Главная
 

"Сатана" превращается в "Днепр"

25 июля 2001, 10:08
0
19

Россия и Украина продвигают на гражданский рынок давно созданную "славянскую" ракету, пишет обозреватель российской "Независимой газеты" Андрей Ваганов. Для реализации этого программы, получившей название "Днепр", в 1997 году решениями правительств России и Украины была создана специальная российско-украинская Международная космическая компания "Космотрас". Впервые о перспективах и задачах программы "Днепр" генеральный директор МКК "Космотрас", действительный член Российской академии космонавтики им. Циолковского Владимир Андреев рассказал в интервью НГ.

Международные эксперты давно уже признали: межконтинентальной баллистической ракете РС-20, созданной еще в СССР, - нет равных в мире. Не случайно в натовской терминологии эта ракета получила название SS-18, или, более образно, "Сатана". В соответствии с договорами СНВ подлежат ликвидации 308 ракет этого класса. Однако специалисты России и Украины еще десять лет назад предложили создавать на базе этих ракет космический ракетный комплекс для выведения на круговые околоземные и высокоэллиптические орбиты коммерческих нагрузок. Для реализации этой программы, получившей название "Днепр", в 1997 году решениями правительств России и Украины была создана специальная российско-украинская Международная космическая компания "Космотрас". Она объединила головные предприятия двух стран, в свое время создававших МБР РС-20. Как стало известно корреспонденту "НГ", в настоящее время готовится, запуск ракеты-носителя "Днепр" с группой космических аппаратов различных стран. Старт запланирован на 4-й квартал нынешнего года. О перспективах и задачах программы "Днепр" рассказывает генеральный директор МКК "Космотрас" Владимир Андреев.  

Владимир Алексеевич, официально вашей компании уже четыре года. Можете ли вы обнародовать коммерческие итоги деятельности МКК "Космотрас"?

- Дело в том, что 1997 год - это год регистрации компании "Космотрас", которая создана по идее и по решению двух космических агентств - Российского авиационно-космического агентства и Национального космического агентства Украины. Самая тяжелая, уникальная боевая ракета превращается в мирный космический носитель. Естественно, до 1997 года ни о каких коммерческих результатах речи быть не могло. Были затраты и были большие усилия, которые приложила кооперация предприятий, которые мы объединяем.

А потом началось официальное создание и коммерческая эксплуатация ракеты-носителя "Днепр" в программе "Днепр". За это время совершены с полезными нагрузками два пуска. Кроме того, еще один пуск совершен без специальной полезной нагрузки, в рамках отработки отдельных технических аспектов программы.

- Кто же стали первыми заказчиками этих пусков?

- В двух запусках "Днепра" на орбиту выведено шесть космических аппратов: UoSAT-12 (Великобритания), MegSat-1 и UniSat >(Италия), SaudiSat-1A, SaudiSat-1B (Саудовская Аравия) и TiungSat-1 (Малайзия).

Сегодня говорить о больших экономических результатах в виде прибыли нельзя. Но тем не менее наши пуски показали: ракета-носитель "Днепр" - реальность на рынке. И этот результат, безусловно, признан всеми компаниями, которые производят малые и средние спутники в мире. И это главный на сегодня коммерческий и технический результат. Естественно, последующие пуски должны давать больше экономических выгод всей нашей кооперации и двум нашим государствам.

Не надо забывать еще и о том, что в течение нескольких лет обеспечены хорошо оплачиваемой работой несколько тысяч российских и украинских специалистов - гражданских и военных.

- Но все-таки, какой принцип деления прибыли был заложен в основу при создании МКК "Космотрас"?

- Суть нашей компании, ее экономическая идеология состоит в том, что права и возможности российских и украинских предприятий - учредителей нашей компании выражаются в соотношении "пятьдесят на пятьдесят". Без единого процента преимущества той или другой стороны.

Головной проектно-конструкторской организацией при создании ракеты РС-20 было государственное КБ "Южное" (Днепропетровск), производителем - ПО "Южмашзавод" (Днепропетровск), НПП "Хартрон-Аркос" (Харьков) и ряд других предприятий Украины занимались системами управления ракеты-носителя. Наземное оборудование и стартовые комплексы разрабатывали предприятия России. После распада СССР ракеты оказались собственностью Министерства обороны РФ и находятся у него на эксплуатации.

Естественно, впереди могут быть прибыли. Мы их считали, исходили из того, что можно большую часть ракет, имеющихся в РФ, превратить в ракеты-носители "Днепр". Начиная с 2003 года, средний темп пусков оценивается 4-5 в год…

- Но для этого, наверное, нужно согласовывать темпы ваших работ с теми темпами, которые предусмотрены по договорам СНВ, ведь именно они обусловливают темпы снятия ракет с боевого дежурства?

- Совершенно верно. В отдельных случаях время существования этих ракет в качестве возможной базы для создания носителя зависит от текстов будущих международных документов, которые будут приниматься. Естественно, мы свою роль, вместе с министерствами иностранных дел России и Украины, видим в том, чтобы целенаправленными действиями привести ситуацию к тому, чтобы существование этих ракет было продлено в плане их коммерческого использования. Одна проблема - срок службы РС-20 на боевом дежурстве. Это - большая политика. Мы на нее мало чем можем повлиять. Но другое дело - правильно распорядиться судьбой этих ракет после снятия их с боевого дежурства. И здесь мы вполне адекватно оцениваем свою роль.

- Известно, что 308 боевых ракет РС-20 Россия должна снять с боевого дежурства. На ваш взгляд, какая часть из этих 308 штук могла бы быть задействована для создания ракеты-носителя "Днепр"?

- У нас есть техническая возможность сделать не меньше 150 ракет-носителей. Правда, при этом мы исходили от базы не в 308 ракет, а от гораздо меньшей. Дело в том, что большая группировка РС-20 в Казахстане была уничтожена к 1997 году. В соответствии с международными обязательствами идет плановое сокращение и оставшейся в России группировки этих ракет.

Чтобы выполнить эту программу, нужно, как я уже говорил, выполнить целый ряд политических требований, а это работа не на один день. И, кроме того, параллельно нужно заниматься техническими проблемами, часть из которых мы уже решили.

- Например?

- Есть такое понятие - гарантированный технический срок хранения ракет на складе после слива компонентов ракетного топлива. Нам удалось усилиями своих конструкторов и производственников увеличить этот срок хранения в три раза.

- Вы уже сказали, что помимо технической, технологической стороны развития проекта "Днепр" существенную роль играет политическое сопровождение. Что можно сказать по этому поводу относительно позиции руководящих органов России и Украины?

- Мы с самого начала понимали, что такая крупнейшая международная программа, которая располагает базой в 150 тяжелых ракет, должна получить высшее одобрение и поддержку. И мы получили такую поддержку президентов двух стран - России и Украины. Эта поддержка выражена в целом ряде подписанных ими документов. Например, решением президентов России и Украины от 12 февраля 2001 года этой программе и в России, и на Украине придан статус государственных федеральных программ в области космоса и в области космического сотрудничества между двумя странами. И сейчас нами предпринимаются усилия к тому, чтобы третья сторона, Казахстан, на таком же президентском уровне присоединилась к этой программе.

Пусковые шахты находятся на Байконуре. Одна из них эксплуатируется, а три другие ждут своей очереди. Они использовались всегда в целях отработки советских ракетных комплексов РС-20. И сейчас в установленном порядке решается вопрос о передаче статуса ответственности за их эксплуатацию с Казахстана на российскую сторону. Вообще, в этой программе имеется целый ряд аспектов сотрудничества с Казахстаном. Например, поля падения первых ступеней ракеты-носителя находятся на территории Казахстана, сам космодром Байконур. Поэтому мы уже давно на контрактных, договорных основах вступили в сотрудничество с Казахстаном. Сейчас мы добиваемся того, чтобы этот статус был подкреплен на президентском уровне со стороны Казахстана. Заявление президента Казахстана по этому поводу находится в оформлении. Ведется переписка. Она связана с целым рядом международных соглашений, как, например, статус шахт. Здесь есть вопрос международной ответственности казахстанской стороны в связи с соглашением между Казахстаном и США. Нам надо гарантировать Казахстану ненарушение этого соглашение после декабря 2001 года.

Надо сказать, что многие в России и на Украине способствуют развитию программы "Днепр". Это прежде всего "Росавиакосмос" и Национальное космическое агентство Украины. Их руководители Юрий Коптев и Александр Негода лично участвовали в зарождении этой программы, в формировании ее идеологии и международного статуса. Решающую роль сыграла положительная позиция бывшего министра обороны России Игоря Сергеева. Вообще имеется постоянная поддержка программы со стороны Генерального штаба ВС России, Ракетных войск стратегического назначения, Космических войск, их руководителей и специалистов. В организации политической поддержки программы, организации взаимодействия России и Украины существенную роль играет посол Украины в России Николай Белоблоцкий.

- Хотя "Космотрас" - это российско-украинская компания, но в нашем разговоре всегда, как бы фоном, присутствует американская сторона...

- С самого начала было одобрено предложение дирекции "Космотраса" о том, чтобы выбрать на определенное время стратегическим партнером по маркетингу программы на западном рынке американскую авторитетную компанию. Такой компанией стала корпорация Thiokol Propulsion. Она нам полезна, как минимум, в двух аспектах. Во-первых, эта корпорация - лидер по производству твердотопливных двигателей для ракетной техники США. В том числе, она выпускает целое семейство двигателей, начиная от тяжелых ускорителей для системы "Шаттл", кончая маленьким ускорительными двигателями для полезных нагрузок на высоких орбитах. Во-вторых, корпорация Thiokol Propulsion очень авторитетна, и ее опыт в маркетинге, ее подход к продвижению ракетной техники на рынок, безусловно, был нам очень полезен, особенно в первые годы нашего существования. Кроме того, мы уже имели большой опыт совместной работы с этой компанией в различных конверсионных проектах.

- Но вы сами несколько раз уже подчеркнули, что рынок коммерческих космических запусков очень тяжелый, сложный, насыщенный. И ваш американский партнер тоже выпускает ракетные двигатели. Так, казалось бы, зачем Thiokol Propulsion еще расчищать поле для конкурентов?

- Дело в том, что ее двигатели могут успешно применяться в нашей системе "Днепр". И такие попытки уже делаются. Наша ракета трехступенчатая. Но есть такие комбинации пусков на высокие орбиты, когда четвертой ступенью является сама платформа, на которой стоит полезная нагрузка - спутник. Вот на этих ступенях, выше третьей, и могут использоваться двигатели корпорации Thiokol Propulsion.

- Какова эта полезная нагрузка?

- Около трех с половиной тонн. Зависит от высоты. По объему это примерно два вместе сложенные днищами "Мерседеса".

В некотором диапазоне высот вывода на орбиту энергетика ракет-носителей "Днепр" дает выигрыш по сравнению с другими ракетами-носителями этого класса. Кроме того, это получается у нас дешевле. Например, для того, чтобы конвертировать ракету SS-19 в ракету "Рокот" или ракету "Старт", надо сделать очень существенные доработки исходной ракеты. А чтобы сделать ракету "Днепр" из ракеты SS-18, надо совсем немного: лишь изменить один блок в системе управления и сделать средства интеграции полезной нагрузки с ракетой. Кроме того, нам, в отличие от других программ, не требуются масштабные работы по созданию или реконструкции сооружений на космодромах.

Вообще, когда мы говорим о ценах на рынке, важно понимать: в системе "Днепр" есть объективная предпосылка для предоставления заказчику более низких цен, чем в других носителях. Такая у нас ракета, такое детище мы раньше делали для боевых целей.

- Надежность, наверное, закладывалась еще в те времена, когда ракета создавалась как СС-18...

- Да, и она подтверждена 159 пусками по состоянию на сентябрь 2000 года. Наша техническая политика - как можно меньше отступать от тех технических решений, которые и определяли надежность ракеты SS-18.

Есть и еще один аспект в нашей ценовой политике. У нас нет западного партнера. Все остальные наши ракеты работают с западными партнерами: ракета "Союз" создается вместе с французами, "Протон" - с американской фирмой "Локхид", "Рокот" - с немцами. А западный партнер сразу автоматически значительно увеличивает цену.

Мы работаем сами - украинцы и русские... Thiokol Propulsion - наш маркетинговый партнер, работающий на контрактных принципах. В этом наше принципиальное отличие. И мы пока на рынке выживаем сами. Стараемся с пользой использовать имеющиеся материальные возможности и интеллектуальный потенциал, принести в Россию и Украину средства от зарубежных заказчиков.
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях