Семья Кучмы в опале. Интервью с Еленой Франчук

7 мая 2005, 13:17
0
119
Семья Кучмы в опале. Интервью с Еленой Франчук

Елена Франчук о своей жизни при новой власти, настроении в семье и благотворительности

Елена Франчук, дочь экс-президента Леонида Кучмы и супруга миллиардера Виктора Пинчука, почти все время пребывания ее отца у власти оставалась в тени. Ее публичная деятельность началась в 2003 году, когда подходил к концу второй президентский срок Кучмы и пришло время задуматься о будущем. Тогда она на деньги мужа создала благотворительный Фонд Елены Франчук АНТИСПИД. Сегодня это единственный частный фонд в Украине по борьбе со СПИДом.

Теперь о фонде знают не только в Украине, но и в мире. В апреле концепция нового ролика, пропагандирующего безопасный секс, который будет снят в ближайшее время, попала в тройку лучших на конкурсе идей о ВИЧ/СПИДе, организованном международной ярмаркой телевизионных программ (MIPTV) в категории Социальная реклама. Презентация состоялась 12 апреля в Канне, куда Франчук прибыла в сопровождении мужа.

Она не скрывает, что успех ее дела во многом зависит от супруга, который является соучредителем фонда и пока его единственным источником финансирования.

После успешного года благотворительности Франчук уволилась из компании Киевстар, где почти восемь лет занимала должность заместителя директора по маркетингу. А позже уточнила, что никогда не владела и не владеет акциями Киевстара и других компаний, связанных с этим оператором мобильной связи.

После выборов жизнь Франчук изменилась: ее отца допрашивает Генпрокуратура, а весомую часть собственности мужа новая власть собирается отобрать. Но она выглядит спокойной и даже жизнерадостной. В интервью Корреспонденту охотно и эмоционально говорила о своем фонде, но была сдержанна, когда разговор заходил о ее отце и последних событиях в стране. При этом 34-летняя супруга миллиардера подчеркивает, что главным в ее жизни все равно остается не работа, а семья - родители, муж, дети – 14-летний Роман от первого брака с сыном экс-премьера Крыма Игорем Франчуком и Катя, дочь Пинчука, которой нет и двух лет.

Как изменения в стране отразились на Вашей жизни? Вы были  дочерью президента, а теперь… просто Лена Франчук.

— Если бы я была просто Лена Франчук, все было бы значительно проще. Но я - дочь экс-президента и жена олигарха, пока еще не экс (смеется). Конечно, жизнь изменилась. Нельзя сказать в лучшую сторону или худшую — она стала другая. Сейчас очень непростой период, тяжелый, но я к этому готовилась, понимала, что будет по-другому, и даже без контекста плохо или хорошо. Но что будет так, я, конечно, не думала. Но так -  значит, так. Бог испытывает тех, кого любит, вспоминаю я Паоло Коэльо и стараюсь ко всему относиться философски. 

Вам нравятся книги Коэльо?                                                                       

— Коэльо я люблю, особенно Алхимик. Там многие фразы афористичны, я их вспоминаю очень часто в жизни, и они иногда помогают. Мы с ним знакомы и, можно сказать, даже немного дружим.

Стрессы у Вас бывают? Как Вы их снимаете?

— Бывают, конечно. И я их никак не снимаю. Надеюсь на то, что это временно и пройдет - любая проблема не может быть вечной.

На самом деле, вы знаете, я ведь в состоянии стресса с 2000 года, когда произошел "кассетный" скандал. Просто стресс периодически затухающий. Тяжело. Но иногда трудности, которые возникают, наоборот вызывают желание их преодолевать.

- Но Вы все также ходите в любимые магазины, ездите за границу?

- Да.

Как часто Вам приходилось пользоваться своим статусом? Часто ли добавляете фамилию к названию Фонда АНТИСПИД, чтобы решить какой-то вопрос?

- Не могу вспомнить, что я сделала в прошлые годы, пользуясь своим статусом. В моем присутствии никогда не было какой-то специальной реакции на имя. Правда, я понимаю, что, может быть, раньше мне это помогало, а сейчас будут возникать субъективные трудности, но я к этому всегда относилась философски.

Но фонд именной я сделала вполне осознанно. Прежде всего, это АНТИСПИД, борьба со СПИДом. Но мое имя в названии — это персонификация, без сомнения, так как я отвечаю за то, что делаю своим именем, своей репутацией.

Первый взнос в фонд - 200 тыс. грн. сделал Ваш супруг. Потом Вы планировали вложить 1 млн грн. Какой сейчас бюджет фонда?

— Мы в прошлом году потратили 2,5 млн грн., учитывая проект Березка [помощь детскому дому Березка, где живут больные СПИДом дети-сироты], в который вложили 1,5 млн. Остальные деньги – это информационные кампании и непосредственно помощь людям, живущих с ВИЧ/СПИДом.

Мы очень много тратим средств на производство рекламы, информационной продукции, потому что если мы не сделаем качественный продукт, то нигде его не разместим. А если даже и разместим, он не даст того эффекта, которого мы хотим.

Причем на производство мы тратим большие деньги, а при размещении на ТВ нам делают огромные скидки, идут навстречу. Мы сотрудничаем со всеми крупными каналами, кроме 1+1. Там говорят, что у них нет места на социальную рекламу.

Даже по коммерческим ценам?

— Я не буду платить за социальную рекламу коммерческую цену, потому что остальные каналы дают нам очень большую скидку. Можете себе представить, если благотворительный фонд станет платить миллионы долларов за социальную рекламу! На самом деле во всем мире социальная реклама, а особенно связанная с темой СПИДа, размещается бесплатно.

Каналы, где Вы размещаете рекламу, - ICTV, СТБ, Новый канал, М1, Интер, за исключением последнего принадлежат Вашему мужу. Возможно, поэтому проблема размещения решается просто.

— Да, конечно. Я этого не стесняюсь, я этим пользуюсь.

Размещение рекламы на своих же каналах по самым низким ценам для Вашей семьи не убыточно?

- Деятельность фонда не может быть прибыльной. Мы совершенно сознательно это делаем. Я для себя решила - если не я, то кто же. Официально в 2004 году в Украине каждый день регистрировалось 32 ВИЧ-инфицированных, а по экспертным оценкам — 180 в день. И эта цифра каждый год удваивается.

Очень опасная тенденция - рост передачи заболевания гетеросексуальным путем. Увеличивается процент ВИЧ-инфицированных женщин и подростков, среди молодежи этот показатель ужасающий: половина всех новых случаев ВИЧ приходится на людей в возрасте до 20-29 лет. Причем, по оценкам ООН, 2/3 новых случаев ВИЧ-инфицирования можно избежать благодаря медиа. Поэтому мы и уделяем такое внимание информационным кампаниям.

Вашего отца обвиняют в том, что его фонд Украина финансировался из оффшорных зон. Насколько Вы открыты с финансовой стороны, ведь могут появиться обвинения и в Ваш адрес?

— Я знаю, что все, что было сделано в фонде Украина, сделано правильно. Но сегодня я просто боюсь давать оценки того, что происходит, — не хочу навредить ни мужу, ни папе.

Что касается нашего фонда, мы провели аудит и готовы предоставлять информацию любому человеку, который обратится. Расскажем, откуда деньги, сколько и на что было потрачено. Я же точно знала, что это будет предметом интереса со стороны общественности, поэтому делала так, чтобы все можно было показать в любую минуту.

Супруг тоже активно участвует в Вашей деятельности?

— Мы очень часто обсуждаем это вместе. Он тоже погружен в эту тему, потому что я рядом. Мы близки по жизни: я знаю все его интересы, увлечения и проблемы, он — все мои. У нас жизнь очень тесно переплетена друг с другом. Мы единомышленники, мы партнеры, здесь не только love story. Поэтому, конечно, он знает все, что связано с АНТИСПИДом, кроме того, он его учредитель, как и я.

А в проектах мужа Вы принимаете активное участие?

— Я не могу сказать, что я принимаю активное участие, но, безусловно, всегда рядом. Он со мной советуется, но в его делах decision maker [человек, принимающий решения] — он, в фонде - я.

Правда ли, что Вы владеете частью акций телеканалов, входящих в его условный медиахолдинг?

— Да.

Вы участвуете и в формировании политики каналов?

— Информационной - нет. Но в последнее время стараюсь принимать активное участие в их деятельности, потому что хочется сделать телевидение более качественным, более интересным, чем оно есть сейчас. Я считаю, что у нас для этого есть возможности.

Вы со своим 14-летним сыном Романом обсуждаете тему СПИДа? Как он реагирует?

— Да, мы говорим. Говорить "это плохо" и "это не делай" бесполезно. Но в  разговорах поднимать данную тему – наркотики, СПИД, защищенный секс уже надо. На самом деле это все надо начинать с десяти лет, когда можно объяснять наиболее плодотворно, позже наступает подростковая агрессия, стремление к самостоятельности, нежелание слушать взрослого.

- А где Роман учится?

— В киевской школе. Пока это общее образование. Я ставлю задачи: языки и математика на первом месте. Это мое убеждение: если человек знает математику, ему будет легко все - и физика, и химия.

Ваши дети на разных фамилиях — каждый носит фамилию своего отца. И Вы при втором замужестве не взяли фамилию Пинчук. Почему?

— Из солидарности с сыном.

А как родители отреагировали на Ваш выбор, когда Вы во второй раз собрались замуж?

— Все было непросто. Я сама очень переживала. Я — человек ответственный, и точно понимала, что создаю дополнительные трудности для своего отца. Но папа же не может мешать личному счастью своей любимой единственной дочери. Он только вздохнул и сказал: "Лена, ты никак не можешь выбирать себе кого-нибудь попроще" (смеется).

Вас наверняка часто обвиняют в том, что Вы вышли замуж по расчету. А как насчет Пинчука - ведь он тоже мог жениться на Вас по расчету?

— Конечно. И я могла выйти замуж по расчету, и он мог жениться по расчету. Ответ на этот вопрос даст только время. Давайте подождем лет десять и посмотрим, как будет, и что на самом деле произошло.

Катю - Вашу и Пинчука дочь, называют самой богатой наследницей Украины. Как Вы это прокомментируете?

— Я не думаю, что Катя - самая богатая наследница Украины. Но это не принципиально. На самом деле это огромный груз для ребенка, и я от этого не очень счастлива. Поэтому практика, когда люди, реализовавшись и достигнув каких-то вершин, детям оставляют не все, а, например, 10-20%, а остальное передают в благотворительные фонды, совершенно правильная.

И Вы намерены так же поступить?

— Да. Я думаю, что мы пойдем по пути цивилизованных людей.

Вы сейчас часто собираетесь всей семьей? Какое дома настроение?

— На выходные и среди недели мы обязательно заезжаем к родителям. Настроение? Ну, как может быть хорошее настроение? Есть вещи, которые расстраивают, но жизнь не состоит из одних плохих новостей по телевизору и негативных статей в газетах. И папа мой - человек сильный. И мама. И я.

Почему Вы не сделали политическую карьеру? Ведь могли пойти по этому пути.

—Вот мне иногда задают вопрос: а почему вы не баллотировались после папы? А я еще молодая, мне еще нельзя по закону. Так что еще все впереди (смеется).

Когда Вы начинали заниматься фондом, признались, что не хотели бы, чтобы работа занимала больше времени, чем дети и семья. Удалось Вам это?

- Конечно, я стараюсь уделять время семье: детям, родителям, мужу. И для меня это сейчас очень важно. Фондом я тоже занимаюсь, но это не вся моя жизнь, хотя и значительная. Мне кажется, что удается соблюдать баланс.

В российской прессе появилась информация, что Ваш муж готов продать значительную часть своего имущества за $ 1 млрд.

— Все, что касается бизнеса моего мужа, это к нему вопросы.          

Я хотела спросить, не означает ли это, что Вы собираетесь уехать из Украины?

— Нет. У нас уже бюджет фонда на будущий год утвержден, так что никуда не поедем.

 

Это интервью было опубликовано в № 17 журнала Корреспондент от 7 мая 2005 года

ТЕГИ: УкраинаблаготворительностьФранчук
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях