Житница не только Европы. Как живут украинские аграрии

Корреспондент.biz, 22 марта 2019, 12:00
15
5782
Житница не только Европы. Как живут украинские аграрии
Фото: Корреспондент
2018 год для аграриев стал по многим параметрам рекордным

Украинские аграрии получают рекордные урожаи, завоевывают новые рынки, обзаводятся новыми технологиями. И как им это все удается, несмотря на финансовый кризис, войну на востоке и колебания цен на мировых рынках?

Сельское хозяйство — одна из немногих отраслей в Украине, которая даже в кризис демонстрировала рост. Причем агропромышленный комплекс преобразился именно за предыдущие пять лет, которые были для страны действительно шоковыми, пишет Павел Харламов в №5 Журнала Корреспондент.

Доля АПК в ВВП Украины достигла 18%, а совокупный экспорт украинской сельхозпродукции в 2018 году составил $18,8 млрд. По словам премьер-министра Владимира Гройсмана, агросектор приносит стране 40% валютной выручки. Это впереди металлургии — прежнего экспортного локомотива.

Но нельзя сказать, что аграрии катаются как сыр в масле. Три года назад у них отняли часть налоговых льгот. Украинские банки кредитовать готовы, но ставки таковы, что займы оказываются слишком дорогими. Бюджетную поддержку фермеры получают с трудом, особенно мелкие. Экспорт? На внешних рынках украинские продукты далеко не всегда встречают с распростертыми объятиями. Тем не менее стремительный рост — и урожая, и экспорта. Откуда все?

ЕС ОТКРЫВАЕТ ДВЕРИ

Самым значимым событием последних лет, бесспорно, стало подписание между Украиной и Европейским Союзом Соглашения об ассоциации (СА). Первые пункты СА, касающиеся создания зоны свободной торговли, начали действовать с 1 января 2016 года, а все остальные — с 1 сентября 2017 года.

Главное преимущество, которое получили сельхозпроизводители из Украины, — это возможность экспортировать свою продукцию в Евросоюз без пошлин. Да, соглашение не предусматривает моментальную либерализацию, но после его вступления в силу большая часть пошлин на экспорт украинской сельхозпродукции была снята.

Кроме того, действуют квоты на беспошлинные поставки отдельных товарных позиций в ЕС. Основная годовая квота на баранину составляет около 2 тыс. тонн, на мед — 5,6 тыс. тонн, на сахар — 20,1 тыс. тонн, на говядину — 12 тыс. тонн, на свинину — 40 тыс. тонн, на пшеницу — 1 млн тонн, на кукурузу — 550 тыс. тонн. Помимо этого, есть дополнительные квоты, которые вступают в силу после исчерпания основных.

По некоторым видам продукции — сахару, меду, кукурузе, виноградным и яблочным сокам — аграрии все квоты выбирают в считанные месяцы, а то и недели. По другим товарным позициям квоты были использованы за год наполовину и больше (см. таблицы).

В итоге СА положительно отразилось на объемах экспорта: поставки в ЕС выросли с $4,7 млрд в 2013 году до $6,3 млрд в 2018 году. То есть в 1,3 раза. Немало.

Аграрии осваивают не только рынок Евросоюза. Еще два крупных региона охотно едят украинские продукты — это Азия и Африка. Например, в 2018 году сельхозпредприятия продали в Китай продукции на $1,1 млрд, в Египет — на $889 млн, в Турцию — на $801 млн, в Саудовскую Аравию — на $589 млн. Растет экспорт в Тунис, Индонезию, Индию, Израиль и Объединенные Арабские Эмираты.

Основные товары, которые идут на экспорт в эти страны, — зерно и подсолнух, молоко и молочные продукты, мясо и субпродукты, сахар, овощи и яйца.

Кроме того, с 2017 года Украина экспортирует муку в Южную Америку, а в 2019 году начала поставлять грецкие орехи в Японию.

НАВСТРЕЧУ РЕКОРДАМ

Вообще, 2018 год для аграриев стал по многим параметрам рекордным. Был собран крупнейший в истории независимой Украины урожай зерновых. Сельхозпроизводители за 2018 год намолотили 70,1 млн тонн. Предыдущий рекорд зафиксирован в 2016 году — 67 млн тонн. Для сравнения: в 2012-2015 годах Украина собирала 43-64 млн тонн зерновых.

Кроме того, наша страна удерживает первенство в мире по производству подсолнечника и входит в тройку крупнейших экспортеров подсолнечного масла. По данным Государственной службы статистики, в 2018 году собрано 14,2 млн тонн семян подсолнечника, что на 16% больше, чем за 2017 год. Одновременно растет производство и других масличных культур: сбор сои в 2018 году вырос на 14,4%, рапса — на 25,1%.

Также Украина в десятке мировых лидеров по производству кукурузы. В 2018 году по сбору этой культуры тоже поставлен своеобразный рекорд: 36 млн тонн, что на 50% больше, чем в 2017 году.

Быстрыми темпами развивается в Украине ягодный и ореховый бизнес. С 2015 года производство ягод выросло более чем в 2,5 раза. Основные ягодные культуры — это клубника, черная смородина, земляника, малина и ежевика. Экспорт ягод за четыре года вырос почти в 20 раз. При этом в 2018 году по сравнению с 2017 годом поставки замороженных ягод за пределы Украины увеличились на 30%. Производство ореха в 2018 году выросло на 30% — до 120 тыс. тонн, а экспорт орехов, по данным Министерства аграрной политики и продовольствия, в 2018 году увеличился более чем на 80%.

Могут гордиться своими достижениями и украинские пасечники. Украина — крупнейший производитель меда в Европе и пятый в мире. Как подсчитали в Кабинете Министров, ежегодно производится свыше 100 тыс. тонн меда, что составляет около 6% мировых продаж этого продукта. А по масштабам экспорта меда Украина входит в тройку лидеров, уступая лишь Аргентине и Китаю.

Есть успехи даже в самой сложной отрасли — в животноводстве. Производители мяса птицы установили в 2018 году двойной рекорд: по объему производства, которое выросло на 12,2%, и по объемам его экспорта, который вырос на 17,5%. Увеличилось производство свинины и говядины — на 4,8% и 1,9% соответственно, хотя поголовье крупного скота за 2018 год сократилось на 4,3%, свиней — на 2%. А вот поголовье домашней птицы выросло на 2,9%. Как же так, поголовье почти не растет, а рост производства мяса — ощутимый? Очевидно, что растет эффективность производства, особенно в птицеводстве.

Хотя с производством свинины все очень непросто — несколько лет назад через российско-украинскую границу на востоке страны в Украину пришла атипичная чума свиней (АЧС). Болезнь не опасна для людей, но смертельна для свиней.

Это больно ударило по свиноводческому бизнесу и не только. И вынуждает правительство ассигновать серьезные суммы на борьбу с распространением АЧС.

 

НЕ КОЛИЧЕСТВОМ, А КАЧЕСТВОМ

Завоевание других рынков не проходит без сложностей. Главное препятствие для украинских аграриев на пути в тот же Евросоюз — соблюдение стандартов качества. А с этим у многих производителей проблемы.

Дело в том, что, подписывая СА, Украина согласилась на определенные условия. А именно: сельхозпредприятия будут вынуждены привести качество выпускаемой ими продукции к требованиям, принятым в ЕС. За счет внедрения систем управления безопасностью пищевых продуктов, путем гармонизации разнообразных технических регламентов — о гигиене продуктов питания, о маркировке органической продукции, об упаковке и упаковочных отходах.

В Украине сильно хромает эффективность системы санитарно-эпидемического контроля в пищевой отрасли. Поэтому наша страна обязана имплементировать в свою законодательную базу положения 250 нормативно-правовых актов ЕС в ветеринарной и фитосанитарной сферах, внедрить новые стандарты.

К примеру, с 1 января 2019 года вступил в силу стандарт ДСТУ 3662: 2019 Молоко-сырье коровье. Технические условия. Он предусматривает, что в пищевом производстве с 2020 года будут использоваться только экстра, высший и первый сорта молока.

Будут усилены требования к концентрации пестицидов и агрохимикатов в растительных продуктах, к содержанию микотоксинов (продукты жизнедеятельности микроскопических плесневых грибов, образующихся при хранении пищевой продукции), к фитосанитарным мерам, которые влияют на здоровье растений, к содержанию различных ароматизаторов и ферментов.

Чтобы следовать всем этим требованиям, необходимы немалые капиталовложения — в переоснащение производства, покупку нового оборудования, внедрение передовых технологий. И далеко не все компании имеют на это деньги. Вот и случаются казусы.

В январе 2016 года Евросоюз приостановил импорт меда из Украины. Это произошло после того, как в украинском меде, который экспортировался в Чехию, были найдены антибиотики, использование которых на территории ЕС запрещено. А в декабре 2016 года ЕС приостанавливал поставки из Украины мяса птицы из-за вспышки птичьего гриппа в Херсонской области.

Впрочем, жесткие требования к сельхозпродуктам предъявляет не только ЕС. Качественные и безопасные продукты хотят все: и Саудовская Аравия, и Япония, и Малайзия, и Сингапур.

КОНКУРЕНЦИЯ БЮДЖЕТОВ

Агропромышленному комплексу очень не хватает государственной поддержки. Евросоюз активно дотирует национальных производителей. Это дает им запас прочности для конкуренции как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Простой пример: соседняя Польша после вступления в ЕС только за два года (с 2004 по 2006 год) получила около 166 млн евро инвестиций на развитие сельского хозяйства, львиная доля которых была направлена на модернизацию и развитие молочной отрасли. В итоге на сегодняшний день Польша входит в топ-5 крупнейших производителей молока в Европе.

Кабмин Украины еще в 2017 году запустил программу субсидирования аграриев. Но, во-первых, она пришла на замену ликвидированного льготного режима уплаты НДС. Сельхозпредприятия раньше имели возможность платить НДС на специальный счет и потом эти же суммы использовать на свои нужды. С 2017 года у них эту возможность забрали. Во-вторых, в масштабах всего АПК, который, напомним, генерирует около 18% национального ВВП, те деньги, которые тратит государство на сельхозпроизводителей, — капля в море.

В 2017 году в рамках правительственной программы было выделено 5,5 млрд грн, в 2018 году — 6,4 млрд грн, на 2019 год предусмотрено около 6 млрд грн. Для сравнения: совокупный бюджет ЕС, предназначенный для финансирования сельского хозяйства, превышает 400 млрд евро. Как говорится, почувствуйте разницу.

К тому же доступ украинских предприятий к господдержке и льготным кредитам весьма ограничен. Парадокс, но из государственных субсидий большую часть получают крупные производители, а не средние и мелкие фермеры, которые больше всего в них нуждаются. В 2019 году на финансовую поддержку развития фермерских хозяйств расписано 800 млн грн, а на их льготное кредитование — всего 200 млн грн. Причем из-за сложных и непрозрачных процедур выделения средств даже эти бюджеты осваиваются со скрипом. Из 1 млрд грн в 2018 году фермеры получили менее 50 млн грн.

Выход? Искать инвестиции за пределами Украины. Но и здесь тоже не все просто: инвесторы не торопятся вкладывать деньги в страну с нестабильной экономической и политической ситуацией. По оценкам Министерства аграрной политики и продовольствия, общая стоимость инвестиционных проектов на начало 2018 года оценивалась в 41,3 млрд грн, а годом ранее — в 27,9 млрд грн. То есть за год АПК получил 13,4 млрд грн, что не дотягивает даже до $500 млн.

Если же верить данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), то за шесть лет (с 2012 по 2018 год) инвесторы вложили в агропромышленный комплекс Украины порядка 1 млрд евро. А это всего-то по 160-170 млн евро в год.

ПАШЕМ, СЕЕМ, ЖНЕМ

Отечественные сельхозпроизводители сильно проигрывают компаниям из других стран по уровню механизации и автоматизации. Процент ручного труда в АПК Украины по-прежнему высокий. А значит, и себестоимость продукции выше. Правда, аграрии с недавнего времени начали активно осваивать современные и «умные» технологии. Применять в своей деятельности дроны, GPS-навигацию, различные датчики для контроля урожая и состояния здоровья животных.

Но вложения в smart-farming могут себе позволить в основном крупные агрохолдинги, в то время как небольшие хозяйства озабочены тем, где взять деньги на покупку машин и агрегатов для обработки полей и сбора урожая.

Отечественное сельхозмашиностроение, некогда бывшее одним из крупнейших на просторах бывшего СССР, практически загублено. Например, Херсонский машиностроительный завод, который в 1997 году выпустил первый украинский комбайн Славутич, оказавшись на грани разорения, с 2018 года начал собирать комбайны Skif из финских комплектующих. На этом история украинских комбайнов закончилась. Завод Львовсельмаш, основанный в 1945 году, входил в число лидеров по производству опрыскивателей, культиваторов, граблей и сельхозинструмента. В 2016 году предприятие обанкротилось.

Еле-еле спасли инвесторы Харьковский тракторный завод. А ведь в 1980-х предприятие ежегодно выпускало до 70 тыс. тракторов и экспортировало их в 36 стран. Но в 2016 году производство остановилось. И только после того, как корпорация Александра Ярославского выплатила зарплату работникам и вложила в предприятие 150 млн грн, его работа возобновилась. Но объемы выпуска уже совсем не «советские». В 2017-2018 годах ХТЗ произвел около 1.600 тракторов, а в 2019 году намерен выпустить 1.000 машин.

Кабмин, кстати, в 2013 году пообещал запустить программу поддержки отечественной промышленности (среди прочего предприятий по выпуску сельхозтехники) и потратить на нее свыше 55 млрд грн, в том числе за счет привлечения частных инвестиций. Но до практической реализации дело не дошло.

Да, 680 млн грн заложено в бюджете в 2019 году наудешевление приобретения фермерами сельхозтехники и оборудования. Но это мизерная сумма, если учесть, что изношенность основных фондов в сельском хозяйстве — 70-80%, и каждый год аграрии тратят на покупку техники до 3 млрд грн. Кроме того, бюджетная поддержка распространяется только на сельхозмашины, в которых доля украинских комплектующих составляет 55-60%. Если учесть, что многие предприятия перешли на крупноузловую сборку иностранных моделей, выбор техники будет крайне ограничен.

Именно поэтому многие аграрии покупают подержанные тракторы, комбайны и плуги зарубежного производства — John Deer, AGCO, Claas, Horcsh. По словам фермеров, даже 10-20-летние импортные машины обычно более надежны, чем украинские аналоги, которых к тому же почти нет.

ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ

Руслан Крамаренко, владелец фермы Крамаренків Сад

Каждый год для украинского АПК существенно расширяются рынки сбыта — и география, и количество предприятий, которые получили право экспорта. Но для наших производителей это отдельный вызов и существенные инвестиции, потому что продукция должна отвечать стандартам. Сейчас хорошо развивается экспорт мяса птицы и продуктов из него, молочка, мясо, комбикорма. В отношении ягод пока сложно конкурировать с Польшей, но я вижу большие перспективы для развития этого направления в Украине. Быть средним бизнесом в АПК очень трудно — крупная розница не работает с мелкими поставщиками, а крупные поставщики скупают продукцию по очень низким ценам. И если действительно вкладывать в уход, в технику, в хороших специалистов, то рентабельность очень маленькая. Поэтому небольшие и семейные фермы могут жить только в случае, если сами реализуют свой продукт. Кто-то развозит его постоянным клиентам, кто-то торгует на рынках, кто-то развивает собственный бренд.

Ярослав Мовчун, совладелец ягодной фермы Озеряна

Продавать в ЕС хотят все, аргументируя это желанием «продавать за валюту». Но место под солнцем достанется далеко не каждому. Естественно, ассоциация — это плюс, но даже если у нас будет свободная торговля с ЕС, это не значит, что украинские производители смогут без проблем попасть на европейский рынок. Создать бизнес, который будет производить продукцию, — не равно легко продавать ту же ягоду в ЕС. Ведь требования более чем высокие, а большинство производителей думает, что все очень просто: «Посадим, пройдем сертификацию, и от покупателей отбоя не будет». Факт — экспорт растет и быстро. Но нужно помнить, что страны, куда мы экспортируем, начнут защищать свои рынки. И забастовки поляков против той же украинской малины — прямое тому подтверждение.

Мария Колесник, руководитель аналитического отдела консалтинговой компании ААА

По моему мнению, большинство направлений сельского хозяйства в Украине по-прежнему имеют хорошие перспективы. Как производство зерна и масличных, так и выращивание фруктов, орехов и ягод. Вопрос в эффективности и рынках сбыта. Так, если средняя по стране урожайность ячменя 35 ц/га, а у конкретного фермера она уже несколько лет не превышает 16-20 ц/га, то смысла в выращивании этой культуры нет. Однако если заниматься производством затратного и скоропортящегося продукта (к примеру, ягод), то без налаженного сбыта и желательно не только внутри страны перспективы его развития весьма туманны. Все большим спросом пользуются продукты с маркировкой «био». Данная ниша не занята полностью, и сам рынок постоянно растет. Поэтому при наличии действительно экологически чистого и качественного продукта возможности выхода с ним как на внутренний, так и на внешний рынок очень хорошие.

Ольга Трофимцева, и. о. министра аграрной политики и продовольствия

С момента вступления в силу Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС Евросоюз сразу отменяет импортные пошлины на 83% сельскохозяйственной продукции. Общее количество тарифных линий — 2.262. Из них немедленная либерализация проводится по 1.848 тарифам; свободная торговля в рамках входных цен (на некоторые овощи и фрукты) вводится по 28 тарифам; либерализация 45 тарифов на рыбную продукцию длится от трех до семи лет. Еще по 341 наиболее чувствительной товарной позиции устанавливаются квоты. Со своей стороны Украина сразу упрощает торговлю только по 35% сельхозпродукции, а это 866 тарифных линий. По 1.279 видам продукции будет действовать переходный период сроком от года до семи лет, а по 242 — пошлина будет снижена в течение переходного периода. Квоты касаются 73 наиболее чувствительных тарифных линий. При этом ЕС использует три позиции тарифных квот для ввоза в Украину своей продукция без импортной пошлины, а Украина — около 40 позиций для экспорта сельскохозяйственной и пищевой продукции в пределах квот на европейские рынки. Поэтому импортируемые европейские пищевые товары не оказывают негативного влияния на наш внутренний рынок, в то время как украинские производители получают доступ к огромному региону сбыта.

Валерий Яковенко, совладелец Drone.ua

Технологии умного фермерства, точного земледелия или IT в сельском хозяйстве — это тренд не только в Украине, но и во всем мире. Это не какая-то отдельная технология или методология работы в сельском хозяйстве, комплекс различных инструментов, которые позволяют повысить эффективность агропроизводства, снизить затраты на обработку посевов и т. д.

Но если в Украине все инновации направлены на решение проблем безопасности и снижение воровства на агропредприятиях, то в мире технологии smart-farming выглядят совсем иначе.Основной капитал фермера — это земля. Поэтому когда мы представляем себе семью фермера, которая уже пятое поколение обрабатывает одни и те же тысячи гектаров, именно сохранение этого актива является первостепенным. В этом направлении основной инструмент — знание своих полей. В последние несколько лет обязательным также становится инструментарий мониторинга полей с помощью спутников и дронов. Это топ-технологии, которые применяются во всем мире.

СПЕЦТЕМА: Сюжеты
ТЕГИ: яйцазерноагрофондпшеницаагрокомплексаграрииживотноводство
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях