Слово — поколению Z. Как с ними жить

Корреспондент.net, 30 июля 2019, 14:00
26
15430
Слово — поколению Z. Как с ними жить
Фото: Корреспондент
Что нужно знать о поколении Z

Многие из них впервые сходили на выборы только в нынешнем году. Они покупают много. Они не особо видят свои обязательства, но хорошо осведомлены о том, кто и сколько должен им.

Они думают о себе значительно лучше, чем они есть на самом деле. Хотя, с другой стороны, а кто сказал, что они кому-то чем-то так уж обязаны. Встречайте: поколение Z!

Благополучные, свободные, независимые и немного консервативные. Лишенные амбиций, полные надежд и травмированные безмятежностью. Их дом — весь мир, они похожи на своих ровесников со всех континентов и живут в Сети. Поколение Z, те, кому сегодня от 15 до 24, вступают во взрослую жизнь вслед за миллениалами и становятся предметом особого интереса маркетологов, менеджеров по персоналу и психологов, пишет Майя Тульчинская в №14 Журнала Корреспондент.

КОМФОРТ ПО УМОЛЧАНИЮ

Поколение Z — самое сытое и благополучное в нашей истории. Несмотря на все кризисы, пережитые Украиной за последние 20 лет, дети поколения Z выросли в относительном достатке. После безденежья и растерянности в 1990-х — начале 2000-х жизнь стала кое-как налаживаться. И даже если родителям приходилось нелегко, дети едва ли это почувствовали. У них всегда была еда на столе и обувь по сезону. И джинсы были для них не несбыточной мечтой, а второй кожей с того самого дня, как они выросли из подгузников. Роскошь — удел немногих, но базовый уровень комфорта детям поколения Z был обеспечен. И был воспринят ими как гарантированный по умолчанию. И это главное, что их сформировало.

Все, что было предоставлено родителями — оборудованная квартира часто с собственной комнатой, питание и лечение, одежда и обувь, школа и кружки, игрушки, гаджеты и развлечения, — воспринимается ими как точка отсчета. Как необходимый минимум, о котором и говорить нечего. Зато все, что не было предоставлено сверх того, имеет шансы разрастись до размеров детской травмы, которую стоит обсуждать с психотерапевтом.

Представители поколения Z вообще не привыкли сглатывать обиды и молчать о своих фрустрациях, как это часто делали их родители. Их воспитали в сознании того, что их чувства важны, их комфорт превыше всего. Они привыкли вдумчиво прислушиваться к собственным эмоциям. И даже если обижаться на родителей им по-хорошему не за что — они найдут, не сомневайтесь.

Вот история Светланы Бондарь, преподавателя и мамы теперь уже 20-летней дочери: «В начале 2000-х мы с маленькой дочкой шли мимо магазина и ей срочно понадобился игрушечный ежик с витрины. Магазин был дорогой, ежик стоил каких-то несуразных денег. Дома была гора плюшевых игрушек, с которыми она не играла, а деньги мне нужны были на куда более срочные задачи, чем покупка очередного ежика. И я его не купила. Так вот этого ежика дочка припоминает мне до сих пор. Рассказывает всем, как я нанесла ей детскую травму. И самое поразительное, что это не игра, не попытка меня поддеть. Она действительно считает, что это была серьезная фрустрация, повлиявшая на ее формирование как личности».

У каждой семьи найдется такая история про ежика, и не одна. И можно сколько угодно потешаться над детской уверенностью в том, что любые желания должны мгновенно исполняться. От этого детей даже отучать необязательно, жизнь сама неизбежно отучит. Симптоматично для поколения Z другое: условного «ежика», не купленного в детстве, достаточно, чтобы обижаться на родителей. Но его недостаточно, чтобы стремиться заработать миллионы и скупить всех «ежиков» на свете.

Любой представитель поколения Z может вспомнить ситуации, когда родители ему чего-то недодали — по его мнению. Но при этом безудержного стремления к карьерным высотам и миллионным заработкам у поколения Z не наблюдается. Идея «вырваться из нищеты любой ценой» у них непопулярна, потому что в массе своей они не жили в нищете. Им не нужны золотые пряжки на ремнях и огромные автомобили, чтобы компенсировать голодное детство, — их детство было вполне сытым.

Размышляя о будущем, они говорят об интересном деле, о работе по призванию, о том, чтобы найти свое предназначение. Много зарабатывать при этом необязательно — достаточно скромного дохода, который позволит обеспечить базовые потребности. Им часто невдомек, что обеспечить их привычные базовые потребности обходится не так уж дешево.

И хотя в нашем опросе поколение Z чаще, чем поколение их родителей, предпочитало зарплату работе по призванию, но при этом приемлемый уровень зарплаты в 20, 25 и 30 лет оказался для них самым сложным вопросом. Около половины опрошенных вообще не смогли дать на этот вопрос внятного ответа, другие часто называли какие-то фантастические цифры. Сколько нужно денег для жизни, а главное — сколько им реально могут заплатить, они очевидно пока не очень понимают.

БЕЗ НАСИЛИЯ И БОЛИ

Поколение Z — самое небитое в истории. Во всех смыслах этого слова.

Время от времени в прессе и социальных сетях возникают скандальные материалы о воспитателях детских садов и учителях, которые применяли физическую силу к детям. Сам факт, что это обсуждают как нечто из ряда вон выходящее, доказывает: по ныне принятым обществом нормам детей бить нельзя. Исключения случаются, увы, но в целом социально одобряемая модель воспитания детей не предполагает физических наказаний ни дома, ни в учебных заведениях, ни где-либо еще. Истории о строгих учительницах музыки, от которых юным дарованиям доставалось линейкой по пальцам, сегодня воспринимаются как городские легенды.

Родители поколения Z — первые в истории нашей страны, которые читали книги или хотя бы популярные статьи о детской психологии. Смотрели фильмы, где маньяками, злодеями и просто глубоко несчастными персонажами раз за разом оказывались люди, которых били и унижали в детстве. Осмысливали собственный детский опыт. И массово отказывались от метода кнута в пользу перманентного пряника и задушевных бесед.

Советскую школу, эту репрессивную машину по подавлению инакомыслия и независимой личности, родители поколения Z вспоминают с содроганием. Искать защиты от учительского самодурства дома было почти бесполезно — родители чаще принимали сторону учителей. Однако у поколения Z все было иначе. С первого дня в школе они знали, что дома за них горой и в обиду чужим не дадут. Если в 80-е годы школьные учителя укоряли родителей за низкие оценки их детей, то в 2000-е родители стали обвинять учителей в низких оценках своих детей. Школа утратила непререкаемый авторитет, давить на детей и принуждать их к учебе учителям не слишком удавалось.

Поколение Z выросло, не испытывая давления нигде — ни дома, ни в школе. Не то что физическое воздействие, даже громкий голос, даже приказную интонацию в свой адрес они воспринимают как недопустимое насилие. Они хорошо усвоили, что прежде всего они личности, чьи права следует уважать. Причинно-следственную связь прав с обязанностями усвоили не все.

Они не биты не только взрослыми. Они и друг другом не особо биты. Они провели детство с гаджетами в руках и дрались в виртуальной рукопашной. Хотя в этом правиле не без исключений: увы, депрессивные регионы есть в Украине. С ранней наркоманией и полудетским алкоголизмом, с мордобоем в подворотнях. Но сейчас это точно не мейнстрим.

Их эффективно и быстро лечили, когда они заболевали. Максимально облегчали симптомы, давали обезболивающие и не позволяли им страдать. Они не привыкли к боли и от пустячной царапины впадают в панику, словно они при смерти.

ТЕПЛИЧНЫЕ РАСТЕНИЯ? А ПОЧЕМУ НЕТ?

Они выросли в условиях теплой ванны, привыкли к комфорту, безопасности и личной свободе. В результате они травмированы безмятежностью. Они входят во взрослую жизнь совершенно неготовыми к стрессам и напряжению. Волнение на экзамене может стать для них фатальным даже при отличной подготовке.

Настойчивость в преодолении трудностей, способность мобилизоваться перед лицом опасности, готовность падать и подниматься на пути к цели — это не про них. Не получилось? Ну и не надо, не очень-то хотелось. Тяжело дается предмет? Значит, просто не мое, займусь чем-то другим. Жизнь должна быть в кайф, все, что не в кайф, отметается или тихо саботируется.

Они не чувствуют себя проигравшими, отказываясь от борьбы, не достигая целей. Они считают, что хороши и так, без всяких достижений. У них нет амбиций быть лучше всех, умнее всех. У них часто завышена самооценка, они свободны и уверены в себе настолько, что чувствуют себя лучше всех по умолчанию. Им не нужны подтверждения от внешнего мира.

Но есть и хорошие новости. Охота пуще неволи, и если они чего-то действительно хотят, то делают это куда лучше, чем можно сделать по принуждению. Свободный человек свободен в том числе от стереотипов, от готовых сценариев. Свободный человек способен на нестандартные и совершенно неожиданные решения.

Преподаватель Татьяна Капичинапрекрасно знает их сильные и слабые стороны: «Дети поколения Z из-под палки не делают ничего, надавить на них невозможно. Родители, как правило, на стороне своего ребенка, чаще говорят о предвзятости учителя, чем о нерадивости ученика».

«Зато эти дети свободнее нас. Они достигают большего, чем мы в их годы, — восхищается Капичина. — У них нет шаблонов, они легко совмещают несовместимое. Часто заинтересованы во многих несмежных отраслях одновременно: пение и программирование, спорт и химия. Они знают, что онлайн могут делать все что угодно и общаться со всем миром. У многих свободный английский и отличная способность к коммуникации. У нас таких были единицы, сейчас — больше половины».

С ПАЛЬЦЕМ НА КНОПКЕ

Одна из ключевых особенностей поколение Z состоит в том, что это самое цифровое поколение в истории. Когда миллениалы учились говорить, слова «гуглить» еще не было. Как и самого Гугла. Дети поколения Z учились говорить и нажимать на кнопки гаджетов одновременно. И гуглить они научились раньше, чем умножать и делить.

В отличие от своих родителей они не разговаривают цитатами из фильмов. Им ведь не показывали один и тот же фильм каждый Новый год 40 лет подряд. Они вообще не понимают, зачем ждать, пока тебе что-нибудь покажут. Они показывают себе все сами. И каждый день их ждут тонны нового контента, который нельзя было посмотреть вчера, потому что вчера его просто не было.

Они разговаривают мемами, и библиотека мемов постоянно обновляется, а использовать старые мемы — для них дурной тон. Старые — это, например, старше двух месяцев. Стоит ли ожидать, что их заинтересует кино 40-летней давности? Или роман, которому 150 лет?

Для них вообще проблема прочесть роман — любой. И не потому, что они не в состоянии воспринимать большие объемы информации. Они с пеленок воспринимают больше информации, чем это было возможно когда-либо в истории. Но эта информация нарезана мелкими кусочками. Короткими видео. Картинками, отдельными фразами. Все, что длиннее короткого анекдота, должно невероятно цеплять с первых строк, чтобы они захотели дочитать до конца.

Им сложно сосредоточиться на чем-то одном надолго. Зато они гениально переключаются с темы на тему, с одного сюжета на другой, с одного языка на другой. Когда они родились, мультизадачные операционные системы уже давно существовали. Делать несколько дел одновременно и поминутно отвлекаться, при этом не теряя нить беседы, для них естественно, как дышать.

И так же естественно для них заниматься самообразованием, находить ответы на любые вопросы и инструкции на любую тему в Сети. В интернете они выясняют, как сделать модную прическу и как настроить маршрутизатор, овладевают навыками программирования и кулинарии, изучают иностранные языки и получают новые профессии. Другое дело, что в интернете им запросто подсунут фейк или попытаются ими манипулировать. Но это для них не повод расстраиваться.

Как это происходит, рассказывает Каролина Клет, графический дизайнер компьютерных игр: «Сейчас технологии быстро развиваются, и, мне кажется, поэтому наше поколение больше открыто ко всему новому. Я работаю дизайнером, но я никогда не ходила в художественную школу, нигде не училась рисовать. В принципе рисование — это просто навык, который надо постоянно прокачивать. Но все равно нужны какие-то базовые техники, нужно изучить основы, литературу. Вот это все я находила онлайн и сама училась. В результате мои навыки рисования привели меня в компьютерный дизайн. А из того, чему меня учили в университете, мне пока ничего особо в работе не пригодилось».

Стоит ли удивляться, что около половины опрошенных нами ответили: высшее образование получать необязательно.

БЕЗ АВТОРИТЕТОВ

Поколение Z — не первое поколение, лишенное чинопочитания и уважения к авторитетам. На протяжении всей истории человечества каждому старшему поколению кажется, что молодежь совершенно распоясалась и не уважает старших. Но с поколением Z история особая.

Они не питают пиетета ни к людям, ни к институциям, ни к званиям, ни к опыту. Ни родители, ни преподаватели, ни коллеги с опытом работы, никакое начальство и никакие представители власти не могут рассчитывать на то, что поколение Z будет внимать им беспрекословно. Они все подвергают сомнению, со всем готовы спорить. Понятие субординации им практически неведомо, они говорят на равных с кем угодно. Им нравится, когда прислушиваются к ним, сами они не готовы прислушиваться ни к кому.

Чужой опыт им не интересен. Во-первых, потому что во многих сферах накопленный опыт кажется им устаревшим и нерелевантным. И, посмотрим правде в глаза, часто не так уж они не правы. Мир слишком быстро меняется, чтобы вчерашний опыт был полезен завтра. Во-вторых, потому что они убеждены: Гугл ответит на любой вопрос в режиме реального времени. Им пока невдомек, что именно опыт помогает не знать любой ответ, а понимать, где и как его искать. И фильтровать информацию тестом на наличие здравого смысла.

Но главное — они слишком свободны для того, чтобы угождать начальству и демонстрировать уважение просто по факту старшинства. Их уважение нужно заслужить, по умолчанию они его не выдают.

«Мне кажется, наши родители были более свободными, чем поколение до них. А мы еще свободнее. Какие-то общечеловеческие принципы для нас становятся важнее, — говорит Виктор Шпаков, студент. — Я бы назвал это стремлением к правде: возразить вышестоящему, не соглашаться, если он не прав. Родители очень дорожили работой, положением, готовы были много неправильного терпеть. У нашего поколения этого не было во многом. Поэтому мы меньше миримся с предрассудками и несправедливостью. А еще мы видим больше возможностей для себя и самореализации. Отходим от понятия профессии, которая одна и на всю жизнь. Ищем работу, которую полюбим».

Шпаковуверен, что общественное мнение вообще неважно:«Мы отказываемся от традиционной модели — найти работу, завести семью, родить детей, только потому, что так положено. Мы живем как хотим, и родители не лезут в наше личное пространство».

СЕКС, НАРКОТИКИ, РОК-Н-РОЛЛ

Поколение Z — самое целомудренное за последние десятилетия. По данным исследований, в США поколение Z наименее курящее, наименее пьющее и наименее сексуально активное среди нескольких предыдущих поколений. Они меньше употребляют наркотики, и уровень подростковой беременности у них самый низкий за все последние десятилетия.

У нас нет статистики, но есть основания полагать, что в Украине и картина схожая, и причины те же: выше уровень информированности и больше доступных удовольствий. Ранние половые связи, наркотики, алкоголь у прежних поколений были способом сбежать от скуки и наполнить жизнь хоть какими-то впечатлениями. А у поколения Z есть много других способов насладиться жизнью. Компьютерные игры, стримы, чемпионаты по киберспорту, модные дефиле из любой точки земного шара, видеоблоги на любую тему — им есть чем развлечься 25 часов в сутки.

Они нечасто встречаются в реале, зато всегда на связи онлайн. Сетевые игры, чаты, конференции — у них всегда открыто несколько мессенджеров сразу, они могут общаться одновременно с десятками собеседников по всему миру.

О наркотиках они знают все. Могут прочитать лекцию об их вреде и особенностях привыкания к разным видам. Всю эту теорию они успевают изучить онлайн задолго до того, как им могут предложить пробную дозу. Ореол запретности и неизвестности вокруг наркотиков рассеивается, как дым от косяка. Но вот парадокс: в нашем опросе поколение Z заметно чаще высказывалось против легализации марихуаны, чем поколение их родителей. Они не только употребляют наркотики реже, чем прежние поколения в их возрасте, они еще и меньше склонны к либерализму в этом вопросе.

Примерно так же дело обстоит и с сексом. Все, что вы хотели знать о сексе, но стеснялись спросить в 13 лет, они знали лет в 8-9. Все, что можно увидеть на эту тему во всех видах, всех ракурсах и всех вариациях, они могли увидеть задолго до того, как вам пришло в голову установить Parental Control на всю компьютерную технику в доме. А если вы все-таки позаботились об их целомудрии в детстве, можете быть уверены, они все равно увидели это, и намного раньше, чем вам кажется. На телефоне друга, на планшете соседа в летнем лагере, на бабушкином компьютере, наконец. Они ведь намного более продвинуты в вопросах IT, чем их бабушки.

Они узнали все в теории и увидели на картинках задолго до того, как появилась хотя бы гипотетическая возможность опробовать полученные знания на практике. И хотя в нашем опросе некоторые представители поколения Z назвали 13 лет допустимым возрастом для начала половой жизни, а поколение их родителей нижним пределом называет 16 лет, но на практике они не делают из секса культа и не стремятся к нему любой ценой.

Отсутствие запретов и доступность массы других развлечений снижают ценность секса. И отношение к семейной жизни у них часто куда более зрелое, чем было у их родителей в их возрасте.

«У меня такое впечатление, что для наших родителей и их родителей брак — это было главное достижение в жизни. Вот вышла замуж — значит, реализовала себя как женщина. А не вышла — все, тебя на каждом застолье спрашивают: «Ну что, когда уже там?» Поэтому, мне кажется, многие раньше выходили замуж чем поскорее, лишь бы выйти, — удивляется журналистка Ольга Менько. — А потом часто страдали, потому что выбирали партнеров не вполне осознанно. Ну и сор из избы выносить было не принято, поэтому про проблемы надо было молчать и делать вид, что у тебя в семье все хорошо».

И потому с браком Z-поколение не торопится. «Сейчас большинство моих знакомых не спешат выходить замуж, — говорит Менько. — Мы выбираем для брака партнера, человека, который разделяет твои ценности и будет тебя поддерживать. Бабочки в животе — это хорошо, но все понимают, что со временем они проходят. Почти все мои друзья живут по несколько лет вместе, прежде чем пожениться. Нужно же понять, подходите ли вы друг другу!»

И все же, как это ни парадоксально, в вопросах семьи и брака поколение Z может быть более консервативным, чем их родители. Они чаще считают необходимым официально зарегистрированный брак, чаще высказываются против легализации однополых браков и даже немного чаще выступают за запрет абортов. Они намного чаще считают возможным проживание молодой семьи вместе с родителями одного из супругов. Возможно, потому, что в отличие от своих родителей они этого еще не пробовали.

РОК-Н-РОЛЛ МЕРТВ

Поколение Z — самое спокойное и лишенное ярких внешних проявлений. Помните металлистов, панков и прочих неформалов 80-х? Помните готов и эмо? Забудьте!

Все эти молодежные субкультуры были способом выразить протест, причем не против чего-то конкретного, а против всего и сразу. Вышел на улицу в черном с головы до ног и с трупным макияжем на лице — и вот ты не такой, как все, ты дерзкий, бескомпромиссный и протестуешь.

Но поколению Z не нужно рядиться в странную одежду и наносить на лица театральный грим, чтобы выражать протест. Напротив, они выглядят на удивление похожими друг на друга, и это почти не зависит от уровня достатка и страны проживания. Поколение Z одевается и причесывается одинаково, смотрит одни и те же фильмы, слушает одну и ту же музыку во всем мире. Ничего удивительного, что они не держатся за свою страну и готовы жить где угодно. В определенном смысле они уже живут где угодно и везде одновременно.

Найти людей с похожими интересами из любой точки земного шара в соцсетях можно за секунды. Там можно и общаться, и самовыражаться, и жаловаться друг другу на несовершенство мира. И нет нужды выходить на улицу в странном наряде и эпатировать публику протестной прической, чтобы найти себе подобных.

Подкатанные джинсы, короткие носочки и аккуратная стрижка у парней; акцентированные брови, длинные волосы и джинсы с высокой талией у девушек — поколение Z выглядит в духе модного мейнстрима и без особых претензий на индивидуальность. И даже волосы, окрашенные в зеленый или фиолетовый цвет, едва ли можно назвать проявлением большой оригинальности. Что это за оригинальность, средство для которой можно купить в любом супермаркете.

Глобализация, социальные сети и международные концерны массовой моды справились с причесыванием молодежи под одну гребенку даже лучше, чем это могли сделать тоталитарные режимы. Поколение Z во всем мире следит за одними и теми же инфлюенсерами, учится стилю у одних и тех же блогеров. Охота и тут оказывается пуще неволи. Когда никто не принуждает их одеваться определенным образом, когда никто не давит на них и не заставляет быть как все… они теряют всякий стимул выделяться и начинают выглядеть как все по собственному желанию.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Конечно, к любым обобщениям стоит относиться с определенным скепсисом. И наш обобщенный портрет поколения Z, как условный человечек из инфографики, не учитывает множества нюансов. Место проживания, социальный статус и благосостояние семьи, личные качества и темперамент у представителей поколения Z могут сильно разниться, и каждый из них может отличаться в ту или иную сторону от обобщенного портрета своих сверстников.

Тем не менее все они выросли в свободной стране, в эпоху интернета, в условиях уважения к личности ребенка и открытых границ. И как поколение они сформированы именно этими факторами.

СПЕЦТЕМА: Сюжеты
ТЕГИ: психологиядетимолодежьподросткипоколение
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях