Главная
 

Александр Мороз: Нужно поставить точку!

11 декабря 2000, 11:14
0
7

После обнародования аудиозаписей с компроматом на высших должностных лиц лидер Социалистический партии Украины Александр Мороз оказался в центре внимания не только страны, но и всего мира. О деле Гонгадзе с ним беседует киевский корреспондент газеты «Время новостей» Светлана Степаненко.

- Александр Александрович, готовы ли вы к тому, что пленки, предоставленные вами, украинское следствие откажется принять в виде вещественного доказательства причастности Леонида Кучмы, Владимира Литвина и Юрия Кравченко к исчезновению Георгия Гонгадзе?

- Я понимаю, что сведения, добытые оперативным путем, могут не приниматься во внимание следствием. Но проигнорировать подобные данные в расследовании дела Гонгадзе следствие не имеет права. Напомню, что оно выслушивает и проверяет даже анонимные звонки. Информация же, которая содержится на пленках, связывает в единую цепочку многие разрозненные факты, связанные с исчезновением журналиста. Да, это анонимные сведения, но они свидетельствуют об очень конкретных вещах: о наружном наблюдении за Гонгадзе, установленном властями, о преследовании грузинского посла за то, что он обнародовал анонимный звонок, наводящий на след похитителей журналиста, о преследовании оппозиционной прессы. После этого в ином свете видится информация о теле без головы, которое найдено в Тараще, путанные, недостоверные объяснения на сей счет заместителя министра внутренних дел на заседании парламента, попытки милиции сорвать телемост между украинскими журналистами и студией в Страсбурге, где собрались по данному вопросу европейские парламентарии. Словом, выстраивается цепочка данных, которые нужно проверить следствию. Кассета не является аргументом обвинения, но данные сведения могут быть подтверждены доказательствами, которые сопутствуют самому рассмотрению. Точка в деле исчезновения журналиста должна быть поставлена. Что касается причастности высших должностных лиц, то это уже морально-политический аспект проблемы. И здесь свое слово должен сказать Леонид Кучма. Негоже прятаться в кусты, нужно решать все то, что вытекает из уже известного депутатам. Если будет официальное обращение Генпрокуратуры, я помогу следствию найти десятки институтов судмедэкспертизы за рубежом, которые проверят пленки, и, я подчеркиваю, подтвердят достоверность этих записей.

- У вас уже есть подобное заключение?

- У меня есть выводы специалистов, которые занимались экспертизой пленки. Заключение же может быть выдано только после официального обращения украинских органов власти. Если прокуратура захочет узнать истину, она так и сделает. Если же нет, то предпочтет делать экспертизу на Украине. Я сомневаюсь в ее выводах не потому, что у нас плохие специалисты. На Украине один из лучших институтов судебно-медицинской экспертизы в бывшем Союзе, но он фактически подчинен подозреваемому в данном преступлении.

- Испытываете ли вы давление со стороны властей?

- Да, в первую очередь через СМИ, где ложь разливается очень интенсивно. Газета соцпартии «Товарищ» блокировалась два дня, газета «Грани» так и не выходит в печатном виде.

- Вы уверены, что вас не подставили и пленки являются оригиналами?

- Те, кто так ставит вопрос, не могут не понимать: в том виде, в котором материалы направлены в прокуратуру и другие структуры, оригинал не может существовать. На одной кассете записано 11 сюжетов, то есть документ сформирован с помощью 11 оригинальных записей. Если Кучму беспокоит, где оригинал, должно быть возбуждено уголовное дело в связи со съемом информации из кабинета президента. Это будет равнозначно признанию достоверности документа. Впрочем, та кассета, которую я получил и передал в прокуратуру, -- абсолютно доказуемый документ для использования его в судебном разбирательстве.

- То есть по копиям тоже можно судить о достоверности записи?

- Конечно. На лингвистической экспертизе каждый звук разворачивается на осциллографе, и, если там присутствует монтаж, это можно элементарно доказать. Перед тем, как предать документ огласке, я убедился в этом сам, поэтому у меня нет сомнений по поводу достоверности пленки. Версии о том, что кто-то таким образом ведет игру против меня, несостоятельны. Слишком уж дорогое удовольствие! Проще было бы написать какую-то чушь и вложить мне это в уста, вместо того чтобы затевать такую сложнейшую, практически малоосуществимую комбинацию. Думаю, все это понимают.

- Президент заявил, что это происки иностранных спецслужб. Как вы оцениваете это высказывание?

- Следовало бы спросить, а что именно является происками -- запись его разговоров или монтаж недостоверных данных? Если спецслужбы осуществили второе, пусть он делает по этому поводу соответствующие заявления, посылает ноты протеста -- у него есть структуры, которые подготовят для этого материалы. Однако все это чушь: я убежден, что западные службы никакого отношения к этому не имеют, да и сама пленка не поддельная.

- Украинские СМИ цитировали высказывание голландской журналистки, которая первой на Западе обнародовала эти пленки, о том, что техническая экспертиза невозможна из-за плохого качества. Что вы об этом думаете?

- Очередное передергивание фактов. Специалисты, с которыми общались наши представители, заявили, что могли бы подтвердить аутентичность пленок, даже пользуясь техническими средствами пятилетней давности. Единственным препятствием для подписания официальных документов является отсутствие запроса структур, которые ведут уголовное дело.

- Каковы могут быть последствия обнародования этих данных? Смена власти в стране, отставка действующего президента?

- Меня интересует судьба журналиста Гонгадзе, улучшение моральной обстановки в обществе. Я на такие последствия рассчитываю. И еще один нюанс. Дело касается не только Гонгадзе. Есть целая серия странных историй, на которые еще предстоит дать ответ: кто расстрелял народного депутата Щербаня, случайна ли смерть лидера «Руха» Чорновола, депутатов Мясковского, Драгомарецкого, кто избил Ельяшкевича. Кстати, последний написал письменное заявление в Генпрокуратуру, что заказчиком его зверского избиения был президент Украины. Как вы думаете, почему не возбуждено уголовное дело по факту клеветы на президента? Потому что он и другие структуры промолчали.

-- Не кажется ли вам, что дело с пленками постепенно заглохнет, как и многие другие?

- Не думаю.

Есть ли международные механизмы влияния на это дело? Может ли оно быть расследовано на уровне евроструктур?

- ПАСЕ может потребовать доклад об обстановке на Украине. Уже откликнулся Европарламент. Председатель Комиссии Европарламента г-н Вирсма обратился к спикеру Рады Плющу с письмом по поводу создания необходимых условий для объективного рассмотрения дела Гонгадзе. ОБСЕ также подключился к процессу экспертизы. С другой стороны, подключение европейских институтов -- не самоцель. Нашим экспертам наконец должны помочь выяснить, в Тараще найдено тело Гонгадзе или нет? Прошло уже полтора месяца, а следствие до сих пор не сделало экспертизу на ДНК. Несмотря на письменные заявления жены и матери исчезнувшего журналиста, никто к ним не обращается даже для опознания. Но ведь это же первый признак преступного поведения конкретных лиц!

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях