Главная
 

Neue Zuercher Zeitung: Донецк мечтает о вчерашнем дне

9 февраля 2005, 17:57
0
15

О поиске самоидентичности в "витрине социализма" пишет журналист швейцарского издания Neue Zuercher Zeitung Томас Фезер в статье "Донецк мечтает о вчерашнем дне", опубликованной 9 февраля.

Бывший когда-то центром советской тяжелой промышленности, город Донецк на Восточной Украине, пораженный длительным экономическим кризисом, сильнее, чем прежде, держится за давний миф "витрины социализма". В его поисках самоидентичности остальная Украина и соседняя Россия играют лишь второстепенную роль.

Его поза - правая рука в кармане спецовки, растопыренные пальцы на свободной левой - свидетельствуют о том, что Федор Андреевич Сергеев собирается выступить с речью на рабочей сходке. В этой позе в 1967 году к 50-летию Октябрьской революции скульпторы увековечили в Донецке самого популярного активиста молодого Советского Союза - Артема, как сам себя называл этот народный трибун в сапогах, шахтер, который в 1905 году организовал в Харькове восстание, а в 1917 году снова мобилизовал рабочие массы. Став позже председателем центрального комитета профсоюза горняков, этот идеальный советский человек, который не только выступал с зажигательными речами, но и энергично работал под землей, в 1921 году в возрасте 38 лет погиб в результате несчастного случая.

Его бронзовая статуя, высота которой вместе с гранитным постаментом достигает 10,5 метров, господствует на одной из крупнейших площадей 1,2-миллионного города, столицы восточно-украинского Донецкого бассейна. Такие площади, связанные друг с другом широкими транспортными артериями, создают облик индустриального центра, занимающего площадь почти в 360 кв. км, почти полностью заново и с размахом отстроенного после Второй мировой войны. Функциональную монотонность архитектуры этого города разбавляют многочисленные парки.

Пусть цветут розы

Расположенный на расстоянии около 700 км от Киева, город с его панельными домами никогда не входил в число туристических достопримечательностей Украины; даже в серьезных путеводителях о его существовании в лучшем случае упоминается. Тем не менее, в Донецке тоже есть турагентство, где захваченные врасплох сотрудники могут предложить иностранному гостю лишь запыленные проспекты начала 1980-х годов. Летняя достопримечательность этого крупного города, как можно из них узнать, - это "миллион розовых кустов", за разведение и уход за которыми в каждом районе отвечал свой завод. Но поскольку обанкротившиеся металлургические и угольные предприятия сейчас не имеют на это ни денег, ни персонала, частные предприятия под более или менее мягким давлением городской администрации берут теперь эту задачу на себя.

Ни один крупный город в Украине не противился более настойчиво десоветизации, чем Донецк. Если жители Западной Украины сразу после крушения Советского Союза свергали с постаментов памятники Ленину, то бронзовая статуя вождя революции в Донецке, население которого на 60% состоит из русскоязычных граждан, до сих пор стоит на площади своего имени. Единственная связь с Украиной - это другая площадь, названная в честь национального поэта Тараса Шевченко.

Донецк обязан своим рождением валлийскому промышленнику Джону Юзу, который в 1869 году получил от царя разрешение добывать уголь в малозаселенной сельскохозяйственной местности и построить там первый металлургический комбинат. Юзовка, как был назван горнорудный поселок, стремительно росла. То и дело возникали новые поселки, вливавшиеся в ее состав, и в 1917 году поселение с его немощеными улицами и вездесущими коровами, выглядевшее еще очень по-деревенски, получило статус города. Юзовка, переименованная в 1924 году в Сталино, после революции стала играть в экономике ключевую роль. Донбасс - это не просто район, это район, без которого построение социализма остается благим пожеланием, заявлял тогда Ленин.

Никакая область страны не подверглась при советской власти такой быстрой и бесцеремонной принудительной коллективизации; голод 1932/33 годов наиболее жестоко поразил именно Донбасс. Почти вся региональная элита пала жертвой сталинских чисток, ее представители целенаправленно заменялись русскими кадрами. Но для других регионов Советского Союза и Востока Донбасс казался привлекательным местом, которое притягивало к себе переселенцев. Преображенный после Второй мировой войны в "витрину социализма", город Сталино, который в 1961 получил новое название по притоку Дона, превратился в многонациональный город.

Если еще в 1950-е годы примерно 85% всех инвестиций в тяжелую промышленность приходилось на Донбасс, то с 1970-х интерес Москвы к Восточной Украине стал заметно падать. Все переключились на Сибирь и Казахстан, так как там уголь добывали открытым способом, что было легче и дешевле.

Экономический упадок

С 1980-х годов недовольство жителей ухудшающимися условиями жизни все чаще выражалось в стихийных и с каждым разом все более продолжительных горняцких забастовках, причины которых были не политическими, а экономическими. После крушения Советского Союза волна забастовок уже не прекращалась. В них включились даже врачи, медики, учителя и железнодорожники.

Когда в 1991 году Украина стала независимой, наиболее тяжелым наследием оказались устаревшие промышленные структуры, и началась многолетняя фаза экономического упадка. Четвертый по величине украинский город, население которого в 1979 году превысило один миллион, потерял свою прежнюю привлекательность, что доказывает все возрастающее количество пустующих квартир. Массовая безработица, обнищание населения и наркотики - вот образ городских будней. В педантично чистом центре это мало заметно, на следы разрушения наталкиваешься главным образом в окраинных шахтерских поселках, жители которых уже с давних пор обходятся без водопровода и газа.

Поэтому не надо удивляться, что многие жители Донецка горюют по недавнему прошлому. Тогда как у Киева имеются исторические корни, и он внешне все более походит на крупные западные города, жители Донецка, которому чуть более ста лет, после крушения Советского Союза все больше отворачиваются от остальной Украины и все активнее пытаются возродить "советскую мифологию" Донбасса. Так, по крайней мере, считает Керстин Мюллер, специалист по Украине из Франкфурта. Это желание самоидентификации восходит не к Украине и не к России, а, в основном, к самому Донбассу. Высшие чины городской администрации, которые тем временем взяли под контроль экономику, политические процессы и почти все общественные организации, уже десяток лет активно содействуют этой тенденции, приобретя тем самым симпатии населения.

С момента основания города его жители, как считает Керстин Мюллер, всегда знали единственную структуру власти, состоящую из промышленной элиты и политических функционеров. Она отвечала также за деятельность всех общественных учреждений. Теперь эта монополия оказалась основной помехой в деле модернизации региона. Ни в одном городе Украины не проживает столько олигархов, как в Донецке, и их все возрастающее влияние на национальную политику в последние два года уже стало бросаться в глаза. Бывший губернатор, премьер-министр и кандидат в президенты Виктор Янукович тоже принадлежит к "донецкому клану".

Иногда напряженный поиск возможностей самоидентификации региона приводит к гротескным результатам. В Донецке существует фонд под названием "Золотой скиф". Официальным направлением его деятельности является "содействие росту популярности Донбасса".


Перевод с немецкого - ИноПресса.

Оригинал статьи Donezk traeumt von gestern доступен на сайте Neue Zuercher Zeitung.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях