствие русского языка и российских программ возросло. Тем не менее 20% украинских телезрителей смотрят почти исключительно российские программы по кабельному телевидению. Кроме того, не прекращаются человеческие контакты, распространяется печатная пресса, поэтому я бы не стал говорить о том, что украинские ограничения слишком сильно сдерживают влияние России на украинские политические процессы.

РЖ: Можно ли говорить о том, что тогда как США сосредоточились на поддержке украинской оппозиции, Россия сделала ставку на кандидата Януковича?

В.И.: Конечно же, Россия не закрывает дороги к Ющенко, и существует целый ряд российских политиков, которые оставляют мосты для сотрудничества с ним, поскольку он является одним из двух фаворитов этой гонки. Однако если говорить всерьез, это как раз та соломка, которую стелят на случай падения, и, как правило, ее стелят не там, где падают. Если сопоставить это с той ставкой, которую российские власти делают на Януковича, на сотрудничество с режимом Кучмы, то становится очевидным, что ни в какое сравнение подобные контакты идти не могут. Россия сделала однозначную ставку на одного кандидата, и это относится не только к власти, это относится и к российскому обществу.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях