Главная
 

РЖ: Фактор НАТО в новой военной доктрине Украины

1 июля 2004, 17:09
0
22

России стоит серьезней отнестись к яркой демонстрации Украиной своих геостратегических приоритетов, - пишет Олег Белослудцев в статье "Фактор НАТО в новой военной доктрине Украины", опубликованной 30 июня в российском издании "Русский журнал".

Принятие военной доктрины Украины не явилось сенсацией для большинства российских и украинских экспертов. Многие специалисты поспешили назвать этот документ "предсказуемым" во всех его принципиальных пунктах, а четко выраженный курс на вступление в НАТО был расценен как политический жест для "внутреннего потребления". Однако некоторые аналитики придерживаются того мнения, что России стоит серьезней отнестись к столь яркой демонстрации Украиной своих геостратегических приоритетов. По мнению военного эксперта Леонида Ивашова, высказанному в интервью "РИА-Новости", декларации и реальные шаги Украины превращают ее в тот самый плацдарм для военно-политического давления стран Запада и НАТО, о котором говорил Владимир Путин в своем послании Федеральному Собранию.

Президент Украины Леонид Кучма 15 июня 2004 года подписал указ, которым была утверждена новая военная доктрина Украины. Это событие стало очередным в цепи действий украинского руководства по изменению нормативно-правовой базы в области военной политики. Цель изменений очевидна - приближение к стандартам НАТО.

Украина, если исходить из стратегических интересов, является наиболее важным для России государством на постсоветском пространстве: она занимает исключительное геополитическое положение, является второй по значению после РФ державой на территории бывшего СССР, обладает мощным военным потенциалом. С момента образования украинского государства его руководство пытается проводить самостоятельную военную политику, которая базируется на двух основных принципах: в отношении СНГ - внеблоковость и неучастие ни в каких военно-политических объединениях; в отношении НАТО - максимальный уровень сотрудничества и намерение вступить в Североатлантический альянс.

Основным военно-политическим документом на Украине является Военная доктрина. Прежний ее вариант был принят Верховной Радой 19 октября 1993 года. На текст доктрины оказал сильное влияние тот факт, что Украина сразу после обретения независимости в 1991 году провозгласила себя внеблоковым государством. Провозглашение внеблокового статуса было политическим решением, направленным на обеспечение нейтралитета Украины по отношению к событиям на постсоветском пространстве и неприсоединение к структурам коллективной безопасности СНГ. Тогда о близких отношениях с НАТО, а уж тем более о вступлении в Альянс, на Украине всерьез никто не говорил.

Доктрина охватывала все относящиеся к военной политике аспекты, а также вопросы строительства вооруженных сил. В ней говорилось: "Украина исходит из того, что она не является потенциальным противником никакого конкретного государства", "не выдвигает территориальных претензий к другим государствам и не признает никаких территориальных претензий к себе" и "своим потенциальным противником будет считать государство, последовательная политика которого представляет военную опасность для Украины, ведет к вмешательству в внутренние дела Украины, к угрозам ее территориальной целостности и национальных интересов". Нетрудно догадаться, что эти положения, по мысли разработчиков доктрины, должны были быть адресованы России. Военная доктрина формулировала также задачи вооруженных сил: "защита независимости, территориальной целостности, неприкосновенность Украины".

Однако спустя всего четыре года на Украине раздались призывы к пересмотру военной доктрины. Бывший министр обороны - генерал армии Виталий Радецкий в 1997 году заявил о необходимости разработки и принятия новой Военной доктрины Украины, положения которой в целом определяли бы деятельность государства в сфере обороны и национальной безопасности на будущее. Он аргументировал это необходимостью привести Военную доктрину в соответствие с принятой в 1996 году Конституцией Украины. Кроме того, по мнению В.Радецкого, настало время по-новому определиться с безблоковым статусом Украины.

Являясь на тот момент генеральным военным инспектором Украины, В.Радецкий выражал, безусловно, официальную точку зрения военно-политического руководства страны на дальнейшее развитие положений Военной доктрины.

Возможность отказа Киева от внеблокового статуса закрепила принятая Верховной Радой 16 января 1997 года Концепция национальной безопасности Украины. В ней оговаривалась возможность присоединения Украины к существующим системам безопасности, а также не исключалось создание новых с участием Украины.

О необходимости изменения Военной доктрины на Украине на протяжении последних пяти-шести лет говорили многие. Украинские специалисты полагали, что Военная доктрина перестала отвечать новым реалиям и сдерживала развитие военной сферы. По их мнению, одним из существенных недостатков доктрины являлось отсутствие анализа современной политической ситуации в мире и регионе, определение места Украины в системе региональной и коллективной безопасности. В ней также отсутствовали приоритетные направления международного сотрудничества по предотвращению войн, вооруженных конфликтов, противодействию проявлениям терроризма в новых геополитических условиях. Вместо конкретных исходных данных для проведения военной реформы доктрина содержала лишь общие задачи, длинный список пожеланий и не подкрепленных ресурсами приоритетов. Кроме того, как полагали на Украине, доктрина нуждалась в изменениях в соответствии с изменившимися внешними и внутренними реалиями, и прежде всего - с решением украинского руководства начать процесс присоединения к НАТО.

Как известно, 23 мая 2002 года решение об этом принял Совет национальной безопасности и обороны Украины. А спустя год, 19 июня 2003 года, Верховная Рада приняла закон "Об основах национальной безопасности Украины", где на законодательном уровне была закреплена стратегическая цель Украины - "обретение членства в Организации Североатлантического договора". На эти действия Украины повлияли события, связанные с атакой террористов на США 11 сентября 2001 года и вторжением антисаддамовской коалиции в Ирак. Понимая, что обеспечить полную военную безопасность собственными силами украинское государство не в состоянии, руководство нашего суверенного соседа решило переложить решение этой проблемы на плечи НАТО.

Новый вариант военной доктрины был разработан на Украине к 2000 году. Затем в течение четырех лет шло обсуждение ее положений в различных государственных и общественных структурах. И вот документ принят. В отличие от предыдущей доктрины, к принятию нынешней Верховная Рада не имела отношения. Документ разрабатывался под эгидой Совета национальной безопасности и обороны Украины, а подписан главой Администрации украинского президента Виктором Медведчуком.

По сравнению со старым вариантом в новую редакцию Военной доктрины внесены существенные изменения. Они касаются, прежде всего, вопросов углубления сотрудничества с евроатлантическими структурами безопасности и осмыслению военно-политической роли Украины в современном мире. Новая доктрина, по сути, не является программным документом, в котором говорится лишь о подготовке страны к войне. В ней также широко изложены взгляды руководства на предотвращение войны и военную безопасность Украины. Важнейшую роль в противодействии военным угрозам Военная доктрина отводит углублению отношений с НАТО и ЕС.

В новой доктрине, в отличие от предыдущей, дается оценка военно-политической обстановке вокруг Украины и характера существующих и потенциальных угроз национальной безопасности в военной сфере. Среди основных составляющих обеспечения военной безопасности отмечены развитие военно-политического партнерства и сотрудничества с НАТО и ЕС и участие в миротворческой деятельности. Особое внимание уделяется укреплению внешних гарантий национальной безопасности. Для этого предполагается существенное углубление отношений с НАТО и ЕС и полноправное членство в этих организациях.

В разделе, посвященном военно-стратегической составляющей Военной доктрины, особое значение придается реформированию украинских вооруженных сил, нацеленного на приближение к стандартам НАТО. После реформы украинская армия по характеру, составу, системе управления, обучению и подготовке должна максимально напоминать армии натовских государств. Это необходимо для совместимости вооруженных сил во время действий при проведении миротворческих операций и участии в урегулировании вооруженных конфликтах.

Таким образом, новая доктрина создает надежную правовую основу для дальнейшего развития сотрудничества украинской армии с вооруженными силами государств - участников НАТО. По мнению секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Владимира Горбулина, "такая совместная работа - это возможность сравнивать то, что могут делать вооруженные силы Украины, с тем, что могут вооруженные силы стран НАТО". Учитывая сложное финансовое положение Украины, это единственная возможность знать, что происходит в технически передовых и хорошо обученных армиях стран НАТО. Как известно, цель создать небольшую, хорошо оснащенную и обученную, совместимую со стандартами НАТО армию закреплена в реализуемой в настоящее время Государственной программе развития и строительства вооруженных сил, рассчитанная до 2005 года, утвержденной в январе 1997 года президентом Л.Кучмой. Реализация этой программы сопровождается большими трудностями, связанными, прежде всего, с нехваткой финансовых средств на ее осуществлении. Так, в связи с недостаточным финансированием военно-политическое руководство Украины в феврале 2000 года пришло к выводу о необходимости уточнения программы.

Большое внимание на Украине - и это отражено в новой Военной доктрине - уделяется участию в миротворческой деятельности, особенно под эгидой НАТО. При этом военно-политическое руководство Украины преследует две основных цели: во-первых, продемонстрировать руководству Альянса свою лояльность в условиях серьезных противоречий между членами НАТО, связанных с войной в Ираке, а во-вторых, улучшить свое финансовое положение в военной сфере за счет средств, получаемых Украиной от миротворческой деятельности. Достаточно сказать, что участие украинских миротворцев в операциях в Косово, Боснии, Ливане, Сьерра-Леоне и других странах позволяет Украине на треть покрывать затраты на содержание вооруженных сил.

Многих на Украине беспокоит тот факт, что военным контингентам из стран НАТО все чаще приходится решать боевые задачи не только в зонах ответственности Альянса, но и далеко за его пределами. Достаточно упомянуть акции в Афганистане и Ираке. При этом военнослужащие подвергаются серьезному риску. Кстати, одним из главных аргументов против присоединения Украины к Договору о коллективной безопасности, заключенному 15 мая 1992 года в Ташкенте, был аргумент о возможном втягивании Украины в конфликты на пространстве СНГ. Сейчас доводам, связанным с опасениями быть втянутым в вооруженные конфликты с участием НАТО (а вероятность этого сейчас гораздо выше, чем участие в конфликтах на постсоветском пространстве), украинское руководство не придает особого значения.

В новой Военной доктрине, так же как и в прежнем ее варианте, определяются задачи Украины по руководству вооруженными силами, а также рассматриваются экономические и военно-технические аспекты обеспечения безопасности страны в военной сфере.

Таким образом, принятие новой Военной доктрины еще раз подтвердило приверженность Украины идее стать полноправным членом НАТО в обозримом будущем. Некоторые специалисты даже поспешили назвать дату приглашения Украины в Альянс - 2008 год. Однако готовность вооруженных сил страны к вступлению в НАТО не является достаточным условиям для принятия в Альянс. Также серьезно оцениваются и такие критерии, как уровень развития демократии и гражданского общества, степень защиты прав и свобод человека, независимость прессы, тенденции экономического развития, уровень благосостояния граждан и т.п. И если в военной сфере Украина при определенных условиях может претендовать на членство в НАТО, то другие сферы развития государства еще предстоит серьезно подтягивать до средненатовского уровня. Поэтому холодным душем для украинского руководства были слова нового генерального секретаря НАТО Яапа де Хоопа Схеффера о том, что он не представляет себе Россию, Белоруссию и Украину членами Альянса. Если в России и Белоруссии, не заявлявших о стремлении вступить в НАТО, к этим словам отнеслись спокойно, то на Украине заявление генсека НАТО вызвало шок.

Принятием новой Военной доктрины накануне саммита НАТО в Стамбуле Украина попыталась подать Альянсу знак о том, что она не собирается отказываться от идеи стать его членом. Как воспримут этот знак в НАТО - покажет время.

ТЕГИ: УкраинаСШАЕСКанадамиграция
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях