Главная
 

Vip.Lenta.Ru: Следствие закончено, забудьте

18 июня 2004, 18:45
0
11

Родственники пассажиров сбитого Ту-154 отказываются принимать компенсации от Украины. Об этом пишет журналист российской интернет-газеты Vip.Lenta.Ru Сергей Карамаев.

4 октября 2001 года над Черным морем был сбит российский самолет Ту-154 авиакомпании "Сибирь", летевший из Тель-Авива в Новосибирск. Сбила его украинская ракета С-200, выпущенная в ходе учений ПВО страны. На борту находились 78 человек: 66 пассажиров (51 гражданин Израиля и 15 граждан России) и 12 членов экипажа. В результате происшедшей авиакатастрофы не выжил никто. Свою вину Украина не хочет признавать до сих пор.

Главное - сказать

Попытки с самого начала откреститься от этой катастрофы официальному Киеву не удались. Вскоре после происшествия Украина заговорила о "трагической ошибке", приводя ссылки на аналогичные инциденты, такие как, например, произошедший в 1998 в Италии, когда американский военный самолет снес фуникулер с пассажирами. На этом, собственно, и строилась позиция Киева. Кое-как Украине удалось убедить в этом Израиль. Министр иностранных дел Израиля Шимон Перес, в ходе своего визита на Украину в декабре 2001 года, согласился допустить такое толкование. Тогда же была достигнута договоренность между двумя странами о выплате компенсаций родственникам жертв в Израиле.

Украина договорилась о возмещении ущерба и с Россией. В 2002 году Генеральная прокуратура России не стала вновь возбуждать уголовное дело по факту катастрофы (уже имеющееся дело было передано для производства Генеральной прокуратуре Украины в декабре 2001 года, и Россия официально дело закрыла). Переговоры тянулись долго, потому что стороны никак не могли договориться о суммах компенсаций и порядке их выплат. Россия отказывалась принимать схемы, предложенные Украиной, а та, в свою очередь, не соглашалась на требования пострадавшей стороны. Сначала Украина попыталась навязать России меньший размер выплат, чем для граждан Израиля - речь шла о 30 тысячах долларов, затем сумма возросла до 100 тысяч. Наконец, 26 декабря 2003 года было подписано российско-украинское соглашение, определяющее размер выплат в 200 тысяч долларов родственникам каждого погибшего. Параллельно с этим некоторые родственники жертв подали отдельные иски в суды Украины, и сумма компенсаций там была выше - от 400 до 500 тысяч долларов.

19 мая 2004 соглашение было одобрено Государственной думой и 26 мая 2004 - Советом Федерации. 14 июня 2004 года президент РФ Владимир Путин подписал федеральный закон "О ратификации Соглашения между Правительством РФ и Правительством Украины об урегулировании претензий, возникших вследствие воздушной катастрофы, произошедшей 4 октября 2001 года".

Сразу же после катастрофы позиция, которую заняла украинская сторона, изумила всех. Сначала украинцы долго не хотели признаваться в том, что вообще проводили в этом районе учения. Потом они отрицали пуск ракеты в сторону российского самолета. В конце концов, под давлением неопровержимых улик, Киев нехотя признал, что самолет был сбит. Причем украинские военные сопротивлялись очевидному дольше всех. Почти месяц спустя, 26 октября 2001 года, украинский премьер-министр Анатолий Кинах был вынужден публично опровергнуть слова своего министра обороны, заявившего, что Украина не считает себя обязанной возмещать весь ущерб, нанесенный российской стороне в результате гибели авиалайнера.

Руководитель государства Леонид Кучма, пытаясь как-то исправить заявления своих подчиненных, только усугублял ситуацию. 10 октября 2001 года он заявил, что версия о гибели Ту-154 по вине украинской стороны на репутацию государства не повлияет: "Такое случалось не только в Украине... Посмотрите вокруг, в мире, в Европе - мы не первые и не последние. Ошибки бывают везде". В другой раз он выразился более цинично: "Бывают трагедии и помасштабнее". Адвокаты, защищавшие позицию государства в судах, шли на всевозможные ухищрения и уловки, пытаясь объявить иски несостоятельными. "Есть данные о причастности войск ПВО Украины к авиакатастрофе, - сказал один из адвокатов, - но причастность - это не вина". "Ни одного прямого доказательства поражения воздушного судна ракетой 5В-28 зенитного ракетного комплекса С200-В не существует", - заявил другой адвокат. Юристы Минобороны Украины посчитали, что никто не видел, как украинская ракета поразила самолет, а на обломках, найденных на месте катастрофы, отсутствует украинская маркировка.

Но под давлением Москвы, в конечном итоге, Киев признал, что катастрофа была делом рук украинской ПВО и, скрепя сердце, остановился на позиции "трагического инцидента". Вот от этого отступать он, по-видимому, не намерен до сих пор. Глава оборонного ведомства Украины Владимир Шкидченко выразил это так: "Если бы пуск ракеты произошел на одну минуту раньше или позже, этой трагедии не случилось бы". То, что боевое расписание учений неплохо было бы составлять с учетом того, что в зоне обстрела могут появиться гражданские самолеты, министру в голову, видимо, не пришло…

Даже несмотря на такую позицию, сторонам удалось договориться по вопросу компенсаций. В общественном сознании выходцев из бывшего СССР за украинцами прочно закрепилась репутация людей скуповатых, не таких, конечно, как габровцы или шотландцы, но с деньгами расстающихся с крайней неохотой. Учитывая запутанную историю росийско-украинских экономических отношений, в частности тех, что касаются поставок российского газа и оплаты за них, с этим легко согласиться. Пресловутая украинская скупость становится тем более очевидной, когда вопрос касается не оплаты энергоносителей, а возмещения за погубленные человеческие жизни - платить, вроде, надо, но очень не хочется. Учитывая вошедшее в фольклор упрямство украинцев, согласие Киева на выплату денег родственникам жертв, безусловно, можно считать победой на дипломатическом поприще.

На том стоим и стоять будем

И на этом история могла бы закончиться, если бы не одно "но". Украина категорически не хочет официально признавать свою вину за инцидент. Согласно тексту закона, деньги будут перечислены на банковские счета родственников погибших - супругов, родителей и детей жертв авиакатастрофы - только после того, как они представят нотариально заверенный документ, в котором будет сказано, что больше у них никаких претензий к украинской стороне нет. Если родственники откажутся подписать такой документ в течение года после перевода Украиной денег, то денежная сумма, причитающаяся им, подлежит возврату Украине. Украина настояла на том, что сумма, утвержденная в соглашении, будет выплачиваться ex gratia, то есть добровольно, без признания юридической ответственности страны за катастрофу. Но согласно тому же соглашению, выплаты становятся международно-правовым обязательством Украины. И вот этот момент является ключевым.

Однако некоторые родственники погибших, недовольные официальным прекращением спора, считают, что Украина, настояв на гуманитарном характере выплат, тем самым полностью снимает с себя юридическую ответственность за произошедшую катастрофу и освобождает себя от дальнейших обязательств. Часть же родственников надеется, что, выиграв суды, они получат компенсацию, в несколько раз превышающую сумму в 200 тысяч долларов за каждого погибшего (в мировой практике такие случаи не редкость - родственники людей, погибших в катастрофах, могут получить компенсации в размере полумиллиона долларов).

Для Украины подписанное соглашение, в целом, выигрышно - деньги выплачены, следствие закончено, забудьте. Именно это и лежит в основе официальной позиции Киева - стремление как можно быстрее предать инцидент забвению. Украинцы в этом не одиноки - так, когда над немецким городом Юберлинген 1 июля 2002 года по вине швейцарской диспетчерской компании Skyguide столкнулись Ту-154М RA 85816 "Башкирских авиалиний" и Boeing-757-200 компании DHL (в общей сложности погибли 71 человек), Швейцария тоже поначалу заняла позицию, удивившую всех - женевские власти пытались уклониться от признания своей вины, отвлечь внимание от катастрофы и "заболтать" вопрос о компенсациях.

Ни одна страна не хочет, чтобы ее воспринимали как территорию, над которой сбивают мирные самолеты. Репутация хоть и является вещью неосязаемой, способна влиять на вполне конкретные международные отношения, а также политические и экономические договоры, из них проистекающие. Но теперь Украина имеет формальное право открещиваться от произошедшего в духе "да, инцидент был, но мы все уладили, а посему дальнейшие разговоры об этом неуместны". Видимо, в Киеве полагают, что родственники утешатся деньгами, а те из них, кто останется недоволен, в дальнейшем претензии предъявить не смогут.

Примечательно, что когда дело начинает затрагивать интересы самой Украины, ее позиция тут же меняется на противоположную. Достаточно вспомнить то, что в украинском общественном мнении именуется "голодомором" - события 1932-1933 годов, повлекших страшный голод. Под этим словом на Украине понимается целенаправленное уничтожение украинского народа, фактически геноцида, направлявшегося, естественно, из Москвы. В постсоветское время эта теория прочно утвердилась в некоторых академических кругах Украины, в украинских СМИ и общественном сознании. Отдельные украинские политики называют "голодомор" "холокостом украинского народа" и пытаются добиться юридического признания этого факта со стороны ООН, со всеми вытекающими последствиями для России. Эта карта разыгрывается регулярно и так же регулярно звучит мотив полной юридической ответственности России как правопреемницы СССР за события 1932-1933 годов. Ну а где юридическая ответственность, там и экономическая…

Понятно стремление украинцев придать делу о гибели Ту-154 характер события, отошедшего в область истории. Понятны и чувства родственников, не согласных с позицией Украины - люди потеряли своих близких, которых не воскресить никакими деньгами, а попытки Украины отказаться от официального признания своей вины только усиливают их гнев. Понятно и то, что международная политика - это постоянный поиск компромиссов; вот почему Москва признала, что ратификация соглашения полностью отвечает интересам России и родственников погибших, которые приняли содержащиеся в нем условия. Непонятно только, почему Украина, изо всех сил пытающаяся быть европейской державой, в некоторых случаях ведет себя ну совершенно не по-европейски. Как сказал бы малороссийский классик, "из этого черт знает что может произойти".

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях