Главная
 

Новые Известия: Тени забытых фильмов

Новые Известия, 16 июля 2004, 16:40
0
5

В Украине почти перестали снимать кино, - пишут Юрий Макаров и Андрей Капустин в статье "Тени забытых фильмов", опубликованной 16 июля в российской газете "Новые Известия".

Минувший фестивальный сезон ясно показал, что российское кино вновь становится конкурентоспособным на международном рынке. Тем временем киноиндустрия стран СНГ преодолевает кризис 90-х с огромным трудом. К примеру, на Украине собственное производство почти свернуто. Выжить некогда процветающим Киевской, Одесской и Ялтинской киностудиям помогают российские коллеги.

В буфете когда-то роскошного, а ныне обветшалого столичного Дома кино можно встретить смутно знакомые лица - много лет назад они смотрели с плакатов и обложек советских журналов. Кофе и коньяк здесь дешевы, интерьеры привычны, новых людей мало. Тем для обсуждения также не много: похороны очередного ветерана и право собственности на недостроенный дом творчества в Крыму, который, "если найти делового партнера, станет приносить бывшим кинематографистам сумасшедшие доходы". Чтобы попасть в этот буфет, нужно обойти лотки с носками, дешевой парфюмерией и уродливой обувью: все свободное пространство бывшего храма десятой музы теперь отдано под "Выставку-ярмарку отечественных производителей", проще - под вещевой рынок. Посреди динамичных, сияющих витринами центральных кварталов Киева все это выглядит вполне кинематографично - как экскурсия в прошлое.

Сегодня на Украине есть шесть киностудий, два киноархива, пара вузов, где готовят режиссеров, операторов и актеров, несколько серьезных специализированных периодических изданий и собственный союз кинематографистов. Есть кинофестиваль "Молодость", признанный едва ли не самым авторитетным в мире смотром дебютантов. Есть, наконец, департамент кино в министерстве культуры. Не хватает одного: новых украинских фильмов.

Украинский кинематограф, похоже, давно утратил способность удивлять. В шестидесятых-семидесятых годах здесь царило творческое, так называемое поэтическое кино, ориентированное на интеллектуалов. Его последователи были на плохом счету у властей. Закрытие картин и ограничение проката были далеко не самым жестким средством усмирения творцов. Сергей Параджанов ("Тени забытых предков") сегодня считается местным классиком, хотя именно украинские власти некогда упекли его в лагерь на несколько лет, а затем сделали все, чтобы он покинул республику. Редкие удачи в массовых жанрах, вроде работ Леонида Быкова ("В бой идут одни старики"), не пользовались поддержкой не только властей, но и коллег по цеху. В результате к "перестройке" представители национальной киношколы утратили навыки работы.

Сегодня министерство культуры пытается распределить жалкую, по масштабам современной киноиндустрии, сумму порядка 2 миллионов долларов. Этого может хватить от силы на пять картин, причем половину сметы съест пленка. Пару лет назад весь годовой бюджет достался режиссеру Юрию Ильенко (он когда-то работал с Параджановым над "Тенями"). В 2002 году Ильенко представил в Берлине свою творение "Молитва за гетмана Мазепу". Жюри Берлинского фестиваля осталось равнодушным к скандальной "Молитве", где в первые же минуты демонстрировалась сцена совокупления самодержца Петра с гренадером. Критики разнесли работу. Оригинальные изобразительные решения (режиссер сталкивал в кадре натуру с подчеркнуто условными картонными декорациями) утонули в драматургической невнятице и столь же картонной публицистике, не к месту прорывающейся в костюмном фильме. Ильенко громогласно обещал, что работа вернет украинского зрителя в кинотеатры. Говорят, осенью этого года, наконец, "Молитву" покажут в прокате. Можно рассчитывать на дневные сеансы в одном-двух залах.

Украинского же зрителя вернули в кинотеатры американские "Звездные войны" и "Властелин колец". Незамеченной прошла премьера амбициозного проекта "Богдан Хмельницкий" Николая Мащенко. В минувшем году тридцатипятилетний Олесь Санин снял фильм "Мамай" - также на историческом материале. Картина, при всей изысканности кадра, потеряла актуальность еще до выхода в прокат. То, что в стране всерьез обсуждалась возможность претендовать с "Мамаем" на Оскар за лучший иноязычный фильм, свидетельствует только о близорукости местной творческой среды.

Из мэтров лишь киевлянин Роман Балаян ("Полеты во сне и наяву") и одесситка Кира Муратова продолжают выпускать новые фильмы, и то не в Киеве и не в Одессе, а в Москве. Те режиссеры, которые находятся в рабочей форме, давно на телевидении снимают ток-шоу или викторины, буквально единицы занимаются телесериалами. Анатолий Матешко после успеха "Дня рождения Буржуя" обосновался в Москве, Дмитрий Томашпольский и Андрей Бенкендорф в Санкт-Петербурге, Вячеслав Криштофович ("Ребро Адама", "Приятель покойника") остался в Киеве, но работает по заказу НТВ. Разумеется, возникает соблазн перенести российский опыт на оценку местных перспектив: мол, в Москве лет десять назад тоже готовились хоронить отечественный кинематограф, а теперь - сотня фильмов в год, международные призы, жанровое разнообразие... Но поверить в это сложно: нет внятной государственной политики, творческая среда вялая и вязкая.

Вряд ли в обозримое время на Украине появятся ленты, способные конкурировать в прокате с голливудскими блокбастерами. Однако взрывной рост сети кинотеатров (новые открываются каждый месяц) и возрождение привычки ходить в кино (кассовые сборы за год выросли в 2,5 раза, достигнув 20 миллионов долларов), возможно, встряхнут сонный украинский киномир и заставят его обратиться лицом к своему зрителю.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях