Главная
 

РГ: Керченский перекос

Российская газета, 9 октября 2003, 13:05
0
9

"Восстановление косы Тузла по-разному восприняли на украинском и российском берегах", пишет журналист "Российской газеты" Татьяна Павловская.

В нескольких километрах от станицы Тамань развернут штаб. На самом краешке мыса Тузла стоят вагончики-бытовки, здесь же под шатром организована столовая, в которой круглые сутки кормят водителей большегрузных кранов и автомашин.

- Ой, мы так обрадовались, узнав, что в Украину из Тамани строят дорогу, - сказали Света Гераскина и Венера Абликимова. Девушек я встретила в станичном парке. Обе уверены, что скоро для того, чтобы навестить своих бабушек, живущих в Керчи, им не придется ехать за 40 километров в порт Кавказ, чтобы здесь сесть на паром, а можно будет добраться до соседнего берега прямо из Тамани. Так раньше и было. Ежедневно до 20 катеров курсировали от одного берега к другому, доставляя таманских студентов в керченские вузы и техникумы. А здесь, на Тамани, традиционно работали украинцы. И сейчас приезжают на уборку винограда, но добираться приходится уже окольными путями, да и дорога обходится в копеечку.

- Бабушка рассказывала, что раньше за 30 копеек можно было до нас доехать, - говорит Венера, - а теперь дорога обходится в несколько сотен рублей. Поэтому с родными встречаемся редко.

До украинского берега отсюда, кажется, рукой подать. Хорошо видны очертания Керчи. На самом берегу стоят корпуса металлургического завода имени Войкова, а на самом высоком месте стоит знаменитый маяк, построенный еще в античные времена.

Жители станицы Тамань и окрестных поселков в курсе событий, которыми живут соседи: украинские теле- и радиоканалы здесь гораздо лучше слышны и видны, чем российские. Все последние дни на том берегу только и обсуждают события, связанные с таманской косой Тузла. Косу называют украинской и возмущаются, что "российская сторона самовольно начала строительство дамбы между Таманским полуостровом и косой Тузла".

- Нет, почему мы молчим? - возмущается Павел Пантелеевич Глинько. - Я вчера включил телевизор, послушал украинцев и плохо с сердцем стало. Они нам ноты протеста, они нам фиги на плакатах рисуют, а мы будто воды в рот набрали. Не можем твердо сказать, что земля эта наша была испокон веку, и нечего огород городить и сказки рассказывать.

Про фиги на плакатах Павлу Глинько рассказали строители, которые работают на отсыпке промоины. Говорят, что в бинокль не раз наблюдали, как на острове, к которому отсыпается дорога, разворачивают транспарант с нарисованной на нем фигурой из трех пальцев.

- Сегодня сажусь и пишу письма, - говорит Глинько, - губернатору Ткачеву и атаману Громову. А если они не ответят, то Президенту Путину напишу. Я ведь на этой косе мальчишкой вырос. До войны туда коров отгоняли на все лето, потом забирали. Там и рыбачьи лодки наши стояли. Еще жив дядя Гриша Лебедь, который помнит шторм 25-го года, когда образовалась промоина. Ее специально увеличили во время войны, чтобы наши катера смогли проходить. Керчь-то была под немцами с осени 41-го года, отсюда, с таманского берега, отражали вражеские атаки. Промоина в косе тогда здорово помогла. А потом ни у кого ума не хватило ее ликвидировать.

Павел Пантелеевич помнит мост, который осенью 1944 года соединил берега Тамани и Крыма. Мост задумали немцы, а построили уже наши сразу после освобождения Тамани. Говорят, что через этот мост с Ялтинской конференции возвращался Сталин. Правда, просуществовала перемычка между Крымом и Кавказом всего четыре месяца: в конструкции не предусмотрели ледорубы и в феврале 1945 года мост пришлось разобрать.

Пять лет назад Павел Глинько собирал подписи в защиту косы Тузла. Для него и других станичников как гром среди ясного неба стало известие, что пограничники задержали на косе двух таманских жителей и сказали, что они нарушили границу. На сходе граждан было решено обратиться во все ветви государственной власти. В сбор подписей включились пенсионеры и даже дети. Причем собирали их не только в Тамани, но и во всем Темрюкском районе. Их собрали свыше десяти тысяч. Именно тогда в прессе появились первые публикации о судьбе косы Тузла, которая ошибочно оказалась на украинских картах. Но несмотря на это Большой Договор между Россией и Украиной был ратифицирован безоговорочно, то есть без пересмотра границ.

- Вы нас в политику не вмешивайте, - сказал директор краевого дорожного комитета Ким Нехай, - нам дано задание, мы его выполняем. Постановлением губернатора Краснодарского края дорожный комитет определен заказчиком-застройщиком по восстановлению косы Тузла. В задании четко написано: восстановить косу для сохранения населенных пунктов, которые страдают от подтопления. Ведь Таманский полуостров - это кладовая сокровищ. Уникальным памятникам истории и архитектуры угрожает опасность, простые жители не успевают восстанавливать свои жилища после постоянных подтоплений. Когда мы восстановим косу, то дамба должна защитить полуостров. Ведь она здесь была исторически.

Работа по засыпке косы движется ударными темпами. В промоину сыплют известняк и крупный камень. Большегрузные КамАЗы возят его с ближайших карьеров. Ежедневно - около 13 тысяч кубов в сутки. Сначала отремонтировали дорогу, идущую по материку, потом стали ссыпать грунт по мелководью. Шли по островкам, выступающим на поверхности. Где-то глубина достигала 40 сантиметров, где-то чуть больше метра. Каждый день дорога, уходящая в море, увеличивается на 150 метров.

- По проекту мы должны отсыпать дамбу протяженностью 4 километра 180 метров и шириной 25 метров, - поясняет Нехай. - Работы планируем завершить до 25 октября. По идее, наша дамба должна дойти до самого острова - именно так проходила коса, пока она не была разрушена сначала штормом, а затем промоину не увеличили искусственно.

Но судя по всему украинская сторона крайне не заинтересована в том, чтобы коса Тузла приобрела свой первоначальный исторический облик. Вскоре после того, как на таманском берегу появились строители, на островной части косы они установили пограничный пост, а по промоине "провели" государственную границу по украинскому варианту из надводных буев. Возле островка постоянно дрейфуют несколько украинских военных катеров, а в воздухе кружится пограничный вертолет.

Кстати, этот вертолет залетал и на нашу территорию. Он покружил над погранзаставой "Тамань", расположенной на высоком мысе, как раз напротив развернувшейся стройки, и улетел обратно.

- Ситуация в последнее время обострилась, - говорит заместитель начальника заставы Александр Данченков. - А все из-за неопределенного положения косы Тузла. Украина говорит, что это их земля, границу даже по промоине провела. Пограничников раньше на островке не было, теперь там несколько постов дежурят. По телевидению смотрел интервью наших украинских коллег: они говорят, что косу нам не отдадут. Странно, что до сих пор наши МИДы не могут договориться. Ведь давно пора урегулировать все эти вопросы.

У Азовского моря два хозяина: Россия и Украина. В 1994 году обе стороны договорились считать Азовское море внутренним, вместе использовать его богатства и государственную границу не проводить. Но договоренность растаяла вскоре после подписания Большого Договора о дружбе и сотрудничестве с Украиной. В одностороннем порядке административную границу по промоине в косе Тузла Украина стала считать государственной границей, а Россия в итоге потеряла все судоходные пути и почти все рыбные пастбища.

- Мне лично это было понятно сразу, как только я узнал, что Тузлу украинцы считают своей, - говорит Геннадий Майков. - Весной 1997 года меня избрали главой администрации Таманского сельского округа, а вскоре местные жители рассказали, что их задержали пограничники на косе. Вот тогда и забили тревогу. Но в Москве она почему-то не была услышана. Теперь стало понятно, что на юге России мы потеряли так много, как будто проиграли большую войну.

Безусловно, надо спасать таманские памятники, - говорит Майков. - Но еще важнее спасти наши честь и достоинство.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях