Главная
 

Мик: Приднестровье. Бег по замкнутому кругу...

8 ноября 2005, 12:37
0
8

На постсоветском пространстве сегодня есть много очагов нестабильности. Один из них - в Приднестровье. Об этом говорится в статье, опубликованной на сайте информационно-аналитического агентства "МиК".

Конфликт, в разрешение которого до последнего момента были вовлечены, помимо руководства непризнанной республики, власти Молдавии, Украины и России, с конца октября приобрел статус международного. В многосторонних переговорах, прошедших в Кишиневе 27-28 октября, кроме представителей России, Украины, ОБСЕ, Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) и Молдавии, приняли участие посланники США и ЕС - в качестве наблюдателей.

На том, чтобы встреча прошла в расширенном формате "5+2", настоял президент Молдавии Владимир Воронин. Однако особого эффекта это не принесло. По итогам переговоров российские и западные наблюдатели единодушно констатировали, что они закончились безрезультатно, как в отношении определения государственного статуса Приднестровья, так и по вопросам демилитаризации региона, нормализации ситуации в зоне безопасности и возобновления работы Объединенной контрольной комиссии.

Наибольшую обеспокоенность участвующий в переговорах представитель Государственного департамента США Стивен Манн высказал по поводу присутствия российского вооружения в Приднестровье - этот вопрос, как известно, в наибольшей степени беспокоит и Кишинев.

По разным данным, на складах в Кобасне сегодня сконцентрировано от 20 до 25 тысяч тонн боеприпасов. Специалисты рассчитали, что  сила потенциального взрыва может быть сопоставима с взрывом атомной бомбы мощностью в 10 килотонн тротила и способна разрушить абсолютно все в радиусе пяти километров - такие данные приводит "VOAnews". Впервые документ о вывозе этих боеприпасов был подписан Молдовой и Россией еще в 1994 году. В 1999 году на Стамбульском саммите ОБСЕ Россия взяла на себя обязательство вывезти свое вооружение до конца 2002 года, однако оно не выполнено до сих пор.

Одним из главных действующих лиц нынешнего переговорного процесса является президент Украины Виктор Ющенко. В конце июля с.г. он выступил с собственным планом урегулирования приднестровского конфликта, который был с воодушевлением воспринят руководством  Молдовы. Этот план предусматривает разработку концепции закона о статусе Приднестровья с последующим предоставлением самопровозглашенной республике широкой автономии в составе Молдавии (гарантами этого должны выступить Россия, Украина и ОБСЕ) и, что самое важное - демилитаризацию региона. Тогда Владимир Воронин заявил: "Мы считаем, что завершение вывода российских войск будет значительным вкладом Российской Федерации в достижение окончательного урегулирования приднестровской проблемы, который будет высоко оценен народом нашей страны". Российским войскам парламент Молдавии рекомендовал покинуть Приднестровье до конца 2005 года. В ответ на это министр обороны РФ Сергей Иванов заявил: "Хотеть не вредно!" и пояснил, что политика молдавского руководства "направлена на ухудшение российско-молдавских отношений", а \"наши войска в любом случае не уйдут, пока вся собственность Российской Федерации не будет выведена на российскую территорию\".

Через некоторое время последовали новые заявления российского министра. С. Иванов сказал, что Россия не выведет свои подразделения из Приднестровья до тех пор, пока не будет достигнуто "полномасштабного урегулирования приднестровского конфликта". На это заявление Воронин ответил: "Можно подумать, что в задачу министерства обороны входит политическое урегулирование".

Кстати, российские предложения по урегулированию конфликта Воронину не понравились: "На предложения России о федерализации Молдавии мы отвечаем отказом. Москва предложила ликвидировать Республику Молдова и создать новое союзное государство с Приднестровьем. Как бы отреагировала Россия, если бы кто-то предложил ей подобный план для урегулирования своих внутренних проблем?".

Российские наблюдатели, комментируя завершившийся переговорный процесс, обращают внимание на приглашение молдавского президента в адрес российского. В.Воронин пригласил В.Путина быстрее приехать в Кишинев для ознакомления с ситуацией на месте, так как, по его мнению, ему просто "морочат голову". Причем делают это те, кто "ежегодно отмывают в Приднестровье $2 млрд.".

Стоит отметить, что участники прошедших переговоров - представители ЕС Андриан Якобовиц де Сегед и США - Стивен Манн, считают, что у российской стороны нет ни одного веского аргумента, чтобы сохранить в этом регионе свое вооружение, а предыдущий опыт его эвакуации из других постсоветских республик доказывает, что это возможно. Однако российский участник встречи - посол по особым поручениям МИД Валерий Нестерушкин, пытался убедить их в обратном. В Кишиневе он заявил, что эвакуация боеприпасов невозможна по техническим причинам. В ответ на это глава миссии ОБСЕ в Молдове Уильям Хилл констатировал: "Есть и деньги и технические средства, и эксперты по эвакуации этих боеприпасов. Однако нет политической воли".

Сегед и Манн, участвуя в передаче "Европейский вектор" на молдавском Общественном телевидении, в свою очередь, пообещали, что Евросоюз и США будут продолжать настаивать на вывозе российского вооружения из Молдовы.

Согласия в ходе переговоров удалось достигнуть лишь по немногим вопросам: о начале мониторинга Приднестровского региона в целом и военно-промышленного комплекса, в частности. Речь идет о контроле за деятельностью шести предприятий, расположенных на левом берегу Днестра, которые производят разного рода оружие или детали к вооружениям. Отсутствие прозрачности на приднестровском участке молдавско-украинской границы, как заявили участники переговоров, способствует трафику этого оружия и появлению его в горячих точках планеты. Об этом, как известно, заявлял и Владимир Воронин, указывая и конкретный адрес - Беслан.

Следующий раунд переговоров запланирован на конец ноября - они пройдут накануне выборов в Верховный Совет Приднестровья, которые состоятся 11 декабря. ОБСЕ и Украина в силу очевидной нелегитимности этих выборов отказываются посылать на них своих наблюдателей. Однако президент Воронин возлагает на это событие особые надежды. Он уже заявил, что не сядет за стол переговоров с нынешним руководством Приднестровья, но готов вести их с новой командой, которая может прийти к власти в результате парламентских выборов.

Российские эксперты к перспективам урегулирования конфликта относятся с пессимизмом. Комментируя готовность молдавского руководства принять предложения украинской стороны и неприятие предложений российских, Александр Коновалов, президент Института стратегических оценок, сказал МиК:

- С  Молдавией, как вы помните, у нас был разработан план Козака. Его приняли, но в последнюю минуту Кишинев от него, под давлением ЕС или не под давлением, но отказался. Теперь принят украинский план… Но то, что в  Молдавии базы имеют еще меньший смысл, чем в Грузии, это очевидно, поскольку они отделены от нас довольно большим государством и там сейчас складывается ситуация, в которую как бы начинает включаться и  Приднестровье. В каком-то плане урегулирования Смирнов выразил в значительной мере согласие с тем, чтобы в нем участвовать. Ну, а если это так, то чего мы там поддерживаем?

Там есть русскоязычное население, и если, не дай бог, там началось бы повторение событий, которые были в Бендерах, тогда имеет смысл, чтобы у нас там была какая-то военная сила. Но мы же взяли на себя обязательства на Стамбульской конференции, что мы из Молдавии тоже уйдем, а украинский план предусматривает даже замену миротворцев, которые там сейчас есть, с российских на международных, ОБСЕ и, может быть, украинских тоже.

Украина ведь поначалу, когда в Молдавии только все начиналось, и мы предлагали, чтобы это была международная операция, и чтобы помимо России, там обязательно участвовала Украина, она поначалу согласилась, а потом отказалась, так как это деньги, расходы, лишняя головная боль. Ну а теперь они не отказываются что-то там делать. И там главная проблема уже, честно говоря, заключается не в том, будет ли там российская военная база или не будет, выводить ее все равно придется, а что делать с техникой, которую туда завозили чуть ли не веками?

Это ведь был южный фланг России, и там никакой 14-ой армии уже нет, а склады боеприпасов и вооружений очень обширные, и некоторые из них очень тяжело транспортировать. Попробовали как-то их взрывать на месте, уничтожать, но тут же экологи возмутились, и, наверное, они правы.

И, в общем и целом, надо одного опасаться, а у меня возникло такое ощущение, когда я слушал план Ющенко, что он как бы включает элемент втягивания ОБСЕ или даже НАТО в качестве гаранта, который обеспечит вывод российских войск. Вот этого бы не надо было делать. Не нужны такие гаранты, которые будут обеспечить вывод российских войск. И вообще не надо делать ничего такого, что бы намеренно подчеркивало, что это делается с принципиально антироссийских позиций, против России, и в расчете на ее бессилие. Если так будет делаться, то может все и сорваться.

Однако вслед за Виктором Ющенко к Евросоюзу и США апеллировал, как известно, сам Владимир Воронин, одновременно критически высказываясь о роли России в этом процессе. Будет ли успешным такое урегулирование? Отвечая на этот вопрос, Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ, сказал МиК:

- Мне кажется, что в ближайшее время ничего не изменится и все останется, как прежде. Что же касается призывов Воронина в адрес ЕС и США, то представить себе, что Евросоюз и США возьмут на себя проведение военно-полицейской операции по принуждению Приднестровья к тем условиям, которые выдвигает Молдавия, в нынешней ситуации достаточно сложно.

А молдавское руководство хочет именно этого. Потому что, собственно говоря, предложения России в виде меморандума Козака были в свое время приняты и той, и другой стороной, и только потом Молдавия их отвергла.

То есть, Приднестровье в целом готово на такие условия. Но на них не готова Молдавия. Поэтому молдавское руководство хочет заменить миротворческие силы, единственной задачей которых является разделение противоборствующих сторон, на военно-полицейские силы, которые бы силой заставили другую сторону принять позицию руководства Молдавии. Но я пока с трудом представляю реальную возможность осуществления этого плана.

И, несмотря на все эти всплески и резкие заявления, я думаю, что процесс переговоров будет продвигаться медленно.

- Но Владимир Воронин, в том числе, сказал, что Россия хочет создать с Приднестровьем новое союзное государство. Как Вы такие перспективы оцениваете?

Ну, это сделать достаточно сложно, хотя бы по той причине, что у нас нет общих границ. Поэтому представить такое развитие событий достаточно трудно. Во-вторых, такого особого желания нет и у Приднестровья. Они не хотят присоединяться к России. Поэтому я думаю, что опять же речь идет о попытке президента Молдавии занять выгодную позицию в ходе переговорного процесса. И вообще, они много наговорили в ходе этой встречи. Их министр обороны заявил, что приднестровское оружие использовалось в Беслане, не приводя никаких фактов. При этом очевидно, что если речь шла об оружии, которое лежит на складах, то это о нашем оружии шла речь. Но доказательств никаких представлено не было. В целом, я не вижу перспективы позитивного развития этого процесса.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях