Главная
 

Украина: Европейские мечты и страхи

3 сентября 2001, 11:50
0
13

"Забота о собственной безопасности - единственное, что может прочно привязать Украину к России", пишет российский журнал "Эксперт". "Продуктом, с которым Россия может быть конкурентоспособной на Украине, является безопасность".

Десятилетний юбилей украинской независимости, пышно отпразднованный в конце августа, вызвал тем не менее вполне "похоронные" комментарии в большинстве украинских, западных и российских СМИ. "Украина не использовала свой потенциал. Ее государственность так и не состоялась. Украина возвращается в сферу влияния России" - таков лейтмотив юбилейных публикаций. Присутствие на торжествах в качестве главного зарубежного гостя президента России

Владимира Путина, казалось, только подчеркнуло очевидное: уже никто ни от кого никуда не бежит. Кстати, президентов 24 августа в Киеве было не густо - кроме Путина всего два: "уполномоченный Запада по украинским делам" президент Польши Александр Квасьневский и "брат по оружию" президент Македонии Борис Трайковский. Даже Александр Лукашенко не приехал. Наверное, если бы Путин с Кучмой на пару (или вместе с Трайковским) спели гимн Советского Союза, это никого бы не удивило.

В действительности все обстоит совсем по-другому. Российская политика по отношению к Украине сейчас находится на пороге очень серьезного кризиса.

Кризис отдельно, бизнес отдельно

Несмотря на то что в последние годы украинское направление было признано приоритетным во внешней политике России, суть двусторонних отношений не изменилась. По-прежнему главным фактором влияния России остаются поставки энергоносителей, долги за них, пути их транспортировки, а также зависимость экономики Украины от российского рынка сбыта. Администрация Путина действительно пытается использовать эти козыри более целенаправленно, нежели ее предшественники, добиваясь от Киева определенных уступок. Прежде всего - в части проникновения российского капитала на ключевые украинские предприятия. Создав анклавы российского присутствия и сформировав вокруг них местные группы влияния, можно попытаться поставить под свой контроль ситуацию в формально независимой стране, не раздражая при этом мировую общественность призраком восстановленной империи.

Однако если еще в прошлом году эта схема успешно работала, то сейчас ситуация радикально изменилась. Украина, несмотря на все прогнозы, научилась платить за газ и электричество, ее экономика на подъеме. Переходный период в стране заканчивается, и России необходимо подыскать новые продукты, с которыми она оказалась бы конкурентоспособной на украинском рынке влияния.

Как правило, мнение о том, что Украина галопом несется в пропасть, связано с "кассетным скандалом" и вызванным им политическим кризисом. Однако, по выражению одного из правительственных чиновников, "у нас кризис сам по себе, а бизнес сам по себе".

Рост ВВП за первое полугодие 2001 года по отношению к первой половине прошлого года составил 9,1%, рост производства - 18,5%, инвестиций - 23,6% при инфляции с января по июнь в 5,3%. И если в прошлом году рост был достигнут за счет развития экспортных отраслей, то в нынешнем он в значительной мере был обусловлен пробуждением внутреннего спроса. Это помогло украинской промышленности достаточно легко пережить ухудшение мировой конъюнктуры для экспортеров металла и химической продукции, а также проблемы с экспортом в Россию.

Характерный пример - черная металлургия. За первое полугодие, по данным заместителя министра промышленной политики Сергея Грищенко (интервью газете "Бизнес"), рост производства проката на Украине составил 24%, в то время как его экспорт увеличился всего на 4%. То есть основной прирост производства обеспечил внутренний рынок, который, по расчетам Минпромполитики, может вырасти в два раза - до 12 млн тонн стали в год, что компенсирует вероятное сокращение присутствия украинских металлургов на внешних рынках (характерно, что в числе наиболее растущих отраслей украинской экономики сейчас значится машиностроение - основной внутренний потребитель металла).

Впрочем, резко негативных изменений пока не происходит и с экспортом. Даже после 1 июля, несмотря на неблагоприятное для украинцев изменение режима взимания НДС в торговле с Россией, валютный рынок не зафиксировал снижения объема экспортных поступлений валюты в страну. А в ближайшее время они, по прогнозам, должны даже возрасти благодаря экспорту зерновых, рекордный урожай которых страна собрала в этом году. Созданные в ходе земельной реформы крупные капиталистические сельхозпредприятия стали одним из основных факторов роста в аграрном секторе Украины.

Завершение передела собственности в стране и оформление крупных финансово-промышленных групп также является одним из факторов экономического подъема, способствует выведению капиталов из тени и росту инвестиций. Кстати говоря, в структурном отношении некоторые украинские ФПГ продвинулись намного дальше российских. Так, в металлургической промышленности уже давно сформировались крупные вертикально интегрированные холдинги, включающие в себя угольные шахты, коксохимзаводы, металлургические комбинаты, поставщиков руды, транспортные и энергетические компании. В России же процесс подобного "собирательства" начался только год-полтора назад.

Что же касается положения населения, то нельзя забывать о выгодном географическом положении Украины (близость к Европе и выход к теплым морям). Это позволяет зарабатывать средства к существованию как в соседних странах (по некоторым оценкам, в государствах Восточной Европы постоянно работают до 2 млн украинцев), так и "челночной" торговлей. Кроме того, украинцы и вообще население южнорусских регионов всегда отличались большей предприимчивостью по сравнению со своими северными собратьями. Поэтому теневой малый бизнес на Украине получил гораздо больший размах, чем в России (за исключением Ростова-на-Дону и Северного Кавказа). Короче говоря, условия для процветания неформальной экономики на Украине более благоприятны, чем в России. Отсюда и удивляющая многих социальная стабильность украинского общества, которую не смогли нарушить даже шокирующие разоблачения деяний нынешнего президента.

Новая газовая политика

Символом российско-украинских экономических отношений до сих пор остаются долги Киева за поставляемый газ. Именно они считались тем рычагом, при помощи которого Москва сможет управлять политическим курсом Киева, а также получить наиболее ликвидную собственность в стране. Однако сейчас ситуация резко изменилась. При помощи очень жестких мер, экс-вице-премьер

Юлия Тимошенко и ее преемники в энергетическом секторе правительства сумели нормализовать расчеты по поставкам газа с Россией и прекратить его воровство из транзитного трубопровода. Украинские предприятия научились платить за газ, причем достаточно много - 60-70 долларов за тысячу кубометров, так что для конечных потребителей газ оказывается не намного дешевле, чем в Европе. Это позволило Киеву диверсифицировать снабжение страны газом и перейти на закупки значительных объемов топлива у Туркмении, стабильно расплачиваясь за его поставки. Наконец, благодаря мерам по снижению удельного веса газа в энергетическом балансе страны, отключению должников, а также внедрению энергосберегающих технологий собственниками крупных промышленных предприятий страны Украине удалось сократить потребление газа на 13% за первое полугодие 2001 года.

В результате Киев стал намного увереннее чувствовать себя на переговорах с Москвой о реструктуризации газовых долгов прежних лет (1,4 млрд долларов). Если ранее украинское правительство соглашалось распространить на них государственные гарантии, механизм которых мог затем быть использован для приватизации украинской собственности за долги, то с нынешней весны Киев занял гораздо более жесткую позицию. Результат не заставил себя ждать. 20 августа в ходе переговоров премьеров Михаила Касьянова и Анатолия Кинаха был предварительно согласован новый вариант реструктуризации долга. Его условия оказались весьма мягкими для Киева: срок реструктуризации - десять-двенадцать лет, причем к этим долгам украинское государство никакого отношения иметь не будет. Они признаются корпоративными долгами компании "Нефтегаз Украина", а если та будет нарушать график платежей, то Россия компенсирует потери за счет сокращения платы за транзит газа. С коммерческой точки зрения этот вариант можно признать очень удачным для Москвы, однако с мыслью о том, что украинскую собственность можно будет забрать за долги, придется распрощаться. Правда, ходят слухи, что в обмен на такие уступки Киев пообещал отдать российским компаниям ряд крупных предприятий, однако это вряд ли произойдет. В конце концов "вдруг" найдется кто-то, кто предложит на конкурсе большую цену или же парламент "вдруг" запретит приватизацию того или иного предприятия.

Короче говоря, проблема газовых долгов скоро перестанет быть способом давления Москвы на Киев. Конечно, зависимость Украины от поставок газа из России по-прежнему велика - ведь даже туркменский газ идет в страну по российской трубе. При этом в течение последних лет Москва успешно предотвращала попытки построить обходящие Россию транспортные коридоры по поставкам энергоносителей в страны Европы и Ближнего Востока. Однако новые проекты продолжают появляться с завидной регулярностью, что свидетельствует о значительной заинтересованности в них как элит некоторых бывших советских республик, так и крупных транснациональных компаний. И надеяться на то, что и в будущем СНГ останется клубом дружественных государств по совместной транспортировке энергоносителей в Европу, весьма рискованно.

Неприятной для Украины проблемой остаются планы России по строительству обходных газопроводов. Однако за время, пока они будут реализовываться, Киев надеется путем дальнейшего сокращения потребления газа (прежде всего за счет увеличения потребления угля) подготовить экономику страны к потере поступлений от газового транзита.

В стратегическом плане Москва вряд ли может полагаться и на зависимость украинской экономики от российского рынка сбыта, несмотря на то что он действительно является сейчас приоритетным для украинского экспорта. Во-первых, российское правительство само ведет дело к тому, чтобы перевести экономические отношения между Украиной и Россией в обычные для двух независимых государств рамки. Это, естественно, побуждает украинцев активно искать новые рынки сбыта или, если уж так дорог российский рынок, покупать предприятия в самой России. Курс Москвы на вступление во Всемирную торговую организацию тоже не побуждает украинский бизнес и правительство к изучению перспектив вхождения в Таможенный союз стран СНГ. Наоборот, есть стремление побыстрее привести законодательство в соответствие со стандартами ВТО, чтобы вступить в эту структуру раньше России. Ведь любой член ВТО может выдвигать свои требования к стране-кандидату, что для Киева было бы очень кстати.

Потребность в "крыше"

Продуктом, с которым Россия может быть конкурентоспособной на Украине, является безопасность. После "кассетного скандала", спровоцированного западными спецслужбами для устранения политической верхушки Украины, в сознании национальной элиты произошел радикальный поворот. Проблема безопасности - своей собственной и государства в целом - впервые за все десять лет независимости стала восприниматься как актуальная.

На уровне президента и его ближайшего окружения это вопрос личной безопасности после ухода со своих постов. Леонид Кучма, по конституции, будет править до конца 2004 года, и до тех пор именно этот мотив станет определяющим в его поведении. Пока, правда, никаких приемлемых решений здесь, видимо, не найдено - отсюда и циркулирующие по Киеву слухи о намерениях президента избираться на третий срок.

Безопасности крупных предпринимателей угрожают многочисленные уголовные расследования, проводимые в западных странах. Уже арестовано несколько влиятельных украинских бизнесменов. Безопасности их бизнеса угрожают "недружественное поглощение" со стороны российских конкурентов и все более усиливающееся давление со стороны Запада. Последний уже давно требует от Киева "зачистить" украинские бизнес-группы, мешающие продвижению американских и европейских компаний в энергетику, на рынок земли и СМИ.

Поэтому именно гарантии безопасности означенным выше группам станут в ближайшем будущем основным средством платежа на Украине. Вопрос, кому достанутся телекоммуникации, газотранспортная система, энергетика и прочее, теперь в большой степени будет зависеть от надежности представленных гарантий безопасности.

В принципе эти гарантии могут предоставить и некие силы внутри Украины, которые сумеют навести порядок в стране, усмирить оппозицию и поддерживать ровные, но выгодные для украинской элиты отношения с внешним миром. Однако такой вариант в условиях жесткого давления извне может и не пройти. Теоретически гарантии безопасности может дать и Запад. Однако становится все более очевидным, что США и ЕС не намерены идти на соглашения с представителями украинской элиты, а склонны ее просто поменять на более управляемую. Остается Россия. Тоже потенциально опасный вариант, однако с ней, по крайней мере, говоришь на одном языке и теоретически можно вести речь о разделе сфер влияния.

Государственная независимость поначалу воспринималась многими украинцами как защита от хаоса и непредсказуемости России. Украина без Великороссии была своего рода олицетворением векового идеала русской либеральной интеллигенции - маленькой европейской Россией, не отягощенной поднадоевшим бременем геополитической значимости. И сегодня многие хотели бы представить Украину простой европейской страной, в которой мирно живут, не воюя с чеченцами и не споря с Америкой.

Уверенность в завтрашнем дне осталась незыблемой даже после бомбежек Югославии. В Киеве тогда пришли к выводу, что Милошевич был наказан за свое плохое поведение, а если быть паинькой и следовать в русле генеральной линии евроатлантизма, то все будет хорошо.

События в Македонии, с которой Украина имеет самые тесные дружеские отношения, эту теорию разрушили до основания. Македония - образцово-показательная страна, где нет ни олигархов, ни производителей пиратских компакт-дисков, а сведения о коррупции в этой стране не проникали на страницы западной печати. И вообще Скопье вел себя как надо: никогда не артачился перед Западом, помогал ему во время войны в Югославии, соблюдал права нацменьшинств.

И вдруг - албанская проблема, более чем странное поведение НАТО и в итоге потеря контроля над страной, ее фактический раскол. Это приводит Киев к грустной мысли: на Запад как гаранта независимости рассчитывать не стоит. Восточная Европа превращается в зону перманентной нестабильности, которая вполне может докатиться и до Украины. Тем более что и здесь есть потенциальные очаги напряженности. Это противоречия между западными и восточными регионами, межконфессиональные раздоры, в перспективе - проблема крымских татар.

В такой ситуации быть скромным безобидным европейцем становится опасно. Посему необходимо вооружаться самим и искать союзников. Если на роль таковых не годится Запад, то остается Россия. Таким образом, безопасность может стать наиболее ликвидным товаром из всего российского экспорта на Украину да и в другие страны все более взрывоопасной евроазиатской "дуги нестабильности". Товар, который способен привязать к России весь регион крепче любых нефте- и газопроводов. Вопрос в том, захочет ли Россия кому-либо этот товар предложить. Платить ведь за него придется не только покупателю.

----------------------

Российский бизнесс на Украине

Российский бизнес давно уже обозначил свои стратегические интересы на Украине. По некоторым оценкам, после окончания приватизации на Украине примерно 60% местных предприятий будут принадлежать российскому капиталу. Однако текущая ситуация такова, что инвесторы из России не торопятся вкладывать нажитое в промышленные активы строптивого соседа. Мини-опрос наших бизнесменов, проведенный "Экспертом", показал, что чураются они Украины по той же причине, по которой западные инвесторы чураются России, - из-за высочайших политических рисков. Особенно страшны национализация и бюрократический беспредел. Тем не менее кое-что на Украине русскими уже куплено. Общее наблюдение таково: эти смельчаки (в первую очередь российские нефтяные и газовые компании) либо настолько богаты, что могут обращать себе во благо любые национальные риски, либо достаточно хитры (это скорее о российских металлургах), чтобы спрятать от глаз местной общественности свое российское происхождение.

Ниже в первом приближении представлена инвентаризация украинской собственности, уже перешедшей под контроль российского бизнеса.

Неизменный интерес для российских бизнесменов представляет топливно-энергетический комплекс Украины. Российские компании очень активно лоббировали приватизацию украинской нефтяной отрасли. И добились своего: из шести действующих на Украине НПЗ два принадлежат российским нефтяникам. "ЛУКойл" и Тюменская нефтяная компания стали владельцами контрольных пакетов Одесского и Лисичанского НПЗ соответственно. "ЛУКойл" купил НПЗ для того, чтобы облегчить экспорт нефти и нефтепродуктов через одесский терминал. Для ТНК Лисичанский НПЗ, расположенный на границе с Ростовской областью, стал очередным шагом для агрессии на новые рынки сбыта нефтепродуктов. Скорее всего, именно эта стратегия привела компанию "Альфа-Эко" (партнера ТНК) к мысли приобрести несколько украинских нефтесбытовых компаний, в частности "Сумынефтепродукт" и "Хмельницкнефтепродукт".

Что касается добычи нефти, то крупных месторождений на Украине нет. Страна зависима от поставок нефти, потребность в которой оценивается в 35-40 млн тонн в год. Поэтому альянс с российскими нефтяниками Украине выгоден. Тем не менее политические риски даже здесь остаются высокими. Например, не так давно была предпринята попытка пересмотреть итоги приватизации Одесского НПЗ.

В электроэнергетике Украины российских бизнес-структур замечено пока не было, впрочем, как и украинских, - массовая приватизация ряда энергетических мощностей только намечается. Но продаваемые объекты вряд ли вызовут интерес у российских компаний. Причина такова: те энергокомпании, которые находятся в непосредственной близости к западной границе Украины, либо приватизированы, либо не предлагаются к продаже. Поэтому вариант продажи избыточной энергии в Европу для российских инвесторов исключен. Альтернативный вариант - продажа электроэнергии в Россию - невозможен по другой причине. Дело в том, что украинская энергия гораздо дороже российской.

В газовой отрасли расклад прост. "Газпром" хочет получить контроль над газотранспортными магистралями в счет погашения госдолга Украины за поставки газа. Украинские власти пытаются найти менее жесткие для себя варианты решения проблемы.

В цветной металлургии, пожалуй, самым заметным российским приобретением считается Николаевский глиноземный завод (НГЗ). Его владельцем, как известно, является российский холдинг "Русский алюминий". Долгая и мутная история приватизации НГЗ завершилась лишь после того, как "Сибирский алюминий" отрядил на Украину вице-президента компании

Германа Ткаченко, который родом из Донецка. По одной из версий, г-ну Ткаченко удалось переломить ход борьбы за НГЗ только тогда, когда существенная доля (впрочем, менее контрольной) акций комбината перешла в руки украинцев.

Черная металлургия Украины - важнейшая отрасль экономики республики (по некоторым оценкам, на нее приходится до 30% ВВП страны). Но на украинские металлургические предприятия российские инвесторы не спешат, и тому есть две причины. Во-первых, в сравнении с Россией на украинских металлургических комбинатах дороже почти все составляющие себестоимости продукции - электроэнергия, газ, кокс, руда, а с недавних пор еще и транспортные тарифы. Предприятия выживают только за счет протекционистских мер украинского правительства. Во-вторых, на приватизацию самых интересных предприятий отрасли (таких, как, например, "Азовсталь") российских инвесторов просто не пустили. Приватизация той же "Азовстали" была проведена специально под группу "Индустриальный союз Донбасса".

Виталий Гайдук, один из ее отцов-основателей, в свое время был первым заместителем министра топлива и энергетики Украины.

И все же кое-что из металлургического комплекса Украины может вскоре отойти российским бизнесменам. Например, Николаевский завод ферросплав, приватизация которого намечена на этот год, российские сталелитейные холдинги с радостью включили бы в свои вертикально интегрированные цепочки. Ведь продукция этого предприятия составляет почти половину потребления ферросплавов российскими металлургическими гигантами.

Химический комплекс Украины - наиболее лакомый кусок для российских инвесторов. На Украине расположен ряд химических производств, имеющих в своем ассортименте продукцию с высокой экспортной составляющей. Это удобрения, пластики, полиэфиры, полиэтилен, шины и т. д. Недавним примером активности российских компаний в этой отрасли стал "ЛУКойл", купивший химический концерн "Ориана". Кроме того, блокирующий пакет акций компании "Росава", одного из производителей шин на Украине, был продан на вторичном рынке российскому шинному холдингу "Амтел". Стала известной и сделка по приобретению "Газпромом" одного из крупнейших химических предприятий Украины - компании "Ривнеазот".

Высока активность российских инвесторов в пищевой и парфюмерно-косметической отраслях. Активно работает здесь "Альфа-Эко", у которой на территории Украины два сахарных завода. Не так давно компания "Вимм-Билль-Данн" купила Киевский городской молочный завод N3. В нынешнем году на его мощностях "Вимм-Билль-Данн" приступит к производству фруктовых соков J-7. А российский косметический концерн "Калина" приобрел парфюмерно-косметический комбинат в Николаеве.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях